научная статья по теме ГЕНШТАБИСТЫ УКРАИНСКИХ АРМИЙ 1917–1920 ГОДОВ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ И СССР ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1920–1945 ГОДЫ) Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «ГЕНШТАБИСТЫ УКРАИНСКИХ АРМИЙ 1917–1920 ГОДОВ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ И СССР ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1920–1945 ГОДЫ)»

Славяноведение, № 5

© 2013 г. А.В. ГАНИН

ГЕНШТАБИСТЫ УКРАИНСКИХ АРМИЙ 1917-1920 ГОДОВ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ И СССР ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

(1920-1945 ГОДЫ)

В статье на основе документов российских и украинских архивов, в том числе архивов спецслужб, рассматриваются судьбы бывших офицеров-генштабистов украинских национальных формирований, взятых в плен красными или вернувшихся в СССР из эмиграции.

The article based on the documents from the archives of the Russian Federation and Ukraine, including those of secret services, considers the destinies of the former officers of the Geneva Staff of the Ukrainian national units who had been captured by the Red Army ov returned to the USSR from emigration.

Ключевые слова: Гражданская война, военная элита, Украина, СССР, Генеральный штаб.

В годы Гражданской войны на территории Украины возникло несколько национальных армий - армия Украинской державы, армия Украинской народной республики, Украинская галицийская армия. Для многих представителей старой военной элиты - офицеров-генштабистов русской армии (выпускников и слушателей Николаевской военной академии) служба в этих армиях была промежуточным звеном между бегством из Советской России и поступлением на службу в одну из белых армий, где выдвигались понятные офицерам старой армии патриотические и государственнические лозунги. Однако было немало и таких, кто после службы в украинских войсках переходил на сторону красных.

На основе подсчетов по разным архивным данным, лояльность украинским формированиям на протяжении Гражданской войны сохраняли только 24% прошедших через них генштабистов. Если сравнить эту ситуацию с аналогичным показателем по Красной армии или Южному фронту белых, то там процент верно служивших генштабистов будет в два с лишним раза выше. Такая картина поведения офицеров связана, прежде всего, с гетманским периодом в истории Украины в 1918 г., когда на украинской территории стремились переждать Гражданскую войну тысячи офицеров старой русской армии, подчас никак не связанных с Украиной, не знавших украинского языка и не разделявших самостийных идей. С уходом немецких оккупационных войск и падением власти гетмана на Украине развернулась полномасштабная Гражданская война, а на офицеров обрушились жестокие преследования со стороны петлюровцев и красных, и в одночасье по-

Ганин Андрей Владиславович - канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН.

Публикация подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) в рамках проекта № 11-31-00350а2 «Военная элита в годы Гражданской войны 1917-1922 гг.».

требовалось определиться, с кем быть в начавшейся бескомпромиссной борьбе. Вследствие этого офицеры в массовом порядке бежали с Украины в белые армии. Оставались лишь те, кто не хотел ничего предпринимать или разделял идейные установки режима Директории, сменившего гетманский. В итоге многие гетманские офицеры к концу Гражданской войны могли похвастаться настоящим калейдоскопом различных армий в своих послужных списках.

После освобождения территории Украины Красной армией от белых и петлюровцев и окончания в регионе широкомасштабной Гражданской войны в 1920 г. несколько десятков генштабистов-ветеранов украинских армий остались по различным причинам на советской территории и даже поступили на службу в Красную армию. Несомненно, свою роль играло естественное желание бывших офицеров русской армии, в том числе этнических украинцев, не покидать родину и не скитаться по чужим странам. Некоторых, очевидно, привлекала служба в Красной армии, доказавшей на полях сражений Гражданской войны свою высокую боеспособность. Часть генштабистов оставалась на насиженных местах даже при смене власти. Например, войсковой старшина И.Н. Скорина в годы Первой мировой войны преподавал в школе прапорщиков в Киеве в 1917-1918 гг., несмотря на смену режимов, он продолжал вести преподавательскую работу на том же месте, а в феврале 1919 г. остался в Киеве после ухода войск Директории и, таким образом, попал в Красную армию. Кстати, позднее он смог вернуться к привычной преподавательской работе в Киеве. Схожим образом действовал в период 1918-1919 гг. и Н.Н. Краснов.

Некоторые офицеры были захвачены в плен, а потом поступили в Красную армию. В плен они попадали не обязательно в составе украинских частей и даже порой далеко от Украины. Например, генералы Д.И. Гнида, А.Г. Лигнау, подполковник Б.А. Юрьев были пленены частями 5-й армии на Восточном фронте в Сибири. Генерал М.В. Лебедев сдался в плен на Северном Кавказе в составе Кубанской армии белых. Интересно, что некоторые сразу получали высокие назначения в РККА. Так, бывший подполковник армии Украинской народной республики (УНР) М.И. Иващенко, служивший в Главном управлении Генерального штаба (ГУГШ) действующей армии УНР, а затем в должности начальника штаба запасной бригады, после перехода на сторону красных стал начальником штаба 14-й Майкопской кавалерийской дивизии 1-й Конной армии. Бывший генерал Д.Н. Сокира-Яхонтов в 1920 г. в РККА возглавил бригаду 41-й стрелковой дивизии. Командовал этой дивизией другой ветеран украинской армии - бывший генерал В.И. Стойкин.

Как показал на следствии по делу «Весна»1 бывший войсковой старшина2 гетманской армии А.И. Батрук, «более чем десятимесячное пребывание в рядах армии Украины убедили меня в неустойчивости государственной власти, политика которой расходилась со стремлением основной массы населения, и вытекающая отсюда слабость армии привели меня к убеждению, что мое решение, принятое весной 1918 г., было неправильно и поэтому я решил не связывать свою судьбу с У.Н.Р., с ее армией, а остаться в Киеве и ждать прихода Красной армии; понятно, что об этом решении я ничего не говорил своим сослуживцам по Главному штабу. По занятии Киева Красной армией я был, после соответствующей регистрации, назначен на службу в штаб Киевского окружного комиссариата, а затем переведен

1 В начале 1930-х годов было сфабриковано дело так называемой Всесоюзной военно-офицерской контрреволюционной организации, получившее наименование «Весна», направленное против бывших офицеров, в ходе которого было репрессировано около ста генштабистов.

2 Здесь и далее указываются прежние чины офицеров на украинской службе, даже если позднее в рядах белых армий они получили более высокое чинопроизводство или, наоборот, пошли на понижение, так как белые не признавали украинских званий и принимали таких офицеров на службу по их последнему чину в старой русской армии.

в центральное бюро связи и информации при штабе Наркомвоен Украины на должность помощника начальника названного бюро» [1. Т. 537(616). Л. 42-42об.].

Разумеется, недавних антибольшевиков нельзя было принять в Красную армию без проверки. Нередко подобная проверка в суровых условиях Гражданской войны проходила в форме ареста. Так, 7 мая 1920 г. в Москве Особым отделом ВЧК был арестован бывший полковник Н.Е. Какурин, прибывший в столицу 1 мая. Какурин не был допрошен, ему задали лишь несколько незначительных вопросов. Генштабист жаловался в московский политический Красный Крест. По его словам, «сущность дела заключается в том, что по-видимому особый отдел В.Ч.К.3 инкриминирует мне исполнение должности 2го генерал-квартирмейстера украинского Генерального штаба в начале 1918 г. Дело обещали рассмотреть через 2-3 недели, но до сих пор не допрошен. Поясняю, что должность 2го генерал-квартирмейстера была исключительно административно-научно-хозяйственная, не имела никакого отношения к боевым действиям, и вообще я никогда против России и советских войск, принципиально уклоняясь от борьбы на внутреннем фронте, участия не принимал, в период моей украинской службы все время сражаясь на польском фронте, за что и попал в польском проскрипционном списке, при первой возможности добровольно явился в Москву в Всероссийский главный штаб. В ряде заявлений в Особый отдел В.Ч.К., Всероглавштаб и н[ачальни]ку оперативного управления Полевого штаба Реввоенсовета республики, ходатайствую о разборе моего дела и скорейшей отправке меня на фронт. Арестован и не допрошен уже 2ой месяц.

Прошу выяснить положение моего дела и решение моей участи. Н. Какурин» [2. Л. Зоб.].

По освобождении Какурин принял участие в советско-польской войне, где блестяще себя проявил, причем с 24 октября 1920 г. ему был доверен высокий пост командующего 3-й армией.

Некоторым припоминали их прежние прегрешения. К примеру, успевший послужить у украинцев и у красных и оказавшийся в 1919 г. у белых бывший военный руководитель Одесского военного округа Генштаба генерал-лейтенант К.К. Литовцев (Шильдбах) сообщил военно-полевому суду Вооруженных сил на Юге России персональный состав членов Совета обороны Одессы. В результате один из членов Совета был белыми расстрелян [3. Ф. 24380. Оп. 7. Д. 1318. Л. 2об.]. Из-за этого сам Литовцев позднее оказался в крайне щекотливой ситуации, когда весной 1921 г. был захвачен красными в Сухуме. Военной коллегией Верховного трибунала 3 января 1922 г. он был приговорен к расстрелу, однако приговор был смягчен и уже в ноябре того же года перебежчика освободили.

На данный момент мною установлены сведения о 94 генштабистах украинских армий, оказавшихся в Советской России и СССР после Гражданской войны. 78 из них (в том числе 59 выпускников довоенной академии и 18 окончивших ускоренные курсы академии в период Первой мировой войны, а также один офицер, данные о выпуске которого из академии неизвестны) остались в Советской России по итогам Гражданской войны, остальные приехали или были вывезены в СССР позднее. Среди оставшихся явно преобладали старшие офицеры. Достаточно отметить, что в 1920-е годы в СССР оказалось 38 бывших украинских генералов-генштабистов. Интересно и то, что офицеры, служившие только в украинских армиях (т.е. те, кто формально мог считаться подлинными сторонниками украинского национального движения), среди оставшихся были исключением (только два офицера и еще двое с подобным послужным списком приехали уже из эмиграции).

Существовал небольшой процент тех, кто приехал в Советскую

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»