научная статья по теме ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА КИТАЯ: ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: В 5 Т. / ГЛ. РЕД. М.Л. ТИТАРЕНКО. М.: ВОСТ. ЛИТ., 2009. [Т. 4]: ИСТОРИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА / РЕД. ТОМА М.Л. ТИТАРЕНКО, Л.С. ПЕРЕЛОМОВ, В.Н. УСОВ, С.М. АНИКЕЕВА, А.Е. ЛУКЬЯНОВ, А.И. КОБЗЕВ. 935 С.: ИЛ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА КИТАЯ: ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: В 5 Т. / ГЛ. РЕД. М.Л. ТИТАРЕНКО. М.: ВОСТ. ЛИТ., 2009. [Т. 4]: ИСТОРИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА / РЕД. ТОМА М.Л. ТИТАРЕНКО, Л.С. ПЕРЕЛОМОВ, В.Н. УСОВ, С.М. АНИКЕЕВА, А.Е. ЛУКЬЯНОВ, А.И. КОБЗЕВ. 935 С.: ИЛ»

"Проблемы Дальнего Востока" № 3, 2010 г.

Рецензии

Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко. М.: Вост. лит., 2009. [Т. 4]: Историческая мысль. Политическая и правовая культура / Ред. тома М.Л. Титаренко, Л.С. Переломов, В.Н. Усов, С.М. Аникеева, А.Е. Лукьянов, А.И. Кобзев. 935 с.: ил.

Энциклопедия ''Духовная культура Китая'', подготовленная большим коллективом российских китаеведов, представляет собой уникальный научный труд, занимающий особое место в отечественной и мировой синологии. В рамках данного издания не только сконцентрирована существенная информация справочного характера, но и концептуально обобщены итоги многолетних научных исследований, намечены последующие направления комплексного изучения духовных основ китайской цивилизации.

Четвертый том энциклопедии, как и предыдущие три тома: ''Философия'' (2006 г.), ''Мифология. Религия'' (2007 г.), ''Литература. Язык и письменность'' (2008 г.), посвящен рассмотрению специфических сторон духовной культуры Китая. Теория и история китайского историописа-ния, развитие исторической мысли и исторического сознания, политическая и правовая культура — все это важнейшие составные части национальной социокультурной традиции.

Рецензируемый том сохраняет структуру, принятую в предыдущих томах, и состоит из трех разделов. ''Общий раздел'' включает в себя большое количество теоретических и научно-аналитических статей об историческом сознании китайского народа и китайской историографии, о политике и праве традиционного и современного Китая. ''Словарный раздел'' содержит биографии видных китайских государственных, политических и общественных деятелей, ученых-обществоведов, статьи о важнейших памятниках китайской исторической, политической и правовой мысли, династийных историях, а также о ключе-

вых понятиях и терминах традиционной и современной политической культуры Китая. В ''Справочный раздел'' вошли: обширная библиография, включающая основательный список книг по исторической, политической и правовой мысли Китая; указатели имен и терминов; хронологические таблицы, последовательно включающие в себя все правившие в Китае династии, годы правления императоров, их личные и храмовые имена и девизы правления (в том числе и в иероглифическом написании), имена и должности всех высших руководителей КНР и КПК с 1949 г., а также таблицы перевода традиционных китайских мер и весов в метрические. Том снабжен большим количеством чрезвычайно полезных карт и уникальных иллюстраций. Для всех разделов и статей данного издания характерен тщательный отбор материалов и глубокое осмыслени предмета. Содержание трех разделов подтверждает, что рецензируемый том, как и энциклопедия в целом, безусловно, представляет собой не только фундаментальное издание справочно-аналитического характера, но и является своего рода теоретическим обобщением имеющихся на сегодняшний день результатов изучения духовных начал китайской цивилизации.

Особо хочется остановиться на статьях ''Общего раздела''. Авторский коллектив, состоящий из ведущих российских специалистов в различных областях китае-ведных исследований, поставил перед собой сложную задачу — объединить в рамках одной книги три ключевых компонента духовной культуры Китая: историческую мысль, политическую культуру и право, показав их неразрывную связь и взаимоза-

висимость.

История всегда занимала особое место в жизни китайского общества, поэтому вполне логично, что авторы тома начинают рассмотрение социокультурных аспектов духовной культуры Китая с изложения основ китайской исторической мысли, исторического сознания китайской нации, теории и практики историописания. В китайской традиции с древнейших времен закрепилось восприятие истории как зеркала, вглядываясь в которое, потомки будут извлекать уроки и использовать накопленный исторический опыт во благо современности. Подобное отношение к истории было канонизировано, что придало особую значимость историописанию, имевшему общегосударственное и общекультурное значение. Истории в Китае всегда придавались созидательные функции, она была призвана играть воспитательную роль.

Авторы раздела "Историческая мысль'' (А.А. Москалев, Б.Г. Доронин, Ю.Л. Кроль, Г.Я. Смолин, В.М. Майоров, И.С. Ер-маченко, А.В. Аллаберт, А.В. Виноградов, В.Н. Усов), включающего статьи, посвященные доктрине китайской нации, историческому времени в Китае, традиционной и современной китайской историографии, сумели создать в рамках отведенного им пространства "Общего раздела'' четвертого тома энциклопедии убедительную картину места и роли исторической мысли и исторического сознания в духовной культуре Китая. Отмечая, что китайская историография — явление поистине уникальное и самобытное, не имеющее аналогов в мировой исторической практике, авторы показывают, что зарождение историографической традиции относится к глубокой древности, когда этим делом начали заниматься специальные чиновники.

Согласно преданиям, первыми историографами были два приближенных легендарного Желтого императора (Хуан-ди) — Цан-цзе и Цзуй Сун. Иероглиф ши, обозначающий ныне "историю", встречается еще в надписях на гадательных костях эпохи Шан (XVI-XI вв. до н.э.). Конфуций использовал исторические события в качестве дидактического материала для наставления своих современников и последующих поколений. Исторические труды были призваны играть важнейшую роль в духовном развитии китайского общества, в процессе нравственного совершенствования. Особое значение при этом всегда отво-

дилось официальным династийным историям. В системе традиционного китайского мировосприятия история всегда выступала как главная составляющая гуманитарного знания, некоторые китайские ученые даже воспринимали историю как воплощение великого и всеобъемлющего дао — Пути.

Авторы уделяют особое место развитию исторической мысли и историографии в Китае в XX — начале XXI вв. Подробно рассмотрены основные дискуссии, развернувшиеся в китайской исторической науке указанного периода: дискуссии о периодизации древней истории Китая и о зарождении капитализма в этой стране, происходившие в 1950-х гг., дискуссия о практике — критерии истины 1970-х гг., дискуссия о конфуцианстве 1990-х гг., дискуссии о роли личности в истории и др. И это не случайно, так как научная и идеологическая полемика, разворачивавшаяся в КНР на различных этапах ее социально-политического развития, всегда знаменовала собой периоды эволюции исторического сознания в Китае и отчетливо демонстрировала, что история и в ХХ в. продолжала выполнять структурообразующую функцию в рамках всего комплекса китайской духовной культуры.

В современной Китайской Народной Республике активно продвигается в жизнь тезис: "Поставить древность на службу современности'', восходящий к хорошо известным положениям этико-политического учения Конфуция. Данный подход предусматривает активизацию исторических исследований не только на базе традиционных основ китайского культурного наследия, но и с учетом мирового опыта. При этом использование достижений и новаций зарубежной исторической науки ни в коей мере не разрывает взаимосвязь современной китайской историографии с культурными доминантами китайской цивилизации.

Генезис института ''политика — история'' и его влияние на формирование внешнеполитической доктрины традиционного Китая подробно рассмотрен в разделе ''Политическая культура традиционного Китая'' (авторы — Л.С. Переломов, А.С. Мартынов, В.М. Майоров, О.Е. Непомнин и С.Н. Гончаров). Взаимодействие и борьба двух основных политико-идеологических доктрин Древнего Китая — конфуцианства и легизма — не только наложили отпечаток на конструирование основ внутренней и внешней политики императорского Ки-

Рецензии

175

тая, но и стали неотъемлемой частью развития китайской духовной культуры. Особенно отчетливо взаимосвязь истории, культуры и политики проявилась в формулировании и закреплении в историческом сознании представления об императорском дэ как сакральном символе верховной власти. Фундамент для внедрения исторического мышления в процесс концептуализации политической практики был заложен еще в глубокой древности и окончательно утвердился в период острой политико-идеологической конфронтации между конфуцианцами и легистами. Сформировавшаяся на этой основе официальная идеология императорского Китая на протяжении многих столетий сохраняла верность исторической традиции, которая, в свою очередь, закрепляла детальную регламентацию всей социально-политической жизни, нашедшую наиболее емкое и рельефное выражение в системе воспроизводства элиты управленцев-чиновников на основе государственных экзаменов.

В подразделах, посвященных доктрине внешней политики и дипломатии, авторы убедительно показывают, что внешнеполитическая доктрина старого Китая также была предопределена представлениями о ''благой силе'' дэ императора, сакрализацией его власти и строилась на фундаментальной идее ''единственности мирового порядка'', исходившей, в свою очередь, из того, что император Китая как сакральное явление и законный представитель безличного Неба, порождающего все сущее на Земле, является единственным правителем Поднебесной (т.е. всего мира). Из этого фундаментального положения проистекала дуалистическая структура традиционной китайской модели мира и так называемого ''китайского миропорядка'' (''Центр — периферия''; ''Китай — варвары''), на основе которой, в свою очередь, складывались представления о том, что рядом с Китаем не могут существовать равнозначные государства, и с соседями-''варварами'' не могут заключаться равноправные договоры.

Таким образом, и это хорошо показано в рецензируемой книге, в императорском Китае, в условиях его социокультурной самодостаточности сформировалась уникальная модель мировосприятия, зафиксированная как в историческом сознании, так и в политической культуре и практике.

Серьезная трансформация традиционных взглядов на историю, равно как и

многих элементов традиционной политической культуры, произошла в Китае в новое и новейшее время, что также подробно и на обширном фактическом материале показано создателями

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»