научная статья по теме К СОПОСТАВИТЕЛЬНОМУ ИЗУЧЕНИЮ ЯЗЫКОВЫХ ОБРАЗОВ МОНАХОВ В СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКАХ Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «К СОПОСТАВИТЕЛЬНОМУ ИЗУЧЕНИЮ ЯЗЫКОВЫХ ОБРАЗОВ МОНАХОВ В СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКАХ»

Славяноведение, № 4

© 2015 г. Н.А. СИНИЦА

К СОПОСТАВИТЕЛЬНОМУ ИЗУЧЕНИЮ ЯЗЫКОВЫХ ОБРАЗОВ МОНАХОВ В СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКАХ

В статье анализируются семантические дериваты от обозначений монашествующих (в русском, украинском, белорусском и польском языках и их диалектах), а также фразеологии и паремиологии с участием этих слов. Выделяются основные черты языкового образа монаха, в котором отражаются представления о характерном внешнем виде, особенностях поведения, бытовом укладе служителей культа и др. Отмечаются сходства и различия в восприятии монаха в различных языках и культурах.

The article analyses semantic derivatives of monastic names (in the Russian, Ukrainian, Belarusian and Polish languages and their dialects), as well as phraseology and paremiology with the use of these words. It highlights main features of the linguistic image of the monks: characteristics of their appearance, features of behavior, domestic order and so forth. Furthermore, similarities and dissimilarities in perception of the clerics in the aforementioned languages and cultures are stressed.

Ключевые слова: славянская лексикология, семантическая реконструкция, этнолингвистика, народная религия, традиционная культура.

Keywords: Slavic lexicology, semantic reconstruction, ethnolinguistics, popular religion, traditional culture.

Статья посвящена анализу семантических дериватов на основе наименований монашествующих лиц в славянских языковых традициях, а также фразеологии и паремиологии с участием этих наименований. Учитываются данные русского, украинского, белорусского и польского языков и диалектов; для подтверждения отдельных мотивационных решений эпизодически привлекаются данные чешского и болгарского языков.

В качестве производящих основ выступают, во-первых, общие наименования монашествующих: рус., укр. монах, белорус. манах, польск., чешск. шток, 'член религиозной общины, принявший пострижение и давший обет вести аскетическую жизнь в соответствии с монастырским уставом', рус. чернец, укр. чернець 'то же', рус. устар. инок 'то же', рус. пустынник, польск. рш1в1тк 'набожный человек, живущий в лесу, отшельник, проводящий жизнь в покаянии и молитве' [1. Т. 5. Б. 438], польск. гакоптк, белорус. законнгк 'член монашеского ордена, монах' [1. Т. 8. Б. 130], древнерус. калогер 'монах, почтенный старец' [2. С. 38] (в русских диалектах представлены лексико-семантические варианты этого слова в формах калугур, кулугур, калагирь, калагур), болг. калугер 'монах'.

К анализу привлекаются также языковые факты, в основе которых лежат наименования отдельных категорий монашествующих лиц - настоятелей монастыря

Синица Наталья Александровна - аспирантка Уральского федерального университета (г. Екатеринбург).

(рус. игумен, укр., бел. кумен, польск. opat), высших чинов черного духовенства (архидьякон почетный титул главного диакона в лавре, крупном монастыре, диакон, служащий при патриархе' [3. С. 22], архимандрит 'высшее звание священника-монаха, почетный титул настоятелей мужских монастырей' [3. С. 23]). Отдельное внимание уделяется лексике, образованной от «видовых» обозначений представителей католических монашеских орденов: польск. benedyktyn, чешск. benediktin 'монах ордена св. Бенедикта' [1. T. 1. S. 114], польск. kapucyn, чешск. kapucín 'монах ордена св. Франциска, носящий хабит с остроконечным капюшоном' [1. T. 2. S. 252], польск., чешск. jezuit, рус. иезуит, белорус. езут 'член монашеского ордена, основанного Игнатием Лойолой' [1. T. 2. S. 174], польск. karmelit 'монах ордена созданного Иннокентием IV' [1. T. 2. S. 272], польск. bernardyn 'монах самого строгого ответвления ордена св. Франциска' [1. T. 1. S. 116].

В большинстве случаев речь идет об обитателях мужских монастырей, однако среди представленного материала наблюдаются семантические дериваты слов монашка, игуменья и др.

Изложение материала следует начать с тех лексических единиц, которые представляют собой семантические дериваты от названий монашествующих с минимальной «семантической дистанцией» от лексемы-источника. Сюда относятся, во-первых, лексемы, обозначающие служителей культа и церковных служек: рус. тамб. монашка 'женщина, помогающая священнику и дьякону во время службы' [4. С. 78], влад. монашата 'мальчики-прислужники в монастыре' [5. Т. 18. С. 252], олон., сев-двин. калагйрь 'священник' [5. Т. 12. С. 333]). Во-вторых, от названий монашествующих образованы некоторые названия лиц, особо тщательно выполняющих церковные обряды (белорус. уздзенск. законнща 'верующая, которая беспрекословно выполняет все наставления церкви' [6. С. 147]). Отдельно стоит сказать о закреплении за словом калогер, первоначально имевшем значение 'монах, старец', и его фонетическими вариантами семантики 'старообрядец': влг., нижегор., сарат. калугур, кулугур 'старообрядец, старовер': «Кулугуры не пошли в никонианскую веру, староверы они» [7; 5. Т. 12. С. 367]. По-видимому, такая семантика связана с тем, что слово перестает функционировать в языке официальной церкви и начинает восприниматься как архаизм.

Отношение монахов к церковной сфере активно подчеркивается в паремиоло-гии всех исследуемых языков. Отмечается связь монахов с монастырем (укр. «Як рибi без води, так чернцю без монастиря» [8. С. 46; 9. Т. 3. С. 309], польск. «Zakonnik w celi, zolnierz we zbroi, czlek przy prawie bezpieczni s^» <Монах в келье, солдат в доспехах, человек при законе в безопасности> [10. T. 3. S. 822]) и монашеской общиной (укр. «Не одно! матерi дгги» (монахи) [8. С. 46], польск. «Mnich mnichowi kaptura nie oberwie» <Монах монаху капюшона не сорвет> [10. T. 2. S. 511]). Кроме того, образ монаха оказывается вписанным в иерархическую систему. С одной стороны, выделяется представление о довольно высоком социальном статусе монаха (в польской лингвокультурной традиции): польск. mnich 'одна из фигур в шахматах: слон' [1. T. 4. S. 638], «Albo kapucyn, albo starosta (wojewoda, pan)» <Или капуцин, или староста (воевода, пан)> [10. T. 2. S. 23]. С другой - место монаха на церковной иерархической лестнице определяется через сопоставление его с другими, высшими чинами. В православной традиции высшим чином по отношению к монашеской братии является игумен: рус. «За что игумен, за то и братья» [11], «Игумен за чарку, братья за ковши» [11; 12. Т. 1. С. 197], «Игумен шевелит, а братьям не велит» [13. С. 301], укр. «Не кожному ченцю ^меном бути» [9. С. 309]. Католические же монахи сопоставляются с аббатом: польск. «Mnich tak odpowiada, jak mu opat spiewa» <Монах так отвечает, как ему аббат поет> [10. T. 2. S. 511], «Kiedy by opat kostek przy sobie nie nosil, tedy by mnisi w nie nie grali» <Если бы аббат костей с собой не носил, тогда бы и монахи в них не играли>, «U opata gody, a u mnicha glody» <У аббата праздник, у монаха голод> [10. T. 2. S. 733]. 50

Важной составляющей языкового портрета монаха является необычный внешний вид, который обыгрывается в карнавальной традиции ряженья: болг. калугер 'карнавальная фигура, кукер', калугере 'ряженые на Масленицу' [14] (ср. подобное значение русского слова поп: влг. поп 'главный ряженый' [15]).

Среди черт облика монаха выделяются специфическая одежда, головной убор и тип прически.

Одежда монаха характеризуется несколькими признаками. Во-первых, она проста и аскетична: рус. литер. одеваться монахиней 'одеваться скромно, неброско' [16. Т. 6. С. 1222], карел. монахом 'одевшись просто, не по-праздничному' [17. Вып. 3. С. 255], польск. habita 'сермяга' [1. T. 2. S. 2]. Во-вторых, эта одежда имеет черный цвет. Мотив черного цвета является одним из самых активных не только в образе монаха, но и других представителей духовенства (ср., например, рус. смол. поп 'название обгорелой лучины' [18. С. 671], польск. jesc z ksiqdzem 'есть что-либо подгорелое' [1. T. 2. S. 606]). Указанный мотив проявляется в названии монаха чернец и в различных паремиях, ср. рус. пск. по углам чернецы забегали (заиграли) 'о наступлении темноты (вечером)' [19. С. 75], «Чернее монаха не будешь» [12. Т. 2. С. 455], укр. «Душа чорна, мов у ченця ряса» [20. С. 35; 8. С. 589; 9. Т. 3. С. 308]. Признак черного (темного) цвета стал мотивирующим и в предметной номинации: рус. морд. мон0х, монйшка 'пластинчатый черный гриб из семейства груздей, чернушка' [21], орл. монсаи, монйшки 'почерневшие, гнилые яблоки' [22. С. 143], пск. монашка 'чугунок черного цвета с отверстием, в которое вставляется трубка самогонного аппарата' [23. С. 352], литер. монашек, монашенка, монашка 'курительная свечка в виде черной пирамидки из угольного порошка с душистыми смолами, распространяющими при сжигании ароматный дым' [16. Т. 6. С. 1222], про-стонар. монашек 'угольная курильная свеча', простонар. монах 'в подкопном деле кусок трута, для поджога' [24. С. 351]. В последних случаях значимым оказывается также мотив дыма, вероятно, связанный с каждением во время церковных служб.

Темный окрас стал основной причиной для образования «монашеских» обозначений представителей фауны: калуж. монах 'голубь очень темной окраски' [5. Вып. 18. С. 252], смол. монашенка 'о черной галке' [18. С. 417; 5. Вып. 18. С. 252], сиб. игумен 'небольшая птица из рода куликов, короваек' [24. С. 4], польск. mniszek 'голубь' [1. T. 1. S. 868], mnich 'тетерев во время смены оперенья' [25. T. 3. S. 1], zakonnik 'глухарь' [1. T. 8. S. 130], рус. нижегор. монйх, казан. монах-рыба 'волжский подуст' [5. Т. 18. С. 252]. «Монахами» также называются бабочки и некоторые другие насекомые: рус. литер. монашенка, монашка 'ночная бабочка из сем. волнянок с черными полосами и пятнами на крыльях и брюшке' [16. Т. 6. С. 1223], диал. монйх 'шелкопряд, сумеречник, которого гусеница поедает лес' [24. С. 351], укр. общенар. монашка 'ночная бабочка семейства волнянок, у которой передние крылья белые с черными зубчатыми поперечными полосами, а задние - серые, ее гусеницы - вредитель леса' [26. С. 794], польск. mniszka, zakonnica 'бабочка, опустошившая леса Баварии' [1. T. 8. S. 130], mniszka 'чешуй-чатокрылое насекомое, шелкопряд' [1. T. 2. S. 1017], рус. калуж. монйшенки 'блохи' [5. Вып. 18. С. 252]. Появлен

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»