научная статья по теме ГУПВИ: ВОЕННОПЛЕННЫЕ И ИНТЕРНИРОВАННЫЕ НА ТЕРРИТОРИИ КАЗАХСТАНА (1941-1951 ГГ.) История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «ГУПВИ: ВОЕННОПЛЕННЫЕ И ИНТЕРНИРОВАННЫЕ НА ТЕРРИТОРИИ КАЗАХСТАНА (1941-1951 ГГ.)»

Из истории военнопленных в СССР: 1940-е - начало 1950-х годов

© 2008 г. Б. О. ЖАНГУТТИН*

ГУПВИ: ВОЕННОПЛЕННЫЕ И ИНТЕРНИРОВАННЫЕ НА ТЕРРИТОРИИ КАЗАХСТАНА (1941-1951 гг.)

Одной из неразработанных проблем исторической науки долгое время оставалась история более 3 120 944 военнопленных в СССР периода Второй мировой войны1, в том числе 1 836 315 немцев, 637 тыс. японцев, 425 549 венгров, 121 590 австрийцев, а также представителей многих других народов. Их судьбами ведала одна из наиболее засекреченных структур, известная узкому кругу специалистов как Управление по делам военнопленных и интернированных (с 1944 г. - Главное управление по делам военнопленных и интернированных, ГУПВИ) НКВД-МВД СССР. Система ГУПВИ в конце 1945 г. включала в себя 267 лагерей с 3200 лагерными отделениями, 392 рабочих батальона и 178 специальных госпиталей, расположенных во всех союзных республиках2.

Зарождение лагерной системы для военнопленных и интернированных в Казахстане было связано с началом военных действий с Финляндией в ноябре 1939 г.3 В Казахстан была направлена и часть польских военнопленных, добровольно сложивших оружие перед Красной армией в сентябре 1939 г. Так, в Карагандинский лагерь НКВД были переведены военнопленные в связи с расформированием Темниковского и Вологодского лагерей. В приказе наркома внутренних дел СССР от 15 августа 1941 г. давалось указание «впредь всех поступающих в приемные пункты военнопленных рядового состава направлять в Карагандинский лагерь до полной его численности в 5 000 человек»4. В июле 1941 г. на базе Спасского отделения Карагандинского лагеря, дислоцировавшегося в 45 км на восток от Караганды «в месте расположения бывшего Спасского медеплавильного завода», был образован Спасозаводской лагерь5. Согласно архивным документам, на 15 декабря 1941 г. контингент лагеря составлял 3 156 человек, в том числе 1835 немцев, 987 румын, 169 финнов, 9 поляков, 51 австриец, 21 швед, 11 русских, 2 еврея, 39 венгров, 11 словаков, 10 украинцев, 1 литовец, 10 итальянцев6. В основном здесь содержались военнопленные рядового состава, незначительно были представлены интернированные гражданские лица.

В Актюбинском лагере, точная дата образования которого пока не установлена (вероятно, июль 1941 г.), содержался офицерский и рядовой состав военнопленных, в том числе: 2 капитана, 1 обер-лейтенант, 4 лейтенанта, 7 младших лейтенантов, 13 унтер-офицеров, 38 капралов, 25 сержантов, 2 оберфельдфебеля, 121 ефрейтор, 437 рядовых. Численность военнопленных в лагере на 26 декабря 1941 г. составляла 650 человек, в том числе: 250 немцев, 4 венгра, 1 чех, 354 румына, 1 молдаванин, 18 австрийцев, 1 серб, 1 украинец, 5 поляков, 14 финнов, 1 итальянец7. В документах учетного отдела УПВИ НКВД СССР отдельной строкой выделялся контингент «интернированные иностранцы». Из 596 человек, содержавшихся в Актюбинском лагере, 265 являлись «бывшими военнопленными польской армии, из числа которых 263 человека не были призваны в польскую армию как лица немецкой национальности»8. В августе-декабре 1941 г. контингент лагеря постоянно пополнялся9. 9 сентября 1941 г. «на базе Батамшинского и Кимперсайского никелевых месторождений» были организованы

* Жангуттин Бауржан Олжабаевич, кандидат исторических наук, доцент Казахского национального педагогического университета им. Абая (Республика Казахстан, Алма-ата).

Кимперсайский лагерь и Рудоуправление НКВД СССР, с подчинением непосредственно Главному управлению лагерей горно-металлургических предприятий НКВД СССР10.

К концу 1941 г. на учете УПВИ НКВД СССР находилось 9 тыс. человек, из которых 8 427 содержались в 6 лагерях, в том числе Актюбинском, Спасозаводском, Кимпер-сайском. Вплоть до конца 1941 г. большинство военнопленных не использовалось на объектах народного хозяйства. 13 января 1942 г. циркуляром НКВД СССР было предписано всех способных к труду немцев-военнопленных (всего - 3 156 человек), содержавшихся в Спасозаводском лагере, использовать в системе Карагандауголь (Наркомат угольной промышленности) на перевозке угля. 650 военнопленных, содержавшихся в Актюбинском лагере, предлагалось использовать на разработке Кимперсайских никелевых рудников НКВД. В документе содержалось конкретное указание: «Впредь прибывающих трудоспособных военнопленных закреплять по лагерям и направлять их в Актюбинский лагерь... на работу»11.

Для всех лагерей был характерен высокий процент смертности и заболеваний среди военнопленных. Многие из них погибали по пути к месту назначения12. В 1941 г. на пути следования в Актюбинский лагерь погибли 23 военнопленных. Специальная комиссия, допрашивавшая выживших, определила причину смерти - давка, вызванная «большой скученностью» Из протокола допроса военнопленного сержанта румынской армии выяснилось, что «в вагоне находилось 200 человек военнопленных, в результате чего было страшно тесно и жарко... Примерно после двухнедельного переезда, числа я сейчас точно не помню, поезд остановился на одной из станций, света в вагоне не было. Из-за мест между военнопленными началась драка, которая превратилась в общую свалку и продолжалась примерно 5-6 часов... Тот кто падал в этой свалке под низ, его топтали ногами, и таким образом человек умирал»13. По данным архивных источников, на декабрь 1941 г. «умерло на путях в Спасозаводскому лагерю 89 человек», в том числе 62 немца, 2 австрийца, 1 итальянец, 3 финна. Относительно 21 погибшего военнопленного сведений не имелось. В самом же лагере к этому же сроку умер 21 человек, в том числе 6 немцев, 5 румын, 7 финнов и 3 шведа14.

В 1942 г. ситуация мало изменилась. «В этапе, отправленном в Актюбинский лагерь 10 февраля 1942 г. из Воронежского приемного пункта, из 256 человек в лагерь прибыли только 140, остальные 116 умерли в пути». Из 140 человек, достигших пункта своего назначения, было «23 тяжелобольных, [которые] не могли самостоятельно передвигаться; 97 - с явлениями истощения различных степеней, из них 27 - с поражением желудочно-кишечного тракта; 13 человек с огнестрельными ранениями и обморожениями второй и третей степеней. Почти все прибывшие, 133 из 140, нуждались в длительном стационарном лечении и специальном питании»15. Медицинская комиссия, обследовавшая прибывших 8 февраля 1942 г. в Актюбинский лагерь военнопленных на предмет возможного их трудового использования констатировала, что из 256 человек умерли в пути следования 116. В другой группе из 149 человек, этапированных в этот же лагерь, в дороге погибли 32 человека. 19 февраля из-под Сталинграда была доставлена группа пленных, в которой при осмотре оказалось «2 тяжелобольных, 10 с гипсовыми повязками нижних конечностей, 5 с нагноившимися ранениями, один после ампутации коленного сустава»16.

Актюбинский лагерь оказался последним пристанищем для многих военнопленных. Как свидетельствуют документы, зимой 1942 г. «при сильных морозах, постоянных буранах и ветрах, а также при абсолютно недостаточном отоплении зданий, стоящих в голодной степи, в силу неприспособленности печных установок под отопление углем, а также зачастую отсутствия какого-либо топлива» многие военнопленные получали обморожения различных степеней. Это было вполне предсказуемо, если учесть что температура воздуха в бараках и медицинских учреждениях «колебалась в пределах от плюс 3 до плюс 6 градусов»17. В целях исправления ситуации и создания более стройной системы лагерей и пунктов НКВД по приему военнопленных, в июле 1942 г. был ликвидирован Актюбинский лагерь. Его контингент перевели в Спасозаводской

лагерь. Этим же предписанием военнопленных, годных к физическому труду, направляли в производственные лагеря18.

1943-1946 гг. стали расцветом системы УПВИ-ГУПВИ. С 1943 г. в составе ГУПВИ начали выделяться лагеря, в которых содержались военнопленные по государственной принадлежности. Именно с 1943 г. и до конца войны численность военнопленных постоянно росла в 1943 г. - 181 148 человек, в 1944 - 704 853, в 1945 - 2 179 749 человек. Соответственно возрастала и потребность в лагерях для военнопленных и интернированных. 10 февраля 1943 г. в Алма-Ату пришла телеграмма, по сути положившая начало масштабному развертыванию лагерей в Казахстане. В ней говорилось: «В соответствии с распоряжением народного комиссара товарища Берия в ближайшее время [в] КазССР будут направлены 20 тысяч военнопленных [с] последующим использованием на хлопковых полях. Немедленно приступите [к] подбору помещений, организации четырех, пяти лагерей для размещения указанного количества военнопленных. При организации лагерей учтите необходимость полного обеспечения военнопленных жильем, бытового, медико-санитарного, хозяйственного обслуживания. Работу закончить к 1 марта [1943]. Заместитель наркома Чернышев»19. К 1 марта 1943 г. лагеря были готовы к приему военнопленных.

В результате успешного контрнаступления советских войск и ликвидации «котла» в районе Сталинграда в плен попали 151 246 человек, из которых в самом Сталинграде было сосредоточено свыше 90 тыс.20 Для многих пребывание в плену закончилось трагически. С.С. Букин отмечает: «В результате крупномасштабных наступательных операций Красной армии значительная часть вражеских военнослужащих попадала в плен после пребывания в окружении»21, т.е. уже в истощенном состоянии. Затем они направлялись в сборные лагеря, проходя по 200-300 км и получая крайне скудное питание. Приказ НКВД от 1 марта 1943 г. определил, что «вывоз военнопленных рядовых и младшего начальствовавшего состава» из лагерей и приемных пунктов прифронтовой полосы будет производиться «в Карагандинскую область, Спасозаводской лагерь № 99, начальник лагеря подполковник Н.И. Сорокин. Станция Караганда - 5 000; Пах-та-Дральский лагерь № 29, начальник лагеря подполковник А.Ф. Рудаков - 20 000 человек». Отправку в них предписывалось производить «эшелонами по 2 500 человек в каждом, всего 44 эшелона, по графику, с расчетом отправки ежедневно по 1 эшелону». Выражалась уверенность, что «при этих условиях отгрузка займет 22 дня»22. Таким образом, эти лагеря и стали базовыми для приема новых контингентов 1943 г.

Пахта-Аральский

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»