научная статья по теме ЭТИКА СЛУЖЕНИЯ И ЭТИКА ОТВЕТСТВЕННОСТИ В КУЛЬТУРЕ РУССКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Комплексные проблемы общественных наук

Текст научной статьи на тему «ЭТИКА СЛУЖЕНИЯ И ЭТИКА ОТВЕТСТВЕННОСТИ В КУЛЬТУРЕ РУССКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА»

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

2004 • < 1

РОССИЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

H.H. ЗАРУБИНА

Этика служения и этика ответственности в культуре русского предпринимательства

Историческая эволюция взаимоотношений предпринимателей и общества в западной социологической традиции часто укладывается в трехчленную схему благотворительность - этика служения - этика ответственности. Последняя оценивается как высшая из форм этического сознания современных предпринимателей, в то время как две первые - как этапы ее становления [Bendix, 1960]. В современной России проблема взаимоотношения бизнеса и общества встала весьма остро: на фоне процветания крупных корпораций и верхушки российских бизнесменов отечественные искусство, образование, наука, медицина постепенно хиреют, уповая лишь на поддержку иностранных фондов. Пока возродившийся российский деловой мир не явил ни нового С. Морозова, ни собственного Дж. Сороса. Изменить ситуацию можно лишь трансформируя сферу социокультурных ценностей и поведенческих норм. Однако эпос предпринимательства складывается не только на основе развертывания собственных профессиональных и социальных ценностей и практик, но и как ответ на ожидания и запросы других социальных групп и институтов, что требует их рассмотрения с позиций парадигм данной культуры.

По существу, вся история предпринимательства - его напряженный диалог с обществом, постоянное решение вопроса о соотношении экономической и внеэкономических сторон жизни. При этом либо экономика существует для удовлетворения многообразных внеэкономических потребностей общества, а предприниматель стремится показать, что разделяет его интересы, несет те же тяготы - такая позиция формирует этос служения; либо утверждается приоритет экономических и формально-правовых сторон жизни над всеми остальными, и тогда прибыль становится самоцелью для предпринимателя, а он противопоставляет себя обществу, методично извлекая выгоду из всего, в том числе из человеческих отношений, морали, культуры, религии - или просто игнорируя их.

Почему деловой мир дореволюционной России при всей его социально-политической незрелости, несформированности и социокультурной неоднородности породил знаменитых филантропов и меценатов и в то же время не смог своевременно и достойно обеспечить реализацию необходимого набора социальных программ? Возможно ли сделать современный российский бизнес социально ответственным? Я постараюсь дать ответ на эти вопросы с помощью анализа этических стандартов служения и ответственности в их историко-культурных и социальных контекстах.

Зарубина Наталья Николаевна — доктор философских наук, профессор Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД РФ.

Этика служения и этика ответственности: социокультурный контекст

Этика долга и этика ответственности соотносимы, соответственно, с традиционной и современной (модернистской) парадигмами культуры. В традиционных культурах общество со всеми его институтами, нормами, ценностями и прочими установлениями не противопоставляется Космосу, а мыслится как его органичная часть. Полную реализацию космоцентричный порядок получает не автоматически, а через поступки и дела людей - через этику служения. Каждый член общества не просто занимает определенную нишу. Он выполняет свой долг, следует по своему пути, реализует жизненную задачу и предназначение.

Деятельность традиционного предпринимателя, хотя и небезупречная нравственно, все же встраивается в высший порядок. Сохраняя внутреннее ощущение причастности целому, он строит отношения со своими партнерами, клиентами, работниками по патерналистским или солидаристским принципам, а религиозные представления о грехе корыстолюбия и стяжательства способны привести его в трепет, побудив к милосердным и благотворительным деяниям. В. Зомбарт отмечал, что для "буржуа старого стиля" еще сохраняют значение религиозные, моральные, социальные ценности, еще можно взывать к его совести, убеждениям и чувству общей судьбы с соотечественниками. "Все, кто служил капитализму: крупный землевладелец и крупный заморский купец, банкир и спекулянт, мануфактурист и шерстотор-говец - все они все-таки не переставали соразмерять свою коммерческую деятельность с требованиями здоровой человечности: для всех них дело оставалось только средством к цели жизни; для всех них направление и меру деятельности определяют их собственные жизненные интересы и интересы других людей, для которых и вместе с которыми они действуют" [Зомбарт, 1994, с. 119].

В эту эпоху еще невозможно пренебречь "человеческими" отношениями с ближайшими партнерами и клиентами, даже работниками - от их честности, порядочности, надежности слишком многое зависит; нельзя ограничиться формальным соблюдением закона в отношениях с чиновниками и государственными учреждениями, ибо власть принадлежит людям, а не законам и институтам; нельзя устраниться от нужд общины, города, государства, богатеть вопреки их жизненным интересам, ибо от них зависит и судьба самого предпринимателя, не ставшего еще "гражданином мира", безразличным к "местным" проблемам. Деятельность предпринимателя, его жажда наживы пока поддается контролю и даже ограничению со стороны общества. Картина мира, согласно которой общество является частью Космоса, а человек -частью общества, связанной этикой долга и служением, предполагает достаточно широкую вовлеченность предпринимательства в социальную и культурную жизнь, стремление проявить себя в сферах деятельности, значимых для социума. Поэтому он жертвует на церковные и монастырские нужды, принимает участие в общественных делах: берет на себя расходы по общим празднествам, по устройству общественных сооружений, жертвует на "воинство", участвует в благоустройстве городов и в общественном самоуправлении и т.п. Он же строит больницы и богадельни, финансирует образование и культуру. Таким образом, в основе этики служения предпринимательства обществу - не инструментальный расчет, не локальные стратегии, а космоцентричная парадигма культуры в целом.

В контексте теорий модернизации 1960-1970-х гг., основывающихся на радикально рыночной парадигме, выведение средств из хозяйственного оборота, обусловленное доминированием внеэкономических ценностей, во имя традиционной этики служения, рассматривалось как одно из наиболее значимых социокультурных препятствий для экономического роста и модернизации [81акЬоизе, 1973]. Однако реально такое перераспределение средств, скорее, способствует модернизации, поскольку обеспечивает социокультурную легитимизацию предпринимательства [Зарубина, 2001] и содействует установлению коммуникации между разными сферами жизнедеятельности общества. Там, где подобная коммуникация отсутствует, модернизирую-

4 ОНС, < 1

97

щаяся экономика грозит превратиться в самодостаточную сферу, рост которой не только не обеспечивает развития общества в целом, но и оказывается деструктивным для него. Подобное наблюдается в постсоветской России, где крупный бизнес превратился в субкультуру, процветающую на фоне общего упадка образования, здравоохранения, науки,культуры.

Космоцентричная целостность традиционной культуры была утрачена Западом в Новое время, когда античное наследие, в особенности формальное римское право, актуализировалось в государственных институтах Европы, а возрожденческий гуманизм обосновал противопоставление человека природе. Человек стал мыслить себя антагонистом Космоса, у которого необходимо "вырвать" нужные для процветания и обогащения блага, с которым можно и должно бороться, преобразовывать и который можно перестраивать на свой манер. Социальный порядок представлялся уже не как органичная часть порядка вечного, космического, а как сугубо человеческое установление, продукт "общественного договора" или "отношений собственности", временных и предумышленных действий. Различные статусы и роли, социальные классы и политические институты, законы и предписания, обязывающие личность к выполнению долга, к служению, на этом фоне рассматривались как условные и формальные, подлежащие оценке.

Становление социоцентричной парадигмы мышления на Западе и вступление его в капиталистическую стадию экономического развития послужили основой для замены этики долга и служения на этику ответственности, подчиняющие личность ситуативным (кратко- или долговременным) целям, интересам, нормам, обязательствам. По мнению М. Вебера, Реформация открыла дорогу для перехода от ценностной рациональности великих мировых религий к целерациональности современного буржуазного общества: социальные действия, основанные на убеждении и вере, стали вытесняться действиями, основанными исключительно на калькуляции, расчете, целесообразности. Утвердилось представление о том, что моральные ценности являются личным, глубоко интимным делом человека, который в повседневных мирских делах действует на свой страх и риск, принимая на себя всю полноту моральной и социальной ответственности за свои поступки. При этом у ряда направлений протестантизма фактически отсутствуют инстанции, могущие облегчить бремя ответственности. Этому способствовали представления о возможности осуждения человека Богом еще до совершения им греха (¿атпай, то есть "проклятые" у кальвинистов) или убежденные, что каждый верующий находится в личных отношениях с Богом, то есть в каком-то смысле сам себе церковь (у квакеров).

Вебер отмечал, что в протестантизме происходит отказ от "этики братской любви" и этически регулируемых отношений практически во всех сферах деятельности [Вебер, 1990, с. 314-315]. Сознание добродетели, морального долга, лояльности и преданности, великодушия и покровительства, честного партнерства - все, что характеризует связи между людьми в контексте традиционных межличностных отношений, - становится не культурной нормой, а вопросом индивидуального выбора. Служение как этическая парадигма связи личности и общества обретает факультативный характер, заменяется формальными связями, которые регулируются этически нейтральными общими принципами (правом, рыночной конъюнктурой, бюрократическими правилами и циркулярами).

Этика ответс

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексные проблемы общественных наук»