научная статья по теме ДРЕВНЕРУССКОЕ ПРОШЛОЕ В ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ УКРАИНСКОЙ ЭЛИТЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «ДРЕВНЕРУССКОЕ ПРОШЛОЕ В ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ УКРАИНСКОЙ ЭЛИТЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА»

щ

Славяноведение, № 2

© 2015 г. К.А. КОЧЕГАРОВ

ДРЕВНЕРУССКОЕ ПРОШЛОЕ В ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ УКРАИНСКОЙ ЭЛИТЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА

В статье освещается генезис и развитие историко-политических представлений украинского общества во второй половине XVII в., главным образом верхушки казачества. На основе многочисленных примеров показывается, как сюжеты древнерусской истории использовались для обоснования вхождения Украины в состав Российского государства, в том числе борьбы за объединение под властью царя всех восточнославянских земель. Подробно разбирается ранее практически неизвестный исследователям украинский историко-политический трактат, созданный на основе польскоязычного издания «Хроники Сарматии Европейской» А. Гваньини. В качестве приложения публикуются две редакции трактата.

The article highlights the genesis and development of historical and political ideas in the Ukrainian society of the second half of the seventeenth century, mainly among the upper layers of the Cossacks. Numerous examples show how the plots from the Old-Russian history were used to legitimate the joining of Ukraine to Russia, among others the fight for unification under the sceptre if the Tsar of all Eastern-Slavic lands. It considers in details a Ukrainian historical and political treatise, earlier rarely used by scholars, created on the basis of the Polish-language edition of the «A description of Sarmatian Europe» of Ales-sandro Guagnini. In the appendix, two editions of the treatise are published.

Ключевые слова: Украина, Древняя Русь, Россия, казачество, А. Гваньини, истори-ко-политическая концепция.

В середине XVII в. Восточную Европу охватил военно-политический кризис, который привел к значительному изменению границ и соотношения сил между Россией и Речью Посполитой. Очагом этих трансформаций стало запорожское казачество, чье мощное, поддержанное селянством восстание, до основания потрясло государственные устои польско-литовской республики.

Одним из важнейших результатов упомянутых перемен стало появление на международной арене нового политического субъекта - Войска Запорожского (Гетманщины). Именно через посредство «войсковых» институтов на землях современной Центральной и Левобережной Украины формировался политический организм, в котором многие исследователи видят исторического «предшественника» современного украинского государства. Заметное место в изучении истории украинской государственности раннего Нового времени играет исследование трансформаций общественного сознания. При этом особенно важно получить представление об историко-политическом мировоззрении казацкой старшины, поскольку именно эта социальная группа возглавила процесс политических перемен. В первую очередь речь идет о концепциях, связанных с древней историей тех земель, которые оказались охвачены казацким восстанием. И в этом смысле

Кочегаров Кирилл Александрович - канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН.

нас интересует не просто констатация знания тех или иных фрагментов прошлого Древней Руси, а их интерпретация в соответствии с политическими требованиями момента.

Проведенные на настоящий момент исследования доказывают, что в 1648 г., на начальном этапе восстания историко-политические представления казачества и его лидеров были весьма ограничены. Как показал Б.Н. Флоря, идеология, направленная на поиск оптимальной возможности социально-политического обустройства казачества в рамках Речи Посполитой, не содержала каких-либо обращений к истории, целиком сводясь к осмыслению текущей ситуации. «Переломные изменения в политическом мышлении казацкой элиты», по выражению Б.Н. Флори произошли зимой 1648-1649 гг. Казаки, поняв всю иллюзорность возможности преобразования Речи Посполитой таким образом, чтобы роль «русского народа» в ней стала ведущей, стали мыслить о создании собственного государства либо о переходе в подданство иного правителя. В последнем случае наиболее удобным для казачества партнером выступал русский государь, и именно в 1649 г., по наблюдению Б.Н. Флори меняется смысл обращений Б. Хмельницкого к царю: если сначала гетман предлагал Алексею Михайловичу утвердиться на польском престоле, то теперь призывал взять польскую Русь под свою власть и «оборону» [1. С. 36-51]1.

Подобная радикализация политической программы требовала и более развернутой аргументации, в том числе и ссылок на историю. В том же 1649 г. Богдан Хмельницкий заявил царскому посланнику Григорию Унковскому, что «мы царского величества милости ищем и желаем потому, что от Владимерова святаго крещения одна наша благочестивая християнская вера с Московским государством и имели едину власть. А отлучили нас неправдами своими и насилием лукавые ляхи» [2. С. 152]. Обосновывая свою политическую программу ссылками на древнерусскую историю, гетман подчеркивал, что не считает себя обладающим достаточной знатностью («природой»), чтобы «на государстве быть» в отличие от русского царя, «потомка» князя Владимира Мономаха [3. С. 32]. Если еще в 1649 г. Хмельницкий желал, чтобы поляки уступили ему «всей Белой Руси по тем границам, как владели» древнерусские князья [2. С. 154], то в канун русско-польских переговоров в 1656 г. он трактовал примерно те же границы («по Вислу реку») уже как «искони вечный» рубеж «княжества Росийского», которым владели предки царя, древние князья [3. С. 32-33]. С историко-политической точки зрения концепцию Хмельницкого, базировавшуюся на идее исторического единства всех восточнославянских земель, исконности прав на них русских царей можно назвать «воссоединением Руси».

Если для Б. Хмельницкого подобное обращение к истории было чем-то новым, то сформулированные им идеи отнюдь не были открытием для украинского общества в целом. Значительным интеллектуальным потенциалом, который мог обогатить познания казацких вождей о древнерусской эпохе, обладало киевское духовенство. В 1620-х годах в «Протестации» киевского митрополита Иова Бо-рецкого, «Паллинодии» киево-печерского келаря Захарии Копыстенского обосновывалась преемственность истории казачества со славными подвигами дружин древнерусских князей. Начиная с 1630-х годов в «Тератургиме» печерского инока А. Кальнофойского, редакциях киево-печерского патерика и других трудах появлялись обширные экскурсы в историю Древней Руси. Поиски собственных корней, вызванные необходимостью ведения идеологической борьбы с униатами и католиками наталкивали православных полемистов и на осмысление связи древнерусской истории и соседнего Московского государства. Видя в единоверной России естественного союзника в борьбе за отстаивание своих сословных и конфессиональных прав, они признавали за царем роль наследника политических традиций княжения св. Владимира и его потомков. Эта идея была сформулирова-

1 В статье даны ссылки на другие работы автора, связанные с данной темой.

на еще в конце XVI в., в послании львовских братчиков царю Федору Ивановичу [4. С. 191-226, 229-230] (см. также [5. С. 364-369]).

Киевский митрополит Петр Могила, несмотря на сдержанное отношение к казачеству и готовность сотрудничать с польскими властями, обращался в 1641 г. к русскому царю Михаилу Федоровичу с просьбой о выделении средств на реставрацию киевских храмов как к преемнику киевских князей Владимира и Ярослава [6. Т. 3. С. 27-29]. Этому примеру следовали и другие. Игумен киевского Выду-бецкого монастыря Игнатий Старушич просил в 1646 г. милостыню на нужды обители, именуя царя «исщадием» (потомком) «великодержавного единовладете-ля руского святаго Владимера» [6. Т. 3. С. 76].

Идея этнического родства великороссов и малороссов, родственных уз Рюриковичей и Романовых, а, следовательно династических прав последних на всю территорию Древней Руси, неуклонно развивалась в различных высказываниях, публицистических трудах, обращениях на царское имя, исходивших от лица киевского духовенства и после 1654 г. Свое законченное выражение она получила в известном «Киевском синопсисе» первой половины 1670-х годов, связанном с именем киево-печерского архимандрита Иннокентия Гизеля [7. С. 76-79] (см. также [8. С. 49-52])2. Идеей этой, как заметил украинский исследователь А.С. Кузь-мук, были пропитаны даже такие далекие от политической жизни источники, как синодики киевских монастырей. Историк отмечает, что «видение исторического процесса Древняя Русь - Великое княжество Литовское - украинские православные княжата - Московское царство (изложенное в "Синопсисе") четко прослеживается в синодиках XVII в.». По наблюдениям автора, в поминальных книгах киевских Печерского, Михайловского Златоверхого, Николо-Пустынского монастырей «практически целиком игнорируются украинские гетманы: духовенство не нашло им "места" в историческом процессе», в списках политической элиты, помещавшихся в начале синодика, после перечня имен духовенства, упоминания о них нет [9. С. 156-157, 173].

Эти исторические взгляды украинского духовенства и стали основой формирования соответствующих подходов казацкой старшины, а в некоторых случаях представители киевского православия напрямую формулировали соответствующие историко-политические постулаты.

Отмеченный выше поворот в политике казацкой верхушки, совпавший с ответным стремлением русских правящих кругов к более активной поддержке казачества нашел свое логическое завершение в событиях Переяславской рады 1654 г., закрепившей переход украинского казачества в подданство русского царя. Это еще острее актуализировало необходимость обращения украинских политиков к древнерусскому прошлому.

Примеры этого за 1654 г. проанализировал в небольшой заметке Б.Н. Флоря. Встретившиеся накануне рады в Переяславле с русским послом В.В. Бутурлиным гетман Б. Хмельницкий и генеральный писарь И. Выговский выразили удовлетворение тем, что царь Алексей Михайлович «призрил на свою государеву отчину Киев и на всю Малую Русь милостью своею» так, как это было при его «сроднике», князе Владимире Святославиче. Это оказалось созвучно и взглядам русской

2 Украинский исследователь Я.В. Затилюк, констатируя распространенность указанной конце

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»