научная статья по теме ИМПЕРАТОРСКИЙ ДВОР РОССИИ XVIII ВЕКА: МЕЖДУ ЕВРОПЕИЗАЦИЕЙ И ТРАДИЦИЕЙ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «ИМПЕРАТОРСКИЙ ДВОР РОССИИ XVIII ВЕКА: МЕЖДУ ЕВРОПЕИЗАЦИЕЙ И ТРАДИЦИЕЙ»

Институты и общности

Императорский двор России XVIII века: между европеизацией и традицией

Ольга Агеева

Самой яркой чертой преобразований русского Двора в XVIII в. стала его европеизация, т.е. введение всего западноевропейского, заменявшего отечественное, старомосковское, русское. Следуя за реформами государственного аппарата, армии, промышленности и созданием учреждений культуры, Государев двор московских царей XVI-XVII вв. в короткий период превратился в петербургский Двор новой императорской России. При этом он изменил, казалось бы, всё - от титула и коронационных регалий правителей до архитектуры их резиденций, повседневного времяпрепровождения и состава придворного общества.

Будучи особым институтом русского абсолютистского государства, Двор русских самодержцев выполнял разнообразные общественные функции1. Помимо прочего в государственной жизни России он играл роль важнейшего коммуникативного центра: императорский дворец являлся местом общения монарха с элитой страны и представителями иностранных государств.

XVIII век стал временем, когда на Двор оказалась возложена особая политическая миссия. Он должен был обеспечить благоприятный фон для «вступления» страны в европейское сообщество в качестве равноправного партнера. «Встречают по одёжке, провожают по уму», - гласит народная мудрость. В силу этого, усвоение необходимого для общения языка общеевропейской культуры стало одной из задач русского придворного общества. Демонстрируя активный интерес и принятие европейских образцов в культуре, что оказалось согласно с умонастроениями значительной части самой русской элиты, именно Двор успешно создал благоприятную среду, снявшую те серьёзные психологические барьеры в восприятии страны, которые порождало свойственное Западу видение России как «варварской» и «чужой» в цивилизованном мире. Новый Двор - лицо страны и визитная карточка монарха - во многом изменил негативную оценку и внёс существенный вклад в успех России, позиционировавшей себя в XVIII в. страной первого ранга - империей, успешно осваивавшей европейское Просвещение.

Однако, помимо отстаивания международных интересов государства, исключительно разнообразны были «обязанности» Двора перед самим русским обществом. Назову только две из них. Подобно Коллегии иностранных дел и новым учреждениям культуры (петровским учебным заведениям, Кунсткамере, Академии наук и др.) Двор был настоящим проводником всего европейского в русской жизни. Усваивая новое, он тут же транслировал его на дворянс-

© 2014 г. О.Г. Агеева

1 Под Двором понимается социальный институт, соответствующий монархической форме правления и выполняющий ряд общественно значимых функций государственного и частного характера - политических, экономических, представительских, управленческих и иных, связанных с государственной деятельностью и жизнью монарха.

тво, столичную разночинную интеллигенцию и частично купечество. Участие в официальной жизни Двора века Просвещения погружало представителей русской элиты в мир новой культуры, требовало знания иностранных языков и правил вежливого обхождения, например, умения говорить «комплементы»-приветствия или вести этикетные «партикулярные разговоры», разбираться в новинках мира моды, танцев, художественной культуры и литературы, театра и научных знаний (ботаники, античной истории, геральдики и проч.), наглядно знакомило с предметно-бытовым и архитектурным миром дворца. При этом просветительская задача Двора в XVIII в. сложно сочеталась с его другой, более важной, политической обязанностью перед русским обществом. В эпоху абсолютистского правления страну персонифицировала фигура монарха. Он сам и его окружение в сознании большинства людей подменяли действия собственно государственного аппарата. Не случайно слово «Двор» в XVIII в. было синонимом слов «государство» и «монарх». В выражениях той эпохи Двор вёл политику, объявлял войну, ко Двору приезжали иностранные дипломаты и т.д. Однако, ассоциируясь в глазах собственного народа с центральной властью, Двор должен был демонстрировать приверженность национальным интересам и ценностям и показывать, что власть способна обеспечить благосостояние и обороноспособность страны.

Таким образом, двойственная природа Двора ставила перед его реформаторами XVIII в. подчас противоречившие друг другу задачи. Выполняя внешнеполитическую функцию, русский Двор должен был стать «своим» для мира других европейских дворов, но в то же время сохранить доверие собственного народа. Осуществление этих задач осложнялось тем, что в XVI-XVII вв. русскому миру был свойственен этноцентризм сознания, и его доминирующими установками были следование своим традициям и отторжение чужого. Русские в глазах иностранцев считались «самыми тщеславными и прегордыми из людей»2, ибо ориентировались на свои представления и с большой разборчивостью относились к перениманию чужих ценностей (хотя и прибегали к использованию западных технических и культурных достижений). Теперь же власти предстояло перейти к самому широкому использованию иностранного опыта, т.е. заниматься тем, что в предшествующий век получило меткое определение «чужебесия»3.

В XVIII в. европеизация проявлялась почти во всех областях жизни Двора. Однако это общее наблюдение ставит ряд вопросов. Кто и какими путями привносил новое европейское? На какое время пришлась европеизация? Какими были её результаты? Во всех ли областях придворной жизни процессы внедрения западных форм были схожими или имели отличия? Носила ли европеизация тотальный характер или была локализована в каких-либо особых сферах придворного быта? И если последнее верно, то как при Дворе усвоение нового европейского сочеталось с русским традиционным? Для рассмотрения этих вопросов обратимся к нескольким областям придворной жизни. Начнём с привнесения иностранной лексики в названия структур дворцового ведомства и наименования придворных чинов.

В ходе реформирования подразделений Двора, начавшегося уже в первые годы XVIII столетия, новые дворцовые ведомства, как и многие другие государственные учреждения, на иностранный манер получили наименования кан-

2 Вебер Ф.Х. Записки о Петре Великом// Русский архив. 1872. № 6. Стб. 1075.

3 Крижанич Ю. Политика. М., 1997. С. 194.

целярий и контор. Так, в системе Двора были учреждены Дворцовая канцелярия (1705) и Главная дворцовая канцелярия (1724), Придворная контора (1730), Конюшенная канцелярия (1733) и Придворная конюшенная контора (1733), Обер-егермейстерская канцелярия (1744), Собственная вотчинная канцелярия (1723) и др. Иностранное название «гоф-коллегия» фигурировало в нереализованном проекте Х.-В. Миниха, мечтавшего объединить разрозненные придворные ведомства под началом одного лица (1748)4. Несколько дворцовых подразделений получили иностранные наименования по немецкоязычным чинам возглавлявших их лиц: от чина обер-егермейстера - указанная выше канцелярия императорской охоты, а Камер-цалмейстерские и Гоф-интендантские дела, соответственно, от чинов камер-цалмейстера и гоф-интенданта.

Интересно, что наряду с повсеместными иноязычными заимствованиями в XVIII в. спорадически появлялась идея возвращения дворцовым учреждениям старого русского наименования «приказ». Так, в 1728 г. самостоятельное конюшенное ведомство первоначально было воссоздано под именем Конюшенного приказа, а при продвижении проекта реформы двора 1768-1769 гг. (остался нереализованным) от Екатерины II в Сенат было отдано распоряжение вернуть старое название «приказ» Дворцовой канцелярии, которую следовало именовать «Главным дворцовым приказом»5.

Самое яркое воплощение введение иноязычной лексики получило в области наименований чинов и служителей двора. Началось всё на рубеже 1690-1700-х гг., но не с введения новшеств, а с изменения отношения к старой московской чиновной лестнице, в которой дворцовые чины были неразрывно связаны с государственными. Угасание их роли и отмена происходили мягким, бесконфликтным, но решительным образом. В 1690-е гг. пожалование в прежние чины практически прекратилось. В связи с этим в начале нового века постепенно исчезали и забывались такие московские дворцовые чины, как дворецкий с путём, стряпчий с ключом, кравчий, чашник, постельничий, сокольничий и др. Лица, которым они были пожалованы, постепенно уходили со службы или получали новые чины. В результате в 1710-е гг. сложилась необычная ситуация с верхним слоем служащих дворцового ведомства и «комнат»-дворов царского дома. В них, с одной стороны, почти исчезли старые чины, и служители стали обозначаться только личными именами (кроме низших, указанных по профессиям - повар, прачка и др.). С другой, стихийно были введены некоторые европейские наименования служащих лиц, не закреплённые на законодательном уровне. Ведомости «комнат» Романовых 1710-х гг. показывают, что иностранный чин камердинера (И. Афонасьев) появился при Дворе наследника престола царевича Алексея Петровича6; пажи и комедианты имелись при Дворе царевны Натальи Алексеевны; камер-паж и пажи, а по другим данным и камергер - у царицы Екатерины Алексеевны; музыкант, «француженка» и кухмистр - у царевича Петра Петровича, царевен Анны, Елизаветы и Натальи; «каммер-фраут» и «каммер-юнфре» - у царских внуков Петра Алексеевича и Натальи Алексеевны7. У самого Петра I главным поваром являлся обер-кух-

4 РГАДА, ф. 14, оп. 1, д. 85, л. 12; Архив Санкт-Петербургского института истории (далее -АСПбИИ РАН), ф. 36, оп. 1, д. 461, л. 72.

5 РГИА, ф. 469, оп. 14, д. 10, л. 81.

6 РГАДА, ф. 198, оп. 1, д. 83, л. 1-5 об.

7 Там же, ф. 156, оп. 1, д. 39, л. 32 об.; РГИА, ф. 468, оп. 45, д. 565, л. 1 об., 2 об., 3 об., 7, 7 об.; оп. 43, д. 13, л. 1 об., 2 об., 4, 7; РГАДА, ф. 156, оп. 1, д. 176, л. 1.

мейстер или просто кухмейстер датчанин И. Фельтинг, врачами были лейб-медики Р. Арескин, а затем Л. Л. Блументрост, ранее служивший лейб-медиком царевны Натальи Алексеевны. Имена служителей Двора показывают, что появление западных наименований чинов в то время в основном было обусловлено приглашением на службу иностранцев. Среди них только чины царских лейб- и гоф-медиков были за

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»