научная статья по теме ИМЯ И АРХЕТИП: О СУЩНОСТИ СЛОВЕСНОГО ТВОРЧЕСТВА Философия

Текст научной статьи на тему «ИМЯ И АРХЕТИП: О СУЩНОСТИ СЛОВЕСНОГО ТВОРЧЕСТВА»

ФИЛОСОФИЯ И КУЛЬТУРА

Имя и архетип: о сущности словесного творчества

А.Ю. БОЛЬШАКОВА

Статья посвящена проблеме архетипа в контексте теории имени. Данный аспект еще не освещен в должной мере философской и филологической мыслью. Рассматривая архетип как неотъемлемую часть метаязыка культуры, автор статьи выявляет основные законы и принципы его претворения в словесном творчестве. Особое внимание уделяется первичному именованию архетипов в пространстве древнерусской литературы. Проблема архетипа и имени рассматривается через ассоциативный спектр: прежде всего через такие сравнительные аспекты, как "архетип и художественный образ", "архетип и художественное слово", "архетип и творческая деятельность".

This article is devoted to a problem of the archetype in the context of the theory of name. This aspect has not been distinctly outlined in the philosophical and philological thought yet. The author reveals the main features of the archetype as a metaconcept of culture and the key principals of its functioning in literary texts. A special attention is paid to the first names of archetype in the Old Russian literature. A problem of archetype is seen via its associative spectrum - first of all via such comparative aspects as "archetype and artistic image", "archetype and artistic word", "archetype and creative activity". The author comes to the conclusion that one should differentiate two sides in the archetype's structure and development: the invariant (archetype-as-such) and variant ones, when the archetype reveals itself in literature, art, etc.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: архетип, имя, именование, сущность, первообраз, словесное творчество, (мета)концепт/константа, инвариантность/вариативность, художественный образ.

KEY WORDS: archetype, name, essence, verbal creativity, (meta)concept, invariant/ variant, artistic image, artistic word.

Одним из камней преткновения в современной науке остается "элементарный", но до сих пор окончательно не разрешенный (несмотря на многочисленность работ на эту тему) вопрос: что такое архетип? Кажется, архетип можно лишь реконструировать умозрительно, но никак не "пощупать", не "осязать" - в отличие от других, более доступных и явных предметов анализа. Однако, если мы обратимся к области словесного творчества, такой тезис (несмотря на распространенность) обнаружит свою несостоятельность. И проблема имени обретет тогда самое актуальное значение. Ведь, проходя через процесс именования,

© Большакова А.Ю., 2012 г.

смутные, трудноуловимые первообразы бессознательного обретают "телесную" оболочку, которую-то и можно попробовать "на ощупь". Потому, будучи реализованным в словесном творчестве, архетип представляет благодатную почву для научного исследования. Недаром и юнгианская школа психоанализа не смогла ограничиться анализом сновидче-ских и прочих "пограничных" состояний психики: обратилась к опыту устной и письменной художественной словесности. Взамен изначальной довербальности, когда архетипы коллективного бессознательного доступны лишь тонкому инструментарию психоанализа, в процессе словесного творчества происходит "материализация" сущности, которая -посредством именования - обретает четкие границы, "осязаемую" форму и свое место в общей картине мира. В этом - смысл нашего обращения к культурному (литературному) архетипу как феномену, выражающему стиль той или иной эпохи, особенности ее культурного мироощущения и смену парадигмы в движении литературы. Ведь даже наиболее "материальные" воплощения первообразов культурного бессознательного в скульптуре, живописи, прикладном искусстве имеют свои названия.

Отсюда - наше пристальное внимание к проблеме имени и собственно именования, а также к самому объекту именования и к взаимосвязи таких внешне разрозненных понятий, как "сущность", "(мета)концепт", "константа", "архетип"...

"Что в имени тебе моем?.." Заострим вопрос: почему же мы говорим об имени? Действительно, архетипы - за примером можно обратиться к первым их именованиям у К.Г. Юнга (Самость, Трикстер, Тень и пр.) - не называются предикатами или другими частями речи: только именем. В теории литературы, рассматривающей архетип с мифо-поэтической точки зрения, практиковалось сочетание имен с предикатами, однако такой предикативный подход свойствен устарелым, на мой взгляд, концепциям (к примеру, Е. Мелетинского), трактующим архетип лишь как постоянный сюжет/мотив - ритуализо-ванное действие.

Очевидно, уже сейчас можно определить "архетип" как (мета)концепт: инвариантное и наиболее сущностное ядро человеческой ментальности, видоизменяющееся в соответствии с конкретной исторической ситуацией, в сопротивлении ей и в адаптации к ней.

Архетипы - это базовые концепты, задающие координаты, в которых человек воспринимает и осмысливает мир, осуществляя свою жизнедеятельность, и которые, в процессе реализации в человеческой практике, обретают то или иное имя.

В пространстве словесного творчества архетип проявляет себя как именованная сущность.

Имя и архетип как именованная сущность. Сам по себе процесс именования всегда предполагает индивидуализацию, пусть и понятую парадоксально, в коллективном смысле: как выявление и определение неким "коллективным" индивидом некоего типологического множества. В результате происходит подведение этого множества (класса предметов, вида, рода) под единое имя и отделение соответствующего мысленного образа, также общего для всего множества. По сути, это и есть процесс индивидуализации. И именно в таком ракурсе следует рассматривать слова академика Ю.С. Степанова об "именах и подобных им выражениях" как "выделяющих индивидов" [Степанов 1998, 678].

Итак, архетипы коллективного бессознательного как нечто доступное, кажется, лишь интуиции, в процессе именования в словесном творчестве1 начинают свой путь к индивидуализации. Путь этот захватывает как формирование человеческого мировоззрения в процессе вербального освоения действительности, так и выделение наиболее важных для человека сущностных составляющих его ментального мира.

Принцип именования тождествен базовому принципу архетипа, определяющему его структуру: диалектика единичности и множественности, индивидуального и коллективного. С точки зрения базового закона литературного архетипа - именования сущности, -в обретающих свое имя первообразах коллективного (культурного) бессознательного содержится (в свернутом виде2) важнейшее идейно-эстетическое содержание, которое и определяет отличие того или иного архетипа от других, а архетипов-как-таковых - от концептов, хронотопов и прочих универсалий. В этом - смысл именования, с точки зрения теории архетипа.

Еще одно понятие нуждается здесь в пристальном внимании: будучи названным, оно входит в ареал ключевых слов для освещения обозначенной нами темы. Если предикат всегда связан с изменяемостью, движением жизни, т.е. со временем, то имя - с неизменностью, константами бытия: с пространственными его формами. С другой стороны, если имя подвластно времени и может изменяться вместе с ним, то именуемая им сущность носит надвременной характер. Так или иначе, соотношение "имя - (именованная) сущность" предполагает неразрывную связь с представлениями о пространстве. В области словесного творчества это "ономастическое пространство", шире - "резонантное пространство литературы" (В.Н. Топоров), складывающееся вокруг переклички имен и названных ими художественных образов3, а также мотивов и прочих элементов, повторяемых в разных произведениях разных авторов. Ведь "имя человека... указывает на нечто более общее, чем данный индивид, - на семью, род и традицию, сущности вполне реальные и несравненно более протяженные во времени и пространстве, чем индивид" [Степанов 1998, 184. Здесь и далее, кроме оговоренных случаев, курсив мой. - А.Б.].

Сущность - имя - ... художественный образ. Современное языкознание определяет философию имени, генезис которой дан в одноименных книгах А.Ф. Лосева и С.Н. Булгакова, как философию сущности, соотносимой с глубинной структурой имени. Ведь «"имя" связано не только с "вещью", но и с ее "сущностью". Как бы ни было имя как конкретное слово случайно, временно или условно, суть именования всегда в закреплении сущности вещи, вневременной, неслучайной и безусловной. Язык и рассматривается как совокупность "имен вещей", открывающая путь к познанию сущностей» [Степанов 1998, 182].

Если знание имени открывает путь к знанию сущности, то само существование этого пути обусловлено первичностью обоих предметов познания: если имя есть первооснова языка, то сущность - первичная составляющая ментального мира человека. Перефразируя приведенную аксиому, можно сказать, что познание сущности через имя открывает путь к знанию архетипов как первооснов нашего мировоззрения, определяющих поведение, характер и жизненный уклад человечества на стадиях его исторического развития.

Определенную сложность составляет, однако, сущность самого архетипа, который, по нашему убеждению, изначально есть первообраз. Этот факт, в силу своей труднодо-казуемости, до сих пор остается предметом самых острых дискуссий. Двойственность позиции Юнга и юнгианцев в этом вопросе дала основания для понимания архетипа как пустой схемы, формы, всякий раз наполняемой новым содержанием. Какова же вообще связь сущности с образностью? - вопрос мало проясненный, однако представимый. Для нас важнее всего то, что в художественной литературе сущность проявляет себя прежде всего в образной форме: в этом - еще один довод в пользу исследования литературного архетипа как сущности, реализованной в образной системе словесного творчества. Действительно, в художественной литературе ментальный первообраз, изначально данный нам лишь в смутных ощущениях, вербализируется, т.е. обретает конкретное имя, через которое и выявляется его сущность, дотоле скрытая в недрах бессознательного. Вместе с тем через именование он переходит в разряд художественных образов - а именно этот "обоюдообразный"4 процесс обычно ускользает от внимания литературоведов. В результате, эволюционная цепочка - сущность как первообраз - имя - художественны

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Философия»