научная статья по теме ГЕТЕРОГЕННОСТЬ РОССИЙСКОЙ БЕДНОСТИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ДЕПРИВАЦИОННОГО И АБСОЛЮТНОГО ПОДХОДОВ Комплексные проблемы общественных наук

Текст научной статьи на тему «ГЕТЕРОГЕННОСТЬ РОССИЙСКОЙ БЕДНОСТИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ДЕПРИВАЦИОННОГО И АБСОЛЮТНОГО ПОДХОДОВ»

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

2014 • № 1

ОБЩЕСТВО И РЕФОРМЫ

Н.Е. ТИХОНОВА, Е.Д. СЛОБОДЕНЮК

Гетерогенность российской бедности через призму депривационного и абсолютного подходов

В статье предлагается новый подход к анализу бедности. Наряду с критерием бедности, связанным с получаемыми доходами, предлагается включить критерии, основанные на анализе лишений людей. Их доходы формально превышают прожиточный минимум, но реальная жизненная ситуация ставит в тяжелое положение. Новый подход к проблеме бедности диктует необходимость смены приоритетов социальной политики государства.

Ключевые слова: бедность, депривация, социальная политика, прожиточный минимум, доходы граждан.

The article proposes a new approach to the analysis of poverty. It is proposed to add to the criterion of poverty-related income criteria based on the analysis of deprivation of people. Their income formally exceeds the cost of living but the real life situation puts them in a difficult position. A new approach to the problem of poverty dictates the necessity to change the priorities of social policy.

Keywords: poverty, deprivation, social policy, the cost of living, income citizens.

Ситуация с бедностью в России в последние годы, на первый взгляд, значительно улучшилась. Во всяком случае, к этому выводу приводит анализ динамики данных о доле бедных в составе населения страны. С 2000 по 2012 г., по данным Росстата, число бедных сократилось с 42,3 до 15,6 млн человек, их доля в составе населения страны упала с 29,0 до 11,0%, а дефицит их денежного дохода сократился более чем в 5 раз - с 5,0 до 1,0% от общего объема денежных доходов населения (http://www.gks. ru/free_doc/new_ site/population/urov/urov_51g.htm.). В то же время, если использовать социологические данные о численности бедных, то картина, хотя и остается в целом достаточно оптимистичной, выглядит уже не столь радужно.

Во-первых, доля бедных в России оказывается в этом случае все же заметно выше, чем об этом говорят данные Росстата [Карабчук, Пашинова, Соболева, 2013; Тихонова, 2011]. Во-вторых, и это главное, проблема не только и даже не столько в численности

Тихонова Наталья Евгеньевна — доктор социологических наук, профессор-исследователь Национального университета — Высшей школы экономики (НИУ—ВШЭ).

Слободенюк Екатерина Дмитриевна — преподаватель НИУ—ВШЭ.

бедных, сколько в том, что представляют из себя эти бедные, кто и почему попадают в бедность, как реально живут эти люди и чем их бедность может обернуться не только для них, но и для остального общества. Ответы на эти вопросы применительно к условиям России далеко не однозначны. И это не удивительно: российская бедность намного сложнее по своей структуре, чем бедность в подавляющем большинстве других стран, а портрет ее сильно зависит от выбора того или иного теоретико-методологического подхода к анализу. Попробуем набросать этот портрет хотя бы в самых общих чертах.

Влияние выбора методологии выделения бедных на динамику их численности в российском обществе

В науке есть два основных подхода к анализу бедности - абсолютный и относительный. Абсолютный используется преимущественно экономистами, для которых бедные выступают объектом помощи, а соответственно, необходимо в первую очередь оценить их материальные ресурсы, дефицит доходов, финансовые затраты на помощь им и т.п. Относительный же (в его классической депривационной или упрощенной монетарной версии) распространен в большей степени среди социологов, для которых бедные выступают как самостоятельные акторы, и надо, соответственно, понять не только специфику их положения, но и вытекающий из этого положения спектр возможных стратегий их собственных действий, а также возможное влияние этих действий на жизнь общества в целом. Вот почему с точки зрения социологической науки, в отличие от экономической, бедные - не те, кто имеют доходы ниже какой-то расчетной величины, а те, кто живут бедно. Причины несовпадения выделенных в соответствии с такими трактовками групп бедных могут быть различны. Так, к очень низкому уровню жизни при доходах, формально находящихся выше прожиточного минимума, может приводить специфика расходов домохозяйства (скажем, в нем есть тяжелобольной и много денег уходит на лекарства), наличие в семье наркомана или алкоголика, высокая стоимость жизни в определенном населенном пункте1 и т.п.

Именно поэтому с социологической точки зрения используемый Федеральной службой государственной статистики (ФСГС) РФ подавляющим большинством российских экономистов и даже многими социологами абсолютный подход к бедности применим ровно настолько, насколько он позволяет выделить бедных как реальную социальную группу. Но действительно ли абсолютный подход к бедности способен в современной России выделить тех, кто отказывают себе из-за недостатка средств в удовлетворении даже базовых потребностей, являющихся "нормой жизни" для безусловного большинства членов общества? Охватывает ли он большинство реально бедных? И в чем заключаются общие и специфические черты групп, выделенных с помощью абсолютного (бедность "по доходам") и депривационного (невозможность поддерживать считающийся в обществе минимально приемлемым, но все же "нормальным", образ жизни, то есть бедность "по лишениям") подходов к бедности?

Для получения ответов на эти вопросы мы решили сравнить группы бедных, выделенных в соответствии с двумя этими основными теоретико-методологическими подходами к бедности на одной и той же эмпирической базе2. В рамках первого (абсолютного) подхода для выделения бедных нами была использована методика, предполагающая сравнение совокупных доходов домохозяйств разных регионов с

1 Используемая Росстатом методология расчета прожиточного минимума предполагает привязку его к средней по региону стоимости жизни. Однако в разных поселениях в одном и том же регионе (например, в его столице и находящейся "в глубинке" деревне) она может заметно различаться.

2 Основой анализа выступали данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения страны (РМЭЗ) - исследования, проводимого с 1992 г. Его базы представлены как в репрезентирующей население страны за каждый год версии, так и в более полной версии панели респондентов за весь период наблюдений. Далее, если не оговорено иное, данные относятся к репрезентативным базам РМЭЗ. В нашем исследовании были использованы базы за 2005-2011 гг. (подробно об этом исследовании и его выборке за соответствующие годы см. http://www.hse.ru/rlms/).

рассчитанным для каждого домохозяйства в отдельности с учетом его состава (трудоспособные, дети, пенсионеры) совокупным прожиточным минимумом (ПМ), установленным в каждом из рассматриваемых регионов за соответствующий год. Показатель совокупного дохода рассчитывался суммированием всех денежных доходов домохозяйства (заработной платы, различного рода трансфертов, помощи со стороны других домохозяйств и т.д.), полученных в течение месяца. Бедные в этом случае выделялись отдельно в рамках каждого региона. В их число попали члены домохозяйств, в которых совокупный доход оказывался меньше совокупного прожиточного минимума для домохозяйств соответствующего состава в конкретном регионе.

Конечно, полученные таким образом данные - не идеальная база для расчетов: респонденты имеют тенденцию занижать свои доходы, сама по себе база РМЭЗ не включает в себя, как и все социологические опросы, представителей верхних 5% населения, да и следующие 15-20% наиболее благополучного населения представлены в ней в меньшей пропорции, чем в населении страны в целом, что влияет на оценки на ее основе доли бедных в составе населения страны. можно, конечно, пытаться частично сгладить эти недостатки за счет перевзвешивания исходных данных, учета расходов респондентов и т.д., и для ряда исследовательских задач эти методы используются довольно активно. В результате на одном и том же массиве РМЭЗ в силу особенностей используемых методик разные исследовательские группы получают разную численность бедных, выделенных по абсолютному подходу3. Однако "абсолютно правильных" данных получить все равно невозможно - методика установления прожиточного минимума органами государственной власти допускает некоторую вариативность, сильно влияющую на долю бедных в каждом отдельно взятом регионе4. В результате любые полученные данные всегда будут в определенной степени условными и позволят говорить лишь о порядке цифр и тенденциях, характеризующих российскую бедность.

Вот почему мы решили брать при выделении бедных в рамках абсолютного подхода за основу расчета не расходы респондентов, а их оценки своих доходов, и ничего не перевзвешивать. Отчасти на этом решении сказалось и наличие у части бедных сбережений, которые искажают картину их расходов. Однако главным доводом в пользу именно такой методологии выступало следующее. Поскольку мы рассматриваем не долю населения, претендующего на помощь со стороны государства и необходимые масштабы этой помощи, а суть и особенности проявления в россии такого феномена, как бедность, то для нас особое значение имело именно восприятие людьми размера своих доходов, прямо влияющее на их самосознание и идентичности, а в конечном счете - и на их "социальные действия", то есть как раз то, что интересует социологов в первую очередь.

Что касается депривационного подхода, то в его рамках как бедные нами рассматривались те, для кого бедность проявлялась в определенном ("бедном") образе их жизни. Методически это означало, что к ним относились испытывавшие не менее пяти видов лишений (то есть многомерную депривацию) при удовлетворении своих базовых физиологических и социальных потребностей. Показатели лишений были отобраны с учетом представлений россиян о признаках бедности (см. [Бедность... 1998; Тихонова, 2003; Россия... 2004]) и возможностей инструментария исследования РМЭЗ за 2005-

3 Так, Т. Карабчук с коллегами [Карабчук, Пашинова, Соболева, 2013] оценивают долю бедных, выделенных на основе абсолютного подхода на базе РМЭЗ в 2009 г., в 22% домохозяйств, а по использованной нами методике доля бедных

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексные проблемы общественных наук»