научная статья по теме ФЕНОМЕН "МЯГКОГО ПРАВА" В РЕГЛАМЕНТАЦИИ ТРАНСГРАНИЧНОГО НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ Государство и право. Юридические науки

Текст научной статьи на тему «ФЕНОМЕН "МЯГКОГО ПРАВА" В РЕГЛАМЕНТАЦИИ ТРАНСГРАНИЧНОГО НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ»

ГОСУДАРСТВО И ПРАВО, 2013, № 2, с. 63-71

БЮДЖЕТ, НАЛОГИ, БАНКИ

ФЕНОМЕН "МЯГКОГО ПРАВА" В РЕГЛАМЕНТАЦИИ ТРАНСГРАНИЧНОГО НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ1

© 2013 г. Александр Васильевич Дёмин2

Краткая аннотация: статья посвящена проблемам использования положений документов "мягкого права" для регулирования трансграничных налоговых отношений в сфере налогообложения. Автор формирует оригинальное понятие "мягкого права", а также анализирует сущность и функции "мягкого права", его соотношение с международным налоговым правом. В частности, в статье обосновывается возможность применения "мягкого права" для укрепления определенности, предсказуемости и стабильности в области регламентации трансграничных налоговых отношений.

Annotation: the article deals with the problems of using the instruments of "soft law" for regulate cross-border fiscal relations in the field of taxation. The author creates the original concept of "soft law", he also analyzes the nature and function of "soft law", as well as its relationship with international tax law. In particular, the article explains the possibility of "soft law" to strengthen the certainty, predictability and stability in cross-border regulation of tax relations.

Ключевые слова: налог, норма, «мягкое право», трансграничное налогообложение.

Key words: tax, rule, "soft law", cross-border taxation.

Налоги и налогообложение на протяжении большей части своего существования "относились к одной из областей регулирования, влияние на которую внешней правовой среды либо отсекалось, либо максимально ограничивалось"3. Вследствие повсеместной интернационализации экономики и финансов, интенсификации самых разнообразных международных взаимодействий (причем не только на уровне государственных образований, но и на уровне частных лиц) эпоха фискальной замкнутости и нормотворческого изоляционизма в формировании налоговых систем стремительно уходит в прошлое.

В современных исследованиях отмечается тенденция "самоограничения государствами своего суверенитета"4, связанная с усилением межгосударственных интеграционных процессов, что проявляется, в частности, в передаче отдельных фискальных полномочий наднациональным структурам. Подобные тенденции отме-

1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований "Неопределенность в налоговом праве", проект № 12-03-00006.

2 Доцент кафедры коммерческого, предпринимательского и финансового права Юридического института Сибирского федерального университета, кандидат юридических наук (E-mail: demin2002@mail.ru).

3 Шахмаметьев А.А. Международный фактор в правовом регулировании налогов. М., 2010. С. 44.

4 Бирюков М.М. Современное развитие Европейского Союза:

международно-правовой подход. Дисс. ... доктора юрид.

наук. М., 2004. С. 139.

чают многие авторы. В частности, В.Д. Зорькин утверждает, что "демократическое и правовое государство в современном мире не может быть полностью, абсолютно суверенным в первозданном понимании этого слова"5. Подчеркивая, что все большее число международных структур получает надгосударственные функции и полномочия, С.Ю. Марочкин делает вывод о "значительном уменьшении национальных государственных суверенитетов"6.

Подобная ситуация характерна для большинства областей правового регулирования, включая и международное налогообложение. "Трансформация налогового регулирования в масштабах действующей системы мирохозяйственных связей предполагает наряду с прочим делегирование определенной части полномочий традиционных государственных налоговых регуляторов в адрес межгосударственных институтов и негосударственных структур"7. Следует согласиться с И.А. Кривых, которая, анализируя систему источников налогового права России, пришла к выводу, что в случаях, когда участники международных

5 Зорькин В.Д. Интеграция европейского конституционного пространства: вызовы и ответы // Журнал росс. права. 2006. № 12. С. 23.

6 Марочкин С.Ю. Действие и реализация норм международного права в правовой системе Российской Федерации. М., 2011. С. 26.

7 Погорлецкий А.И., Сутырин С.Ф. Перспективы становления системы глобального налогового регулирования // Вестник СПб-ого ун-та. Серия "Экономика". 2010. № 2. С. 47.

организаций на основании заключенных международных договоров устанавливают обязательность решений, принятых в рамках деятельности организации, имеет место ограничение суверенитета государства в результате подчинения правилам международной организации8.

В настоящее время удельный вес и значение источников международного налогового права, нормативную основу которого составляют различного рода конвенционные (договорные) формы, значительно возрастают. Но при этом повышается значение и других регуляторов трансграничных налоговых отношений, включая различного рода акты так называемого "мягкого права". Положения "мягкого права", черпающие свою фактическую нормативность не в формальных источниках, а в авторитетности принявших их субъектов, - самостоятельный феномен, прямо не входящий в систему международного налогового права, но тесно с ней связанный. Речь идет об актах рекомендательного характера, среди которых наиболее известны Типовая модель Конвенции ОЭСР по налогам на доход и капитал (OECD Model Tax Convention on Income and on Capital) вкупе с соответствующими Комментариями и Типовая модель Конвенции ООН для урегулирования налоговых отношений между развитыми и развивающимися странами (United Nations Model Double Taxation Convention between Developed and Developing Countries). Несмотря на различные доктринальные подходы, особое значение мягко-правовых актов, и прежде всего Модели ОЭСР и Комментариев к ней, для интерпретации международных налоговых договоров является общепризнанным и за рубежом, и в России. Пример ОЭСР показывает, насколько сильным может быть влияние "мягкого права" даже в отношении тех стран, которые не являются членами подобного рода международных организаций (в частности, в отношении России). Это дает повод некоторым специалистам утверждать, что сегодня "мягкое право" выступает в качестве центрального игрока в развитии международного налогового права»9.

В публикациях зарубежных авторов термин "мягкость" (softness) используется для характеристики самых разнообразных международно-правовых феноменов - права, управления, контроля,

8 См.: Кривых И.А. Источники налогового права Российской Федерации: понятие, проблемы классификации, основные принципы действия. Дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2009. С. 44.

9 Christians А. Hard Law, Soft law, and No Law: The World of International Tax Dispute Resolution // Tax Policy & Public Finance. March, 2011. Р. 41.

принуждения, арбитража, корпоративной деятельности и т.п. По мнению Дж. де Аспремонт, общая идея "мягкости" основывается на предпосылке, что бинарное противопоставление "правового" и "неправового", присущее всем направлениям юридического позитивизма, плохо подходит для учета растущей сложности международных отношений. Кроме того, для регулирования различных по масштабу проблем современного мира необходимы дополнительные нормативные регу-ляторы10.

Что собой представляет феномен "мягкого права"? Существуют ли объективные факторы его появления в сфере регламентации налоговых отношений? Как соотносятся между собой элементы hard law и soft law? Каковы перспективы дальнейшего использования мягко-правовых актов в трансграничном и национальном налогово-правовом пространствах? В научном сообществе эти вопросы носят характер оживленной дискуссии, которая в последние годы заметно активизировалась.

Более того, до сих пор актуальны споры о самом существовании "мягкого права" как самостоятельного регулятора, возникающего на стыке правовых и неправовых явлений. Противники "мягкого права" придерживаются, как правило, бинарной концепции (binary approach), основанной на четком разграничении правовых и неправовых регуляторов и не допускающей какой-либо "диффузии" между ними. Сторонники "мягкого права" отстаивают концепцию относительной нормативности (theory of graduated or relative normativity), рассматривая нормативность как релятивно непостоянную величину и признавая, что степень обязательности норм в правовой системе может быть различной - от строгой императивности, обеспеченной санкциями (один крайний полюс), до рекомендаций, основанных на убеждении и авторитете (другой полюс). «Ученые спорят, являются ли обязательные и необязательные акты жесткими альтернативами или же они есть два конца одного и того же континуума с полюсами от юридического обязательства до полной свободы действий, что делает некоторые акты более обязательными, чем другие, - отмечает Д.Л. Шелтон. - Возможность использования категории "мягкое право" зависит от того, принимает ли право бинарный или непрерывно меняющийся образ»11.

10 Cm.: Aspremont de J. Softness in International Law: A Self-Serving Quest for New Legal Materials // European Journal of International Law. Vol. 19. 2008. N 5. P. 1076.

11 Shelton D.L. International law and "relative normativity" //

International Law. M. Evans (ed.). Oxford, 2006. P. 180, 181.

Думается, бинарная теория права страдает излишним схематизмом и упрощением. Четкую границу между "правом" и "не-правом" (non-law) провести нельзя, поскольку «внешняя область права всегда размыта, и "мягкое право" представляет собой своеобразную полутень права; не являясь юридически обязательным, оно порождает правовые последствия, а не просто политические или иные фактические эффекты»12. Требования, адресованные участникам правового общения, могут иметь различную степень императивности, т.е. норма может быть более или менее императивной. При этом императивность нормы не тождественна ее принудительности.

Традиция выделения юридических норм различной степени обязательности в российском правоведении является если не общепризнанной, то широко распространенной. Так, Г.В. Мальцев выделяет нормы высокой, средней и слабой императивности, относя к последним рекомендательные (факультативные) нормы, содержащие совет законодателя субъекту правоприменения. Участник правоо

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Государство и право. Юридические науки»