научная статья по теме ИЗВЕСТИТЕ МЕНЯ ПИСЬМОМ! СОВРЕМЕННИКИ ОБ ОСНОВАНИИ БИБЛИОТЕКИ ФЕРЕНЦА СЕЧЕНИ Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «ИЗВЕСТИТЕ МЕНЯ ПИСЬМОМ! СОВРЕМЕННИКИ ОБ ОСНОВАНИИ БИБЛИОТЕКИ ФЕРЕНЦА СЕЧЕНИ»

Славяноведение, № 3

Levelben ertesitsen engem! Kortärsak Szechenyi Ferenc könyvtäralapitäsäröl. Budapest, 2012. 279. old.

Известите меня письмом! Современники об основании библиотеки Ференца Сечени.

В большинстве европейских стран национальные библиотеки начинались с книжных собраний монархов. В Венгрии, которая в 1526 г. утеряла государственный суверенитет и вошла в состав владений Австрийского дома, забота о воспроизведении и поддержании культурного наследия стала заботой общества. В этой связи неудивительно, что современная Венгерская национальная библиотека, фонды которой насчитывают около восьми млн единиц хранения, восходит к 200 тыс. книг и рукописей из частного собрания графа Ференца Сечени (1754-1820), имя которого она носит. В 2012 г. минуло 210 лет с того дня, когда аристократ-меценат с дозволения императора Франца II торжественно передал свою коллекцию в дар венгерской нации. К этой памятной дате сотрудники библиотеки Э. Деак, Э. Звара, Л. Бока и др. подготовили великолепно оформленное издание, знакомящее читателя с обстоятельствами акта дарения.

К началу XIX в. в Венгрии было немало библиофилов - светских и духовных лиц, обладавших ценнейшими книжными собраниями. Некоторые из них, как трансильванский канцлер граф Шамуэль Телеки в 1796 г., уже сделали свои коллекции доступными для всех желающих. Сечени внимательно изучил опыт предшественников и в первую очередь заказал составление подробного каталога своей библиотеки. Инвентарная опись заняла три объемистых тома, которые - для привлечения внимания к готовящемуся торжественному событию - граф через своих секретарей разослал более чем по 600 адресам в Венгрии, владениях Австрийского дома, Германии, Франции, Великобритании, Италии, России. В сопроводительном письме на латинском языке он высказал пожелание, чтобы адресат собственноручно подтвердил получение посылки, причем ответил бы ему на том языке, на каком сам сочтет нужным.

Всего было отправлено 553 письма в адрес частных лиц (членов правящего дома,

высокопоставленных чиновников, священников, литераторов, ученых, меценатов), 54 - комитатов, 36 - вольных королевских городов, 23 - церковных капитулов, три - в адрес культурных институций. Список тех, кто с благодарностью подтвердил получение каталога, насчитывает сотни имен. В нем палатин (королевский наместник) эрцгерцог Иосиф и вице-король Ломбардии - Венеции эрцгерцог Райнер, аристократы, снискавшие известность как коллекционеры (Антал Аппони, Михай Вицаи), меценаты (Йожеф Подманицки, Шандор Пронаи), поэты (Йожеф Орци, Янош Фе-кете), австрийский дипломат и ученый-ориенталист Йозеф Хаммер-Пургшталь и многие, многие другие. Были и такие (по подсчетам издателей тома - 123 человека), кто не ответил на письмо графа: трансильванский губернатор Самуэль Брукенталь, директор библиотеки Карлова университета Ежи Самуэль Брандке, исправник из Шопронского комитата Иштван Шаркёзи, известный своим покровительством поэту Давиду Бароти Сабо, и др. Не выказали интереса к каталогу и ряд комитатов Хорватии - Славонии.

Пожалуй, не было такого заметного венгерского литератора, кто не отдал бы должное благородному начинанию Сечени в собственноручном письме на венгерском языке. Дёрдь Аранка, Давид Бароти Сабо, Янош Бачани, Бенедек Вираг, Ференц Ка-зинци, Янош Надьвати прислали письма, где не скупились на похвалы. Д. Аран-ка восклицал: «Если подумать о нашей милой родине, твоя большая бесценная библиотека стала ей таким подарком, который в моих глазах дороже королевской казны» (61. old.). Среди получателей каталога были две поэтессы - Юлия Фабиан из Комарома (совр. Комарно в Словакии) и Мария Терезия Артнер из Шопрона. Первая ответила меценату в стихах, вторая -в прозе. В частности, она предположила: «Нация, чьи духовные плоды собирают с такой заботой, где литературным талантам обоего пола протягивают дружескую руку

помощи, чьи граждане делают для наук столько, сколько ваша светлость, эта нация вскоре сможет потягаться в учености с соседними народами» (63. old.).

Список будет неполным, если не упомянуть аккуратное письмо, написанное на венгерском языке двенадцатилетним сынам Ференца Сечени - Иштваном, в будущем выдающимся венгерским политиком и мыслителем. «Я буду стараться хорошо учиться, насколько это возможно, стану прилежно упражняться, чтобы доставить радость милому батюшке в благодарность за прекрасный библиотечный инвентарь» (167. old.).

Многие, с благодарностью приняв каталог, в качестве ответного дара направляли имевшиеся в их распоряжении книги, рукописи, собственные (порой новейшие) сочинения и переводы, отсутствовавшие в собрании графа. Афанасий Стойкович -будущий ректор Харьковского университета - воспользовался правом ответить на родном для себя сербском языке, ибо «это величайшая особенность нашего отечества, что оно состоит из таких разных народов, которые сохраняют свои столь непохожие языки» (213. old.). Поскольку из каталога явствовало, что в библиотеке Сечени не хватает книг на сербском языке, к письму Стойкович приложил свои сочинения (по физике и деловому стилю) и труд Йована Раича «История разных славянских народов».

Ответы видных ученых и писателей со всей Европы можно считать лучшим подтверждением того, что граф Сечени был полноправным членом воображаемого сообщества, именуемого «республика ученых» (respublica litteraria). Примечательно, что послания от немецких корреспондентов из-за границы - Готфрида ван Свитена из Вены, Августа Шлёцера из Гёттингена, Фридриха Николаи из Берлина, Николая Ивановича Фусса из Санкт-Петербурга - поступили в основном на интернациональной латыни. Спишский немец, лютеранский священник и детский писатель Якоб Глац, напротив, выбрал немецкий язык.

Рецензируемый том включает в себя тексты 90 наиболее интересных ответных

писем (многие сопровождены факсимиле). Письма на венгерском языке публикуются в оригинале, и это позволяет составить представление о литературной норме рубежа ХУШ-Х1Х вв. Остальные послания даны в переводах на венгерский язык, что, несомненно, делает книгу доступной для широкой читательской аудитории. В приложении приведены оригиналы ответов на других языках - латинском, немецком, чешском, сербском. Том открывает основательная вводная статья, где в контексте истории книжной культуры Венгрии исследован социокультурный «эксперимент» Ф. Сечени. В завершение приведены биографические сведения о корреспондентах и сводная таблица, где перечислены все адресаты, отмечен факт получения ответного письма (или отсутствия такового), указан язык, который был выбран для ответа.

Данное издание, образно говоря, можно назвать декоративно-прикладным. С одной стороны, фолиант, снабженный высококачественными факсимиле и многочисленными, нередко эксклюзивными иллюстрациями, украсит любую книжную полку. С другой стороны, корпус изданных в нем писем представляет несомненный интерес для специалистов по широкому кругу гуманитарных дисциплин (история культуры, история литературы, история книжного дела, палеография). Книга, помимо прочего, свидетельствует, что на заре движения за обновление венгерского языка представители разных этносов и социальных слоев свободно и элегантно на нем изъяснялись. Наконец, она может стать отправной точкой при исследованиях просопографического характера. Список рассылки настолько репрезентативен, что редакторы-составители назвали его «кадастром венгерской интеллектуальной элиты». Можно добавить, и не только венгерской.

Замысел и исполнение этой книги стали большой удачей авторского коллектива, сумевшего сделать юбилейное издание не только внешне красивым, но и внутренне содержательным.

© 2015 г. О.В. Хаванова

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»