научная статья по теме К ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТЕОРИИ ОБЩНОСТИ БУДДИЙСКОГО УЧЕНИЯ И КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ИДЕОЛОГИИ Философия

Текст научной статьи на тему «К ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТЕОРИИ ОБЩНОСТИ БУДДИЙСКОГО УЧЕНИЯ И КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ИДЕОЛОГИИ»

К истории возникновения теории общности буддийского учения и коммунистической идеологии

Ф. Л. СИНИЦЫН

В статье анализируются основные аспекты возникновения теории общности буддийского учения и коммунистической идеологии в первой половине ХХ в. Рассматриваются тезисы апологетов этой теории: об "атеистическом характере" буддизма, его "материалистической" и "научной основе", антикапиталистической направленности, схожести воззрений Будды Шакьямуни и лидеров международного коммунистического движения, в первую очередь В.И. Ленина. Обсуждаются меры противодействия советских и партийных органов СССР развитию и распространению теории общности буддийского учения и коммунистической идеологии, реализованные вплоть до тотального разгрома буддийской конфессии в конце 1930-х гг.

In his article, Dr. Sinitsyn analyzes the main aspects of the genesis of the theory of commonality of Buddhism and Communist ideology in the first half of the 20th century. There are considered ideas designed by the apologists of this theory, including those of the 'atheist character' of Buddhism, it's 'materialistic' and 'scientific basis', anti-capitalist directivity, and commonality of views of Buddha Shakyamuni and leaders of the World communist movement, first of all, Vladimir Lenin. There is provided an analysis of measures of counteraction implemented by Soviet and Communist Party bodies towards development and spread of the theory of commonality of Buddhism and Communist ideology, which continued up to the total destruction of the Buddhist confession in the end of 1930s.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: буддизм, коммунизм, религиозная политика СССР, Доржи-ев А.Л., Жамцарано Ц.Ж., Рерих Н.К.

KEY WORDS: Buddhism, Communism, Religious policy of the USSR, Agvan Dorzhiev, Tsyben Zhamtsarano, Nikolas Roerich.

Идеи общности религии и коммунистической идеологии родились задолго до Октябрьской революции. В начале ХХ в. в среде русской интеллигенции возникло "мисти-ко-религиозное направление", часть представителей которого перешла к религиозным идеям от марксизма [Бердяев 1999, 422, 427]. В рамках доктрины "богостроительства", разработанной левыми публицистами, делалась попытка интегрировать марксистскую

© Синицын Ф.Л., 2012 г.

идеологию и христианское религиозное учение на основе предполагаемого сходства их мировоззрений. В частности, А.В. Луначарский разработал теорию "нового пролетарского религиозного сознания", гласившую, что Бог - это "человечество в высшей потенции", а "Царство Божие" - "апофеоз человека, победа разумного существа над прекрасной в своем неразумии сестрой его - природой" [Луначарский 1908, 159].

Н.А. Бердяев в свою работу "Новое религиозное сознание и общественность" включил главу под названием "Социализм как религия". Он писал, что "в социализме чувствуется религиозный размах, универсальность идеи, и эта связь с целями религиозными особенно чувствуется в самой совершенной форме социализма - в социал-демократии" [Бердяев 1999, 127]. В статье "Религиозные основы большевизма" Н.А. Бердяев отметил, что "русский большевизм - явление религиозного порядка, в нем действуют <...> религиозные энергии", поэтому эта идеология представляет собой "социализм, доведенный до религиозного напряжения и до религиозной исключительности" [Бердяев 1998, 43]. Позднее Н.А. Бердяев конкретизировал это утверждение, выявив родство большевистских идей и христианства: "Русский коммунизм <...> есть трансформация и деформация старой русской мессианской идеи", с чем связана его "положительная сторона", связанная с поиском "царства Божьего и целостной правды, способности к жертве и отсутствия буржуазности". Он считал, что "проблематика коммунизма способствует пробуждению христианской совести и должна привести к раскрытию творческого социального христианства не в смысле понимания христианства, как социальной религии, а в смысле раскрытия христианской правды в отношении к социальной жизни" [Бердяев 2010, 397-398].

Несомненно, такие течения в русской философской мысли подготовили почву для возникновения идей о родстве коммунистической идеологии не только с христианским, но и с буддийским учением. В Советской России наиболее влиятельным приверженцем этой теории стал один из лидеров обновленческого крыла буддийской общины Хамбо-лама А.Л. Доржиев, который полагал, что буддийское вероучение "не противоречит принципам коммунизма" [Андреев 1992, 204]. Основные буддийские идеи - ненасилие, сострадание, терпимость и любовь - казались А.Л. Доржиеву близкими к идеологическим принципам марксистского социализма [Ангаева 1999, 83]. Он, наряду с другими представителями буддийского обновленческого движения, пытался сблизить "первоначальный буддизм с социализмом и марксизмом" [ВСБ 1927, 48], считая, что "конечные цели буддизма и коммунизма <...> тождественны" [Оширов 1930, 67], а Будда лишь "предвосхитил учение Маркса и Ленина" [Боннар 1928, 16-17]. Эти воззрения перекликаются со словами Н.А. Бердяева о том, что "социализм стремится к... освобождению человечества от гнета природы, от необходимости, от страдания" [Бердяев 1999, 127], - как известно, преодоление страдания является одним из главных положений буддийского учения.

Искренне подчеркивая лояльность буддийской общины к советской власти [Андреев 2004, 139], А.Л. Доржиев считал, что его деятельность на посту одного из лидеров этой общины априори должна рассматриваться руководством страны как "союзническая", а деятельность тех, кто разграблял и разрушал буддийские храмы, в т.ч. принципиальных антирелигиозников, - как контрреволюционная. В первые годы после революции А.Л. Доржиев лично организовывал просоветские митинги в Калмыкии, разъясняя верующим сущность социалистической революции. Письмо в Восточный отдел Наркомата иностранных дел, в котором он рассказывал об этом, было подписано "Пропагандист Хамбо Агван Доржиев" [РГАСПИ, ф. 514, оп. 1, д. 532, л. 166, 168]. А.Л. Доржиев искренне надеялся на то, что вожди Революции "буддизм признают той религией, которой предстоит освободить человечество" [Андреев 2004, 139].

Не только представители обновленческого крыла буддийской конфессии, но и некоторые советские общественные деятели разделяли "теорию тождества коммунизма с догматами буддизма" и считали, что "революционная общественность" должна «практически помочь "теоретическому стремлению" ламства» [Манжигинэ 1932, 243], т.е. намерению объединить буддийских священнослужителей с коммунистами в едином лагере строителей нового общества.

В первую очередь сторонники этой теории апеллировали к тому, что буддизм, по их мнению, представлял из себя некую разновидность атеизма. Они говорили о буддизме как "атеистической религии", "религии без богов" [Лукачевский 1934, 64], так как "Будда отрицал существование Бога", а также "вечной и неизменной души" [Основы буддизма, 2]. Такое мнение перекликалось со словами А.В. Луначарского о том, что социализм - это "религиозный атеизм" [Луначарский 1908, 157]. Буддийская выставка, планировавшаяся в 1926 г. в Ленинградском дацане, должна была продемонстрировать "атеистический характер" буддизма [Дубаев 2003, 283]. Как с недоумением отмечали антирелигиозники, бурятский ученый, профессор Г.Ц. Цыбиков, будучи верующим, принимал участие в антирелигиозной работе, "мотивируя это тем, что он, как буддист, является атеистом" [Оширов 1930, 68].

Влиятельным апологетом теории родства буддийского учения и коммунистической идеологии стал коммунист, видный бурятский и монгольский политический деятель Ц.Ж. Жамцарано. В своей речи на V съезде Монгольской народно-революционной партии в 1926 г. он назвал закономерным то, что "в России рассматривают религию вредной как опиум", так как, по его мнению, "учение Христа основывается на создателе всей вселенной, и при научном анализе эта версия уничтожается, и поэтому она вредна для народной свободы". Он подчеркивал, что буддизм "ни в коем случае нельзя объединить с захватническими идеями Христа и Магомета". Поэтому Жамцарано делал вывод, что "программа нашей партии не расходится с религиозным учением, а наоборот, они одинаковы". Даже вопрос об отделении конфессий от государства он рассматривал с той точки зрения, что "оно преследует лишь цель очищения религии", так как "наша партия почитает тех лам, которые держат в чистоте божественное учение и возрождают его", а тех "лам, которые пьют вино, водятся с женщинами, занимаются развратом, или же преследуют свои личные цели и выгоды, и этим оскверняют религию, наша партия сурово осуждает и борется против них" [АВП, 8-9].

Сторонники теории родства буддийского учения и коммунистической идеологии подчеркивали "материалистическую основу" буддизма. Они говорили о том, что Будда Шакьямуни "дал учение жизни каждого дня", "утверждал опытное, достоверное знание и ценность труда", "заповедал изучать жизнь мира в полной его реальности". Поэтому, по их мнению, буддийское учение "должно быть принято как первое учение знания законов великой материи и эволюции мира" [Основы буддизма, 1-2]. Ц.Ж. Жамцарано говорил, что Будда Шакьямуни "проповедовал, что если вы своими научными познаниями соглашаетесь с моим учением, то будьте моими последователями, если же ваше научное признание (Так в тексте. - Ф.С.) не соглашается с моим учением, то оставляйте его". Он приводил в пример тот факт, что "Будда проповедовал теорию атомов", чем "сейчас все ученые Европы удивляются и восхищаются". Он отмечал, что буддизм, "пользуясь научным познанием, хочет вывести человечество на путь культуры и развития" [АВП, 8]. Принимая во внимание аксиомы коммунистической идеологии, что "марксизм есть материализм", поэтому он "беспощадно враждебен религии" [Ленин 1984, 11], и что "Бог социализма" - это "материальный мир" [Луначарский 1908, 158], сторонники теории родства буддийского учения и коммунистической идеологии объявляли буддизм не религией, а философским учением, стоящим на принципах материализма. Е.И. Рерих даже указывала на созвучие терминов: "Одно русло, одно знамя - Майтрейя*, Матерь, Материя!" [Община 1991, 25]. Таким образом, буддизм связывался с учением "реального м

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Философия»