научная статья по теме ФИНАНСОВАЯ ПОДДЕРЖКА МОСКВОЙ ''ПАРТИЙНОЙ АРМИИ'' ГОМИНЬДАНА: ПРОБЛЕМА ИНТЕРПРЕТАЦИИ ИСТОЧНИКОВ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «ФИНАНСОВАЯ ПОДДЕРЖКА МОСКВОЙ ''ПАРТИЙНОЙ АРМИИ'' ГОМИНЬДАНА: ПРОБЛЕМА ИНТЕРПРЕТАЦИИ ИСТОЧНИКОВ»

Финансовая поддержка Москвой "партийной армии'' Гоминьдана: проблема интерпретации источников

© 2009 А. Юркевич

По мнению автора, различия в толкованиях историками Тайваня и КНР источников, касающихся финансовой помощи Москвы "партийной армии'' Гоминьдана в 1920-е гг., обусловлены неодинаковыми мировоззренческими и идеологическими установками исследователей, и эти установки необходимо учитывать при формировании собственной аргументации в ходе прямых научных дискуссий. Представлены документальные доказательства получения представителями ''партийной армии'' наличных денег от советской стороны, прослеживается ход принятия и реализации некоторых решений Москвы относительно выделения денежных сумм для поддержки Гоминьдана и его вооруженных сил.

Ключевые слова: "партийная армия", Гоминьдан, школа Хуанпу, советские советники, два миллиона, Блюхер.

Тема материальной и финансовой помощи СССР революционному движению в Китае в 20-е годы ХХ в. не обойдена вниманием отечественных и китайских историков. Важное место в этой тематике занимают проблемы поддержки со стороны СССР так называемой партийной армии Гоминьдана. Она выросла на основе знаменитой военной школы Хуанпу (в местном диалектном произношении — Вампу), созданной в 1924 г. гуанчжоуским правительством Сунь Ятсена. Начальником школы, а затем и командующим ''партийной армией'' стал генерал Чан Кайши (1887—1975). С помощью контролировавшихся Чаном вооруженных сил Гоминьдан освободился от ненадежных ''союзных'' генералов и в 1926— 1928 гг. провел военные кампании, приведшие к формальному объединению страны под флагом этой партии.

До настоящих дней тема помощи Москвы Гоминьдану и его ''партийной армии'' является поводом для столкновения разных мировоззренческих установок и вытекающих из них научных позиций.

Само обращение отечественной историографии к этой теме в начале 60-х годов было вызвано задачами идеологической борьбы: ухудшение отношений с КНР сопровождалось появлением в СССР мемуаров и исследований, которые были призваны напомнить о том, что успехи китайской революции стали бы невозможны без разностороннего содействия Москвы1. Подобным императивом во

Юркевич Александр Геннадьевич, кандидат исторических наук, доцент Российского университета дружбы народов. Тел. 8 (495) 462-78-51.

многом руководствуются также авторы и составители вышедших в последующие годы научных трудов и сборников документов, содержащих ценную информацию о помощи СССР различным политическим силам Китая в решении задач китайской национальной революции2.

Такой акцент является естественной реакцией на позицию китайских историков, в трудах которых учащаются упоминания об ''ограниченном'' и ''небескорыстном'' характере помощи со стороны СССР3. Тем не менее историки КНР почти безоговорочно принимают цифровые данные, приводимые российскими учеными.4

Более решительную позицию занимают историки Тайваня — те, кто сочувственно относится к партии Гоминьдан. Не отрицая бесспорные факты оказания Москвой помощи южнокитайскому гоминьдановскому правительству советниками и оружием, тайваньские историки, тем не менее, оспаривают получение Гоминьданом непосредственной и безвозмездной финансовой поддержки от Советского Союза в сколько-нибудь значительных объемах5. По сути, они отрицают факты, которые уже нескольким поколениям российских историков и любителей исторического чтения представляются самоочевидными.

Расхождения в позициях исторических школ тем более разительны, что зачастую представляющие их исследователи опираются на одни и те же источники. Неодинаковые мировоззренческие установки обусловливают различия в интерпретации документов и материалов, выбор тех из них, которые представляются исследователям наиболее убедительными.

Так, огромное большинство данных о финансовой помощи китайской революции, приведенных в трудах ученых нашей страны, касаются решений, принимавшихся московскими инстанциями относительно выделения внушительных сумм тому или иному китайскому адресату. Однако тайваньские историки вовсе не отрицают приводимые в трудах авторитетных западных историков свидетельства того, что значительные суммы выделялись Москвой и действительно направлялись в Гуанчжоу. Корень проблемы для них — в отсутствии, по их мнению, надежных документальных доказательств получения этой наличности теми институтами Гоминьдана, которые в дальнейшем обусловили его лидерство в общенациональном масштабе, в том числе школой Хуанпу и ''партийной армией''.

Психологические мотивы такой позиции вроде бы лежат на поверхности. О них свидетельствует один из аргументов в ее пользу, который приводят тайваньские историки: о финансовой помощи СССР не преминул бы сообщить Чан Кайши в своей книге "Советская Россия в Китае" — ведь писал же он там о поставках советского оружия его армии, даже приводил цифровые данные6.

На этот аргумент ответить проще всего.

По воспоминаниям ''правого'' гоминьдановского деятеля Цзоу Лу, первое время Гоминьдан принимал финансовую помощь от советской стороны (''вначале Советская Россия помогала в расходах нашей партии'')7. Но на втором заседании избранного на I съезде Гоминьдана (январь 1924 г.) ЦИК, когда председатель финансового комитета Ляо Чжункай сообщил в своем докладе об изменении сметы партийных расходов и сослался на то, что исправления внесены главным политическим советником М.М. Бородиным, это вызвало негодование присутствующих. Особенно возмущались представители шанхайской организации — чтобы разобраться в проблеме, из Шанхая в Гуанчжоу специально приезжал Ван Цзинвэй, в будущем главный соперник Чан Кайши

в борьбе за лидерство в Гоминьдане. В конце концов было принято решение о помесячном финансировании партийных расходов исключительно за счет налога на транспортировку соли и ассигнований от мэрии Гуанчжоу8. Если в дальнейшем Сунь Ятсен и его преемники и брали деньги у Бородина, то явно зареклись афишировать это перед соратниками.

''Национальная партия'' уже тогда сочла для себя позором оказаться на финансировании из-за рубежа. Для репутации национального лидера приобретать оружие за границей, — далеко не то же самое, что принимать безвозвратные субсидии наличными у эмиссаров иностранного правительства, исповедующего чуждую идеологию. В эпоху, когда антикоммунизм стал стержнем идеологии Гоминьдана, Чан Кайши не мог пойти на признания, которые поставили бы под сомнение его право на место в гоминьдановском иконостасе.

Идеологическая заданность позиции тайваньских ученых очевидна. Однако эта позиция определенным образом обосновывается, и некоторые предъявляемые в ее поддержку аргументы невозможно отмести с порога. Эти доводы подкрепляются источниками, которые вводят в научный оборот ценный исторический материал и требуют серьезного к себе отношения.

Рассмотрим эти аргументы по-отдельности.

Если бы школа Хуанпу получала такое щедрое финансирование, о каком заявляли представители советской стороны, она не сталкивалась бы с частыми финансовыми затруднениями9.

Особое неприятие тайваньских исследователей вызывает утверждение М.М. Бородина, приведенное в 1929 г. в книгах М. Вилбура, что советское правительство истратило на организацию школы и ее поддержку в начальный период 3 млн руб. (по расчетам М. Вилбура, это 2 млн 700 тыс. гонконгских юаней по тогдашнему курсу), и при этом главному военному советнику В.К. Блюхеру предоставлялись еще и дополнительные средства10.

Однако такой суммы в распоряжении Чан Кайши в начальный период существования школы заведомо не было. По расчетам Блюхера, в то время на содержание дивизии численностью 5,5 тыс. человек было достаточно 85 тыс. юаней в месяц11. Соответственно, на 2,7 млн юаней такое соединение можно было содержать в течение без малого трех лет. Между тем, по крайней мере до ноября-декабря 1924 г. и численность личного состава, и финансовые потребности школы Хуанпу были значительно скромнее. Однако школа периодически испытывала крайний недостаток денег на текущие расходы.

Чан Кайши, выступая в качестве главного инспектора вооруженных сил с докладом II съезду Гоминьдана (январь 1926 г.) по военному вопросу, вспоминал: ''В июне 1924 г., когда в Хуанпу начались занятия... оружия было крайне мало, средств на текущие расходы тоже. поскольку все финансы Гуандуна были захвачены Юньнаньской и Гуансийской армиями, было не только невозможно обучать курсантов, но и почти не было возможности поддерживать само существование школы''12. О финансовых затруднениях школы Хуанпу оставила также подробные воспоминания Хэ Сяннин (вдова видного деятеля Гоминьдана Ляо Чжункая, помимо партийных и государственных постов занимавшего должность комиссара школы Хуанпу), о них писали близкие к Чан Кайши Чжоу Цзюньянь и Чэнь Гофу, заместитель Чан Кайши по Хуанпу генерал Хэ Инцинь, бывшие курсанты 1-го набора и многие другие13.

Главным образом проблемами с финансированием школы тайваньские авторы объясняют случаи демонстративных отставок Чан Кайши. Так, в февра-

ле 1924 г. он отказался от поста председателя комитета по подготовке к открытию Офицерской школы сухопутных войск (впоследствии получившей известность по названию места дислокации как ''военная школа Хуанпу'') и выехал через Шанхай на родину, в пров. Чжэцзян. С 21 февраля по 21 апреля Чан и Ляо Чжункай обменивались телеграммами, в которых значительное внимание уделялось финансированию школы: Чан требовал указать источники финансовых поступлений, определить орган, ответственный за финансирование, и гарантировать регулярное поступление фиксированных сумм, выдвигая это в качестве условий своего возвращения в Гуанчжоу. Во второй половине апреля Чан, получивший от Ляо Чжункая гарантии надежного финансирования, возвратился к исполнению своих обязанностей. Прием с демонстративной мини-отставкой Чан использовал и в начале августа 1925 г., протестуя против того, что учреждения и лица, ответственные за финансирование его войск, так и не были назначены14.

Можно спорить о причинах первой отставки Чана (современники тех событий предлагают разные версии15; автор данной статьи считает, что Чан был недоволен как раз влиянием Моск

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»