научная статья по теме ХРИСТИАНСКИЕ МОТИВЫ В ПОЭЗИИ АННЫ АХМАТОВОЙ Общественные науки в целом

Текст научной статьи на тему «ХРИСТИАНСКИЕ МОТИВЫ В ПОЭЗИИ АННЫ АХМАТОВОЙ»

Колтунова Т.В., старший преподаватель Российского государственного социального университета

ХРИСТИАНСКИЕ МОТИВЫ В ПОЭЗИИ АННЫ АХМАТОВОЙ

Анна Андреевна Ахматова (наст. фамилия - Горенко) родилась в семье морского инженера, в 1889 г. на ст. Большой Фонтан под Одессой. Училась в Мариинской гимназии, затем в выпускном классе Киевской Фундуклеевской гимназии, в 1908—1910 гг. - на юридическом отделении женских курсов.

25 апреля 1910 года она обвенчалась с Н.С. Гумилевым, с которым познакомилась в 1903 году. 14 июня 1910 года состоялся дебют Ахматовой в поэзии в доме «на башне» Вячеслава Иванова. Заключение «мэтра» было равнодушно - ироничным: «Какой густой романтизм... V

В 1911 году, избрав литературным псевдонимом фамилию своей прабабки по материнской линии, она начала печататься в петербургских журналах. Начиная с 1912 года, - времени выхода первого сборника Ахматовой «Вечер»,- все, кто знакомился с ее творчеством - критики, поэты по цеху акмеистов, символисты и вся элита серебряного века, неизменно отмечали в ее лирике «сгущенность психологических переживаний, фрагментарность событий, оттеняемых мелочами, эстетическое переживание упоенностью временем суток, года, природных явлений и одновременно с этим «печаль мудрого и уже утомленного сердца», как заметит Г.И. Чулков2. Рядом со своими знаменитыми современниками по «Цеху поэтов» - Н. Гумилевым, С. Городецким, М. Кузьминым, О. Мандельштамом Анна Ахматова выделялась строгой простотой и ясностью стиха, «земным» характером своей автобиографической лирики, женским и поэтическим нравом интимной любовной темы, в которой можно разглядеть и почувствовать «печать Господню», как отметит это качество ее поэзии Мандельштам:

Я не хочу ни горечи, ни мщенья, Пускай умру с последней белой вьюгой, О нем гадала я в канун Крещенья, Я в январе была его подругой.

(1911)

Я научилась просто, мудро жить, Смотреть на небо и молиться Богу, И долго перед вечером бродить, Чтоб утомить ненужную тревогу.

(1912)

Вечерний звон у стен монастыря, Как некий благовест самой природы... И бледный лик в померкнувшие воды Склоняет благосклонная заря.

(1914)

Всеми этими чертами были отмечены и ее последующие сборники предреволюционных лет - «Четки» (1914) и «Белая стая» (1917). Но во многих ее стихах, созданных в промежутке между 1911 и 1917 годами всегда присутствовала в той или иной сокровенной тональности тема сопричастности христианским ценностям бытия, воспринимаемым ею очень естественно и органично. В «Четках» по сравнению с первым сборником, усиливается подробность разработки образа лирической героини Ахматовой, способной не только страдать от непони-

1 Русские поэты «серебряного века»: Сб. стихотворений в 2-х тт. Т. 2. - Л., 1992. - С. 193.

2 См. там же, с. 193.

96

мания, но и сострадать, и принимать на себя «тревогу мира». Развитие Ахматовой как поэта, шло не по линии расширения тематики, сила ее - в глубинном психологизме мотивировок, в чуткости к движениям души. В годы первой мировой войны Ахматова не присоединила свой голос к голосам поэтов, разделивших официальный патриотический пафос, однако она с болью отозвалась на трагедию военного времени («Июль 1914», «Молитва»). Сборник «Белая стая», вышедший в сентябре 1917 г., не имел столь шумного успеха, как предыдущие книги. Но новые интонации скорбной торжественности, молитвенности, сверхличное начало разрушали привычный стереотип ахматовской поэзии, сложившийся у читателя ее ранних стихов. Эти изменения уловил О.Мандельштам, заметив: «Голос отречения крепнет все более и более в стихах Ахматовой, и в настоящее время ее поэзия близится к тому, чтобы стать одним из символов величия России3».

Поэзия Ахматовой насыщена христианской символикой, в ней нередки образы Старого и Нового Заветов: «Во мне печаль, которой царь Давид / По-царски одарил тысячелетья» («Майский снег» 1916); «И озеро глубокое синело, / Крестителя нерукотворный храм» («Еще весна таинственная млела» 1917);(«Библейские стихи: Рахиль. Лотова жена» 1921); «Магдалина билась и рыдала, / Ученик любимый каменел» («Распятие» 1940). В изобразительно-выразительных средствах Ахматова часто использует сравнения, метафоры, эпитеты, насыщенные христианскими и православными понятиями веры, милосердия, сострадания, любви, первородного греха и раскаяния: «Я все запоминаю, \ Любовно-кротко в сердце берегу»; «Я не хочу ни горечи, ни мщенья»; «И что бы я ни начинала славить - / Ты, тихая, сияешь предо мной»; «А Смоленская нынче именинница, / Синий ладан над травою стелется, / И струится пенье панихидное, / Не печальное нынче, а светлое»; «Как мог ты, сильный и свободный, / Забыть у ласковых колен, / Что грех карают первородный / Уничтожение и тлен»; « Я и плакала и каялась, / Хоть бы с неба грянул гром!»; «Что теперь мне смертное томленье! / Если ты еще со мной побудешь, / Я у Бога вымолю прощенье / И тебе, и всем, кого ты любишь».

Сборники Ахматовой «Подорожник» и «Anno Domini», вышедшие в послеоктябрьские годы были высоко оценены как любителями поэзии, так и такими авторитетными исследователями, как В.М. Жирмунский, В.В. Виноградов, Ю.Н. Тынянов, Б.М. Эйхенбаум. «Подорожник» - первая книга Ахматовой, изданная после революции, - вышел в 1921 году. Анна Андреевна хотела назвать сборник «Лихолетье», но ее отговорили друзья. Цензура этого сборника не коснулась, хотя в нем есть целый ряд «крамольных» стихотворений.

В частности одно из них, написанное страшной зимой 1919 года, содержит оценку совершившегося в России переворота: «Чем хуже этот век предшествующих? Разве / Тем, что в чаду печали и тревог / Он к самой черной прикоснулся язве, / Но исцелить ее не мог. // Еще на западе земное солнце светит, / И кровли городов в его лучах блестят, / А здесь уж белая дома крестами метит / И кличет воронов, и вороны летят».

Стихотворение это поразительно по глубине понимания событий, неизбежных и гибельных, по христианской интонации приятия этой неизбежности, готовности погибнуть. Именно в христианском мировосприятии Ахматовой коренится причина ее отказа от эмиграции. Для нее остаться в России после революции означало одно - нести свой крест. Ахматова в устной беседе с П.Н. Лукницким, посещавшим ее в 20-30-е годы, высказалась об эмиграции следующим образом:

«Может быть два положения, чтоб было ясно: либо все уехали, либо все остались.

1. Все уехали. Нет Эрмитажа. Рембрандтовские полотна - вместо скатертей и половиков, потому что объяснять некому. Зимний дворец - груда пепла и в ней живут беспризорники.

Полный развал... Иностранцы не вмешивались бы - ждали бы, что вот новая Америка, которую они откроют и разделят.

3 Об Анне Ахматовой. Стихи, эссе, воспоминания, письма. Л., 1990. - С. 112.

97

2. Никто не уехал. Была бы общественность, сейчас ее нет, потому что слишком мало людей осталось. А тогда пришлось бы считаться. Те, кто уехали, спасли свою жизнь, может быть, имущество, но совершили преступление перед Россией... если бы не уехало большинство профессоров - и уровень подготовки молодых был бы выше, молодые могли бы заме-

4

нить старых.» .

В 1921 году Ахматова пишет стихотворение, сближающее его с «Книгой Иова», суть которого создается напряженным смысловым полем - от первоначального отрицания Бога до внутренней готовности услышать его голос, как услышал его Иов в своем безмерном страдании: «Земной отрадой сердца не томи, // Не пристращайся ни к жене, ни к дому // У своего ребенка хлеб возьми, // Чтобы отдать его чужому. // И будь слугой смиреннейшим того, // Кто был твоим кромешным супостатом, // И назови лесного зверя братом, // И не проси у Бога ничего». Для ее лирики вообще были характерны многочисленные реминисценции из Старого и Нового Завета, придававшие стихам аскетизм отшельничества, молитвенности и сохранности вселенской памяти.

После гибели Н.С. Гумилева в 1921 году, Ахматову не оставляло чувство вины перед ним. Несмотря на развод, они сохранили дружеские отношения, их связывало многое в жизни, прежде всего сын, который жил у матери Гумилева в Бежецке, творчество, которым оба дышали, круг друзей и знакомых, осознание общности, родственности душ и катастрофичности времени, которое наступило. В начале августа 1921 года Н. Гумилев был арестован по делу о так называемой «Петроградской организации», возглавляемой профессором В.Н. Таганцевым. Однако ни организации, ни заговора в реальности не было. Ложно трактованные показания профессора Таганцева стали поводом для ареста целого ряда людей. Всего по «Делу Таганцева» было привлечено к уголовной ответственности более восьми-ста, а расстреляно более ста человек, среди которых был и Гумилев. Вышедшая в начале 1922 года книга Ахматовой «Anno Domini MCMXXI» («В Лето Господне 1921») наполнена памятью о Гумилеве. Название книги ассоциируется с надписью на надгробных плитах: родился тогда-то, умер тогда-то от Рождества Христова. Предположительная дата гибели Гумилева - 25 августа 1921 года войдет в поэзию Ахматовой очень важной для нее нравственной темой - верности памяти погибших близких ей людей. Она всегда помнила слова Гумилева, сказанные им в ответ на ее сожаление о том, что их брак не удался: «Нет, ты научила меня любить Россию и верить в Бога». Как Пушкин разыскивал могилу казненных декабристов, так и она пыталась найти другую братскую могилу - расстрелянных в 1921 году. По воспоминаниям дочери Н.Пунина Ирины, в августе 1945 года Ахматова поехала с ней на такси в сторону Ржевки - Пороховых: «Улица по которой мы ехали, была похожа на проселочную дорогу. В одном месте А. сказала шоферу, чтобы он притормозил и показала мне глазами на довольно высокую кучу, на которой росли репейники, крапива и отцветающие сорняки. Когда мы вернулись домой, она остановилась в коридоре, взяла меня за руку и тихо сказала: « На том месте расстреляли Николая Степановича. Ко мне пришел рабочий и сказал, что в ту ночь (25 августа) было слышно, как их расстреливали». Ахматова вспоминала, как в их последний совместный приезд в Бежецк в Духов День 1918 года, когда они навещали сына, Гумилев сказал: «Я сейчас почувствовал, что моя смерть не будет моим концом.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком