научная статья по теме Г.С. НОВИКОВ-ДАУРСКИЙ И ЕГО СЛОВАРНАЯ КАРТОТЕКА Языкознание

Текст научной статьи на тему «Г.С. НОВИКОВ-ДАУРСКИЙ И ЕГО СЛОВАРНАЯ КАРТОТЕКА»

Г.С. Новиков-Даурский и его словарная картотека

© Л.Л. КРЮЧКОВА

В статье рассматривается диалектная лексика первой половины ХХ века, собранная краеведом Приамурья Г.С. Новиковым-Даурским. Введение в научный оборот еще одного источника позволяет избежать ошибок, содержащихся в современных лексикографических трудах.

Ключевые слова: диалектная лексика, амурские говоры.

В Амурском областном архиве хранятся словарные материалы Г.С. Новикова-Даурского, собранные на территории Забайкалья и Амурской области в период с 1913 по 1936 год. Интерес к краеведению и собирательству диалектной лексики проявился у него еще в раннем детстве.

Георгий Семенович Новиков-Даурский (1881-1961 гг.) родился в городе Нерчинске в семье бедных мещан. Его отец был лучшим печником в городе, а мать работала по найму у купцов и зажиточных мещан. В школе он не учился, поэтому в графе «образование» всегда писал - «самоучка». Большое влияние на Георгия Семеновича в детские годы оказала его бабушка, которая была настоящим кладезем русского фольклора: «Через бабушку, - писал Г.С. Новиков-Даурский в автобиографии, - я полюбил устную литературу, а отсюда и вообще фольклор» [1]. Жизнь сталкивала его с людьми, которые помогли ему получить нужные знания и определить круг его интересов.

Уже с 1907 года он начал сотрудничать со многими газетами под псевдонимом Даурский. Он даже попробовал себя в издательском деле: вышло в свет восемь номеров журнала «Записки любителя» и два номера газеты «Восточная почта».

Переехав с семьей в Благовещенск в 1914 году, он работает репортером, библиотекарем. Четверть жизни он посвятил Амурскому краеведческому музею.

Новиков-Даурский, не получив регулярного образования, стал одним из самых эрудированных людей своего времени. Поражает широта его научных интересов: история населенных пунктов, революционных событий в Амурской области; исследование археологических памятников Приамурья; он изучал растительный и животный мир Амурского края; составил библиографию по Приамурью.

В 30-е годы Новиков-Даурский участвовал в диалектологической экспедиции, организованной А.П. Георгиевским. К этому времени у него уже была довольно обширная собственная картотека диалектных слов, которую он начал собирать еще в Нерчинске с 1900 года, а затем продолжил в Приамурье. Карточки были небольшие по размеру, написаны на оберточной и фотобумаге, кусочках обоев и обратной стороне плакатов, на листах в косую линейку из школьных тетрадей и формулярах детской библиотеки, конторских бланках - словом на всем, что попадалось под руку.

Он записывал не только слова, но и отдельные фразы, частушки, пословицы, поговорки, песни и т.п. Подводя итог своей собирательской деятельности, Новиков-Даурский писал: «Мои фольклорные записи в настоящее время достигают таких размеров: пословиц и присловий - до 8000, частушек - около 1000, по словарю старожилого забайкальского населения и амурских казаков - до 4000 слов с примерами, много народных песен, загадок, суеверных заговоров и обычаев...» [1].

Г.С. Новиков-Даурский не был профессиональным лексикографом, а свою словарную картотеку рассматривал лишь как «материал для работы людей ученых» и другого значения им не придавал. Он писал в автобиографии: «Я, хоть и научный работник, не обладаю достаточной научной подготовкой, а лишь самоучка» [Там же].

Впервые на картотеку обратили внимание авторы-составители «Словаря русских говоров Приамурья» [2], включив в Словарь малую толику собранного материала Новиковым-Даурским. Только в 2003 году была издана «Словарная картотека» Г.С. Новикова-Даурского» [3]. Ее основное ядро составляют слова, обозначающие названия местности и ее рельефа, природных явлений; народные названия болезней, одежды и ее частей, а также другая бытовая лексика. Большая часть материалов посвящена профессиональной лексике: лесному промыслу, золотодобыче, способам лова, охоты и выделки шкур; лексика, называющая профессии или орудия и предметы производства. Обширную группу представляет лексика, связанная с различными обрядами, обычаями, играми, праздниками, поверьями, семейными отношениями, внешним обликом человека, его поведением в быту, в обществе (эта группа наиболее обширна) и т.п.

Словарные материалы Г.С. Новикова-Даурского позволяют составить целостную картину народной жизни во всей ее сложности и разнообра-

зии на отдаленных окраинах России. По представленным материалам можно проследить историю многих слов, получивших интересное семантическое развитие в Сибири и на Дальнем Востоке, а также выявить недостоверные факты языка, содержащиеся в других лексикографических источниках.

Новые исследования говоров Приамурья показали, что многие слова, записанные Г.С. Новиковым-Даурским в начале века, употребляются в речи амурцев и в настоящее время. Так, исследователь амурского говора, Л.В. Кирпикова отмечает, что сложные отношения людей, возникавшие на Дальнем Востоке, были отражены в словарных материалах Г.С. Новикова-Даурского, например: «поселенец - так называется поселенец из ссыльных, а поселенец добровольный - переселенец. Поселюга -каторжник. Посельга - (бранное собирательное) поселенцы из ссыльных» [4]. Заметим, что разница в употреблении слов, которую Г.С. Новиков-Даурский подчеркнул, уточняет словарную статью В.И. Даля, где посельщик, -щица, поселка, посельщина, поселенщина как собирательное обозначает «поселеночный, к поселенцам отнсщс., прндлжщ.» [5. Т. III].

При втором издании Словаря в него было включено более пятидесяти слов из картотеки Новикова-Даурского, распространенных в сибирских говорах: божничка «божница, полка с иконами»; варя «порция пищи, приготовленной в один прием»; верещага «глазунья»; закуржаветь «покрыться инеем»; зарод «большая укладка сена в виде стога продолговатой формы», коральки «бусы» и др.

Общеизвестным в сибирских говорах является слово балаган. О нем впервые упоминается именно в сибирских письменных документах, датированных XVII веком. И.Г. Добродомов считает, что источник этого слова следует искать в Сибири. Таким источником являются тунгусо-маньчжурские языки, в тунгусской ветви которых балаган представлен как название жилища и его разновидностей: «Непрезентабельные жилища тунгусских народов произвели впечатление на русских землепроходцев, которые усвоили тунгусское слово, но уже применительно к временному строению, плохо приспособленному для жилья. Постепенно это слово, зачастую с некоторыми семантическими сдвигами, распространилось по всей территории, где говорят по-русски» [7. С. 86].

Чаще всего балаганом называлось «временное жилье в лесу, в поле; шалаш», которое делали из подручного материала: из веток и травы или бересты [8. Вып. 2; 6. С. 27; 9]. В этом же значении слово балаган отмечено Г.С. Новиковым-Даурским [3. С. 27]. В Приамурье это были также «помост из жердей, на которые ставили стог сена» и «конусообразное временное сооружение из жердей и соломы над прорубью во время подледного лова рыбы».

В картотеке Новикова-Даурского такой тип сооружения отмечен в словосочетании балаган юртой «балаган конической формы» [Там же]. Но его материалы дают представление о том, что особым видом временного сооружения мог быть и балаган кабаном. В Забайкалье кабан - это «небольшой двускатный навес над воротами» [10]. Вполне возможно, что во временной постройке он мог быть и двух-, и трех-, и четырехскатным.

Слово дыген в «Словаре русских говоров Приамурья» и в картотеке Новикова-Даурского имеет совершенно разные значения: дыген «человек высокого роста» [6. С. 128] и дыгэн (без ударения) «плаксивый ребенок», от которого образован глагол дыгэнить «выть, плакать, реветь» [3. С. 65].

Это один из интереснейших случаев омонимии в русских говорах, хотя источником заимствования оказался бурятский язык. В бурятском языке слово дэгээ употребляется в значении «крючок, багор» [11]. В русских говорах Сибири известно слово дыген «крюк, которым вылавливают сусликов» и дыга «крючок» [12]. В амурских говорах слово дыген получило дальнейшее семантическое развитие и стало употребляться в переносном значении «человек высокого роста». В том же бурятском языке слово гэгээ(н) имеет значение «плач, вопли (во мн. ч.)» [11. С. 167], но под влиянием русской фонетической системы в русских говорах Забайкалья стало произноситься дыген в значении «плакса» [13].

Ценными являются и замечания Новикова-Даурского о разнице в звучании, некоторых грамматических особенностях слов и их значений в Сибири, в Забайкалье и в Приамурье. Например, барахолка - на Амуре «барахольный ряд», а в Забайкалье - «толкучка». Место торговли старьем и подержанными вещами (Прибайк., Станиловский., Красн. у., Енис. губ.); бочата - (только мн. собират.) на Амуре - бочонки и небольшие бочки для засолки рыбы или мяса (ДВсл.); выжарки - остатки от перетопки жира животных (до 1914 г., Нерчинск - редко у новоселов); гасник - веревочка, вдернутая в ошкур штанов или пояс юбки для затягивания или подвязывания их (на Аргуни гашник); бич, бйчик -кнут. Под словом кнут в Восточном Забайкалье известно лишь бывшее во времена телесных наказаний орудие наказания - плеть. Однако черенок бича называется иногда бичовищем, а иногда кнутовищем; морда -плетеное из прутьев орудие для ловли рыбы; поставушка, верша (на Амуре - мордуша); кучугуры - бугры, изрытая местность. В селе Мар-ково Амуро-Зейского района так называют городище (вал, жилищные ямы древнего городища укрепленного поселения). В этой местности Новиков-Даурский в составе археологической экспедиции участвовал в раскопках городища. В архивных материалах сохранилась его статья «Кучугуры» в газете (Амурский колхозник. 1950. № 232); хребет -

«горный кряж, гребень гор» и «перевал»: «вследствие того, что местное население называет хребтом всякий перевал через гору, хребты Забайкалья имеют по несколько названий» [3] и др.

Словарные материалы амурского краеведа дополняют и лингвогео-графическую характеристику слов. Так, в «Словаре русских говоров Приамурья» отмечено слово пронимить «промахнуться». Новиков-Даурский указал его точный «адрес» (Нерчинск), что позволяет отнести его не только к

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Языкознание»