научная статья по теме «ИЗДАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА, ПОСВЯЩЕННОГО ПРОШЛОМУ РОССИИ... ЯВЛЯЕТСЯ... НЕОБХОДИМЫМ» ДОКУМЕНТЫ СЛАВЯНСКОЙ БИБЛИОТЕКИ В ПРАГЕ О НЕСОСТОЯВШЕМСЯ ПРОЕКТЕ РОССИЙСКОЙ НАУЧНОЙ ЭМИГРАЦИИ (1937 - НАЧАЛО 1940-Х ГГ.) История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему ««ИЗДАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА, ПОСВЯЩЕННОГО ПРОШЛОМУ РОССИИ... ЯВЛЯЕТСЯ... НЕОБХОДИМЫМ» ДОКУМЕНТЫ СЛАВЯНСКОЙ БИБЛИОТЕКИ В ПРАГЕ О НЕСОСТОЯВШЕМСЯ ПРОЕКТЕ РОССИЙСКОЙ НАУЧНОЙ ЭМИГРАЦИИ (1937 - НАЧАЛО 1940-Х ГГ.)»

«Издание исторического журнала, посвященного прошлому России... является... необходимым»

Документы Славянской библиотеки в Праге о несостоявшемся проекте российской научной эмиграции (1937 - начало 1940-х rr.)L

Ключевые слова: русская эмиграция, периодическая печать, Русское историческое общество, Славянская библиотека в Праге, Архив города Праги, Архив Российской академии наук, А.Ф. Изюмов, А.В. Флоровский.

Периодические издания русской эмиграции 1920-1930-х гг., являясь многоплановым источником, привлекают как российских, так и зарубежных исследователей1. Однако важнейший их сегмент - научный журнал остается в стороне от внимания ученых. Даже недавно вышедшая в свет книга Ю.Н. Емельянова, в определенной степени восполняющая данный пробел2, опускает немало интересных сюжетов, среди которых попытка издания в конце 1930-х гг. в Праге русского исторического журнала. Хранящиеся в Славянской библиотеке в Праге архивные документы проливают свет на этот практически неизвестный эпизод из истории российской научной эмиграции. Он неразрывно связан с деятельностью Русского исторического общества (РИО), возникшего в чешской столице в 1925 г. и просуществовавшего до конца Второй мировой войны. В его работе в разные годы участвовали многие выдающиеся ученые-эмигранты: П.М. Бицилли, Г.В. Вернадский, А.А. Кизеветтер, П.Н. Милюков, С.Г. Пушкарев, А.Н. Фатеев, А.В. Флоровский, Е.Ф. Шмурло3. Печатным органом РИО были «Записки», но из-за недостатка материальных средств в свет вышло всего три тома (в 1927, 1930, 1937 гг.). Первый из них появился при поддержке чехословацких властей, о чем сообщается в записке заместителя главы канцелярии президента Чехословацкой Республики доктора И.Ржиги начальнику канцелярии П.Шамалу от 15 июня 1927 г.: «Русские профессора-эмигранты борются за хлеб насущный и при этом имеют столько идеализма и любви к науке и поэтому стремятся к тому, чтобы исследовать и публиковаться. На издание научных публикаций они совсем не имеют денег. Причем без гонорара... На сборник они собрали между собой 2500 чешских крон. Полная сумма составляет 10 000 чешских крон. Рекомендую, чтобы им на издание сборника было выделено 5000 чешских крон из средств Национального фонда Масарика»4. Оставшуюся часть суммы в размере 1128 крон, необходимую для покрытия типографских расходов, удалось получить от Учебной коллегии при Комитете по обеспечению образования русских студентов в Чехословацкой Республике5. Второй том «Записок» увидел свет благодаря помощи Славянского института, третий - издан на средства членов Общества6. Сборники трудов распространялись как самим РИО, так и через крупные европейские книготорговые компании, такие как книжный магазин «Harrasowitz» в Лейпциге7. Издание непериодических «Записок» словно готовило почву для появления исторического журнала.

Сохранившиеся документы не позволяют с уверенностью сказать, был ли у идеи издания журнала конкретный автор или же она родилась коллективно, как выражение общего мнения и общих интересов. Однако несомненна особая роль профессора А.В. Флоровского (1884-1968), заступившего на пост председателя РИО как раз в 1937 г.8, жившего до Октябрьской революции в Одессе, высланного из советской России в 1922 г. и после недолгих скитаний поселившегося в Праге. Здесь Антоний Васильевич занялся изучением русско-чешских отношений и вскоре стал ведущим специалистом в этой

L Публикация подготовлена при финансовой поддержке РГНФ (проект 13-31-01251 a2).

области. С 1933 г. начал читать лекции в Карловом университете; в 1936 г. на заседании русской академической группы защитил докторскую диссертацию «Чехи и восточные славяне. Очерки по истории чешско-русских отношений (X-XVIII вв.)»; в июне 1937 г. подготовил докладную записку о целесообразности издания русского исторического журнала на базе РИО (Док. № 1). По мысли профессора, это периодическое издание должно было отражать работу историков-эмигрантов, а также иностранных ученых, изучающих российское прошлое. Его предложение нашло поддержку коллег. Уже в августе историк-архивист А.Ф. Изюмов9 подготовил записку, с подробными расчетами издательских расходов, предложениями по содержательной стороне журнала, редактированию, организации подписки и т.п. (Док. № 2). Примечательно, что создатели журнала не пытались противопоставить его аналогичным советским изданиям, прекрасно сознавая, в каких условиях приходится работать ученым в СССР.

Однако подготовительная работа сильно затянулась, что объяснялось как острой нехваткой денег, так и противоречиями в ученой среде. Весной 1940 г. РИО поразил грандиозный конфликт, начало которому положила ссора между женами историков Е.Ф. Максимовича и А.В. Флоровского. Истинная ее причина, как прояснилось позже, крылась отнюдь не в бытовой вражде. Женская склока оказалась лишь поводом для выяснения отношений между учеными, которые обострялись на протяжении нескольких лет, фокусируясь вокруг борьбы за председательский пост. В результате противоборства, вылившегося даже в судебную тяжбу, А.В. Флоровский был вынужден сложить с себя полномочия главы РИО10. Его преемник профессор Е.А. Ляцкий попытался продолжить начатое дело: правление вновь поставило вопрос об издании исторического журнала, правда, наряду с публикацией сборника трудов членов самого Общества. На собрании 3 сентября 1940 г. А.Ф. Изюмов ходатайствовал об использовании нескольких статей из него для будущего журнала11. В ноябре было решено издавать его четыре раза в год объемом до 4-5 печатных листов по примеру «Записок Научно-исследовательского объединения при Русском свободном университете» и даже выплачивать авторам гонорар в 100 крон за печатный лист12. Общество обращалось за материальной поддержкой к Славянскому институту, а затем и к Министерству народного просвещения Протектората Богемии и Моравии. Судьбу этих запросов документально прояснить не удалось, но можно предположить, что русским историкам отказали, ибо мучительный поиск денег продолжался13. Очевидно тогда же РИО вступило в переговоры с издававшимся в Праге «Морским журналом», в тот момент едва ли не главным периодическим изданием русской диаспоры в чешских землях (Док. № 3). Издателям удалось найти компромисс. Казалось, что дело сдвинулось с мертвой точки. Было подготовлено предисловие «От редакции» (Док. № 4), непосредственный автор которого, к сожалению, неизвестен14.

В апреле 1941 г. Е.А. Ляцкий сообщил на собрании, что в первый номер журнала должны войти статьи А.Л. Бема «Пушкинские дни в Праге» и «Граф А.К. Орлов в Карлсбаде», А.В. Камнева «Историческая канва "Слова о полку Игореве"», а также хроника жизни Общества и список кандидатов в его члены15. Инженер А.И. Левицкий создал макет обложки издания16. Но вопрос о том, что лучше - большой непериодический сборник или регулярно выходящий небольшой журнал, так и не был

А.В. Флоровский. [1922-1927 гг.] Архив РАН. Ф. 1609. Оп. 1. Д. 197. Л. 36

решен. В конце концов остановились на сборнике. Его содержание есть в личном фонде историка Л.А. Остроумова в Архиве РАН, на что впервые указал В.Т. Пашуто17. Этот же список фигурирует в отчете Общества за 1940 г., сохранившемся в Архиве города Праги. По планам издателей, в него должны были войти статьи А.Л. Бема «Граф А.К. Орлов-Чесменский в Карлсбаде», А.Д. Григорьева «Общие имена всех восточных славян», Н.А. Еленева «Образ великой княгини Екатерины Павловны в искусстве», А.Ф. Изюмова «В поисках земель для духоборов (на основе писем Д.А. Хилкова)», А.В. Камнева «Историческая канва "Слова о полку Игореве"», Н.О. Лосского «Нация как органическое единство», Е.Ф. Максимовича «Православное духовенство и пугачевщина», Н.Ф. Новожилова «Пушкин-акционер» и «Записка Пушкина о народном воспитании (написана в 1826 г. по предложению императора)», П.Н. Савицкого «Общие концепции русской истории», А.Н. Фатеева «М.М. Сперанский в оценке русской государственности» и М.В. Шахматова «Из истории национально-государственных идей киевских и московских летописей и Степенной книги»18.

Руководство Общества прекрасно понимало, что вся издательская деятельность скована цензурой. Поэтому было решено в случае задержки или же запрета сборника заказать матрицы в чешском издательстве «Кnihtiska» для сохранения текста до лучших времен19. По мнению В.Т. Пашуто, книга была отклонена фашистской цензурой из-за статей А.Л. Бема и Е.Ф. Максимовича, а «верстка тома с запретительной визой немецкого цензора доктора фон Хоопа от 15 ноября 1941 г. осталась в архиве цензуры»20. Историк еще в 1975 г. просил своих чешских коллег найти следы затерявшейся рукописи. Но все попытки оказались напрасными21. К большому сожалению, В.Т. Пашуто не дал никаких указаний на конкретный источник своей информации. Попытки автора этих строк разыскать архив цензуры, на который ссылался ученый, также закончились безрезультатно22. Удалось обнаружить лишь верстку статьи Е.Ф. Максимовича. Но

23

сохранившийся экземпляр не содержит никаких пометок, кроме авторских правок23.

История с подготовкой сборника действительно выглядит туманной и запутанной. Б.С. Пушкарев, сын историка С.Г. Пушкарева, сказал автору этих строк при личной встрече с ним в декабре 2009 г., что никогда не слышал от отца о каком-либо цензурном запрете. Но самое главное, на это нет указания в сохранившихся письмах или записках членов Общества и его делопроизводственных документах. Напротив, известно, что в январе 1942 г. издательство «Кnihtiska» выставило счет Обществу за печатание его работ - 11 864 кроны. Таких денег у русских ученых не было. После переговоров сумму уменьшили до 11 300 крон24. Но и после этого труды Общества в свет не вышли. В дальнейшем, судя по имеющимся на сегодняшний день документам, всякое упоминание о сборнике из них исчезает.

Естественно, не стоит недооценивать цензурный контроль нацистов, утвержденный специальным постановлением от 17 сентября 1939 г.25 Чешский немец доктор Август Риттер фон Хооп действительно осуществлял функции цензора в Протекторате Богемии и Моравии, в его обязанности входил и контроль над русскоязычными изданиями26. Однако у резкого сокр

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»