научная статья по теме ЭВОЛЮЦИЯ РОМАННОГО МЫШЛЕНИЯ В ЧЕРКЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 30-80-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА (ВОПРОСЫ МЕТОДОЛОГИИ) Общественные науки в целом

Текст научной статьи на тему «ЭВОЛЮЦИЯ РОМАННОГО МЫШЛЕНИЯ В ЧЕРКЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 30-80-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА (ВОПРОСЫ МЕТОДОЛОГИИ)»

Литература народов Российской Федерации

Тимижев Х.Т., доктор филологических наук

Тхагазитов Ю.М., доктор

филологических наук (Институт гуманитарных

исследований Правительства

Кабардино-Балкарской Республики и Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук)

ЭВОЛЮЦИЯ РОМАННОГО МЫШЛЕНИЯ В ЧЕРКЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 30-80-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА (ВОПРОСЫ МЕТОДОЛОГИИ)

За последние десятилетия нам всем довелось стать свидетелями перестройки идеологического пространства, кардинальных изменений поведенческих и культурных стереотипов, которые привели к заметной трансформации традиционного миропонимания народов многонациональной России. Трудности становления новых эстетических тяготений (во многом негативных) особенно ощутимы в сфере национального литературоведения. В «смутное» для национальных культур время, пожалуй, лучше всего было бы обратиться к известным со времен Гегеля словам о том, что «движение — это возвращение к первоистокам». Но в том то и дело, что опасность таилась именно в этой, казалось бы, положительной тенденции. Игра некоторых наших историков и литературоведов — кто из северокавказских народов самый древний, привела сразу же к безудержному погружению в прошлое, которое, как представляется, уже грозит литературе непредсказуемым будущим. И в самом деле, на сегодняшний день литературы новописьменных народов подошли к определенной черте, за которой вполне возможно угасание, или, будем надеяться, новый импульс ее развития. И здесь очень важно осмысление — переосмысление обозримых национальных традиций, но не в рамках упомянутого выше ускоренного «старения» литературы.

Итак, обратимся к черкесскому роману, являющемуся органической составной частью общеадыгского (кабардинского, адыгейского) литературного процесса.

В 30-е годы ХХ века черкесская литература прошла поучительный путь развития, характерный тогда для всех новописьменных народов России. Рождение черкесского романа в 30-е годы уже свидетельствовало о зрелости национальной литературы. И тем важнее выявить исторические закономерности движения жанра, эволюции его национально-специфических особенностей и типологически общего, что, собственно, и делает черкесский роман заметным явлением российской многонациональной литературы.

При изучении закономерностей становления и развития черкесского романа в 30-х годов важно акцентировать свое внимание на его формах воссоздания художественного мира, исторического опыта народа и личности в процессе ее становления, и во взаимосвязях с национальным бытием и национальной культурой. И самым важным, на наш взгляд, методологическим ориентиром при этом является акцент на исследовании национально-родовых черт черкесского романа, органичности его рождения, формирования и развития. Сложность методологических подступов в исследовании путей формирования и развития жанра романа определяется разнообразием концепций его происхождения и взаимодействием с национальными корнями: мифологическими, фольклорными, литературными.

Именно масштабный размах социальных преобразований в жизни черкесов в 20—30-е годы и порожденное им «эпическое состояние» мира вызывают к жизни жанр романа, который в

эпоху потрясений и духовного перелома пытается запечатлеть происходящие в обществе перемены, создать эпический образ человека и времени. В эти годы и появляются первые черкесские романы «На берегах Зеленчука» Х. Абукова (1930), «Зарево» М. Дышекова (1934). Написанные по следам реальных событий, эти произведения стремятся к широкому, панорамному изображению народной жизни. Понятно, что в 30-е годы еще рано говорить об утверждении романной формы в черкесской литературе. Художественная практика первых черкесских романистов пока не стала основой эстетически мотивированных характеристик персонажей. Национально-фольклорная традиция еще прочно удерживает М. Дышекова и Х. Абукова в рамках фольклорной эстетики. Пережив трагические события октябрьского переворота, воспринятого, прежде всего, в фольклорных схемах, первые черкесские писатели обратились также и к опыту русской литературы. Однако на первом этапе формирования черкесской литературы русская культура осваивалась ею в значительной мере поверхностно, поскольку литература еще не могла преодолеть «эпическую дистанцию», присущую национальному фольклору. Что же касается самих первых романов, то при всем при том, что их «стратегией» оставался национальный фольклор, а не литературно-художественное мышление, при всем при том, что в них наблюдалось «калькирование» одностадиальной фольклорной поэтики, фольклорной монументальности героя (кстати, идущей также от русской советской литературы 20—30-х годов), но все же именно М. Дышеков и Х. Абуков положили начало преодолению прямолинейного противопоставления прошлого и настоящего. Именно обозначенная первыми черкесскими романистами идея преемственности стала основой развития литературы 60—80-х годов, где самодвижущийся характер уже не является функцией событий. На этом этапе развития черкесской литературы меняется уровень литературно-фольклорной трансформации. Здесь уже важна ориентация и вера в художественный потенциал национально-фольклорной традиции и самодвижения жанра.

Именно тенденция проникновения в глубины национальной традиции позволила первым черкесским романистам проложить русло становления и формирования романной структуры. Творческое использование национального фольклора уже «удлиняет» восприятие традиций, наблюдается некое стяжение времен, присущее адыгскому героическому эпосу «Нарты». Возникает своеобразный синтез поэтических особенностей мифа, героического эпоса, литературы, что позволяет черкесским романистам создать целостную национальную картину мира и национального бытия своего народа.

Черкесский роман 60—80-х годов отличался еще и тем, что художественный мир, который он воссоздавал, не замкнут в самом себе, не самодостаточен, а содержит для этноса, пережившего трагедию русско-кавказской войны, перспективу дальнейшего исторического развития, т. е. «эсхатологическое» время переводится в парадигму функционирования творимого (социалистического) мифа. Поэтому для поэтики черкесского романа характерен не замкнутый эпический мир, а движение времени из прошлого в «идеализируемое» будущее. Национальная история во всей ее протяженности, порой могла быть воспроизведена даже в структуре одного произведения, где повествование причудливо сопрягает прошлое, настоящее и будущее народа. Возможность такой романной структуры (в отличие от романа 30-х годов) определялась эволюцией авторского присутствия в художественном тексте. Таким образом, черкесские писатели 30—80-х годов в рамках преемственности различных этапов развития литературы стремились понять историческую закономерность переустройства национального мира и ее связь с общечеловеческими идеалами, воплощенными также и в до литературной традиции черкесов. Итак, это обращение к национальным первоистокам на разных этапах и развития черкесского романа дает самые разные художественные результаты: формирование эпопеи (Х. Гашоков, А. Охтов) лирико-философскую трансформацию жанра (Ц. Кохова) и, наконец, такую модификацию, в которой ориентация на литературное художественное мышление уже станет ведущей (К. Дугужев). И естественно, что эти явления нужно осмысливать —

переосмысливать, повторяюсь, именно, в пределах обозримых национальных традиций и в контексте развития российской многонациональной литературы.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Общественные науки в целом»