научная статья по теме «КЛЮЧ К МОСКВЕ» Науковедение

Текст научной статьи на тему ««КЛЮЧ К МОСКВЕ»»

«КЛЮЧ К МОСКВЕ»

Кандидат исторических наук Евгений МЕЗЕНЦЕВ, Институт российской истории РАН

В 1912 г., когда наша страна праздновала 100-летие победы в Отечественной войне 1812 года, у деревни Бухарино (ныне Краснинский район Смоленской области) установили гранитный обелиск. Надпись на нем гласит: «В 1812 году войска императора Франции Наполеона перешли здесь границу старой России: 2 августа, наступая победоносно на Москву; 6 ноября, отступая после тяжкого поражения». И ныне, спустя еще столетие, мы вспоминаем бои, развернувшиеся на этом важном оборонительном рубеже. До сих пор их ход вызывает споры среди историков, опирающихся на различные точки зрения очевидцев, а многие эпизоды окончательно не прояснены и допускают неоднозначные толкования.

Вначале лета 1812 г., после вторжения противника на нашу территорию, 1-я и 2-я Западные армии отступали в глубь страны. Первую возглавлял главнокомандующий русскими войсками военный министр Михаил Барклай-де-Толли, вторую — генерал от инфантерии Петр Багратион*. 22 июля обе

*См.: Е. Мезенцев. «Лев русской армии». — Наука в России, 2012, № 5 (прим. ред.).

группировки соединились на подступах к Смоленску (по подсчетам исследователей, около 130 тыс. человек), Наполеон же тем временем со своими основными силами (125 тыс.) на полмесяца остановился в Витебске, желая дать отдых голодным и утомленным форсированными маршами бойцам, причем для наи-

Эмблема 200-летнего юбилея войны 1812 года.

Наполеон Бонапарт делит Европу между своими родственниками. Английская карикатура начала XIX в. Раскрашенная гравюра.

более успешного сбора продовольствия и фуража разбросал все части и соединения на значительные расстояния друг от друга.

Багратион предложил воспользоваться небрежностью противника и разгромить некоторые его разобщенные войска прежде, чем они соберутся воедино. Однако Барклай-де-Толли возражал против контрударов и собирался продолжить отступление, хотя получил от царя приказ действовать активно вместе с Багратионом и даже разрешение дать генеральное сражение, что, по мнению одного из авторитетнейших отечественных историков академика (с 1927 г.) Евгения Тарле*, в тот момент действительно было целесообразно.

Главнокомандующий полагал, что французы рассредоточили свои полки на больших пространствах, чтобы заманить русских в ловушку — заставить их перейти в наступление и затем взять в кольцо. Поэтому он приказал Багратиону остановить 2-ю Западную армию, а свою 1-ю повел на север (ошибочно полагая, что туда направились войска вице-короля Италии дивизионного генерала Евгения Богарне с целью обойти наш правый фланг) и бездействовал целых четыре дня. Тем временем Наполеон успел стянуть свои корпуса в районе Витебска, в ночь на 2 августа соединился на левом берегу Днепра с частями маршала Луи Даву, дивизионного генерала Жана Жюно и двинулся на Смоленск. Иными словами, поступил так, как и предвидел Багратион, заранее предупредивший об этом Барклая-де-Толли, считавшего, напротив, что французы двинут главные силы на Петербург.

На левом берегу Днепра еще с середины июля стоял для наблюдения за действиями частей Даву 1-тыс. дозорный отряд генерал-майора Евгения Оленина, а неподалеку, у города Красный, — 5,5-тыс. дивизия генерал-майора Дмитрия Неверовского, отправленная

*См.: В. Сироткин. Исследователь прошлого — заложник настоящего. — Наука в России, 2005, № 5 (прим. ред.).

туда Багратионом в конце июля. Около полудня 2 августа Оленин заметил движение на Смоленск больших масс французов, тотчас послал об этом сообщение Неверовскому и вышел на соединение с ним. Тревожное известие немедленно послали в сам город, затем Багратиону и Барклаю-де-Толли, армии которых стояли к северу от него, в 30 и 40 км соответственно.

В Смоленске в тот момент находились батальон внутренней стражи, крепостной гарнизон мирного времени, Виленский полк и ополченцы, прибывшие в конце июля из окрестных уездов. Местные жители не покидали родных стен, и когда вечером 2 августа получили известие о приближении громадной армии Наполеона, к эвакуации ничего не было готово, а губернатор вместе с другими чиновниками и епископом бежали. К утру 3 августа, после героического боя у поселка Красный с численно превосходящими частями противника, к городу подошла дивизия Неверовского, где соединилась с корпусом генерал-лейтенанта Николая Раевского.

В 17 ч того же дня передовые соединения неприятеля — корпуса маршалов Иоахима Мюрата и Мишеля Нея (40 тыс. человек) — подошли к Смоленску. Сам Наполеон прибыл к 9 ч (по другим сведениям — к 13 ч) 4 августа в полной уверенности, что войдет туда без боя, однако был неприятно поражен, когда при приближении атакующих здешняя крепость «огрызнулась» яростным огнем. Цитадель, построенная в 1602 г. (зодчий Федор Конь) и усиленная в 1698—1708 гг. на углах земляными бастионами, в 1812 г. все еще была мощным укреплением: высота ее стен составляла 12—19 м, толщина — 5—6 м. Внутри находился арсенал с оружием и боеприпасами, артиллерийское депо, большие пороховые склады и т.д.

Французская армия подходила к Смоленску постепенно, частями, и 4 августа близ него сосредоточилось не более 100 тыс. бойцов противника. Приблизитель-

Русские ополченцы. Французская гравюра XIX в.

но в то же время там появился авангард 2-й Западной армии Багратиона, к 17 ч она подошла в полном составе, а чуть позже — и 1-я Барклая-де-Толли. Итого вместе с 15-тыс. гарнизоном города у русских собралось тут 135—145 тыс. бойцов (т.е. значительно больше, чем было в тот день в распоряжении Наполеона). Окажись они здесь на сутки раньше, то могли бы разгромить приблизившиеся к городу вечером 3 августа передовые вражеские корпуса (около 40 тыс. чел.) и еще более изменить соотношение сил в свою пользу.

Противник обстреливал Смоленск из 150 полевых орудий (вдвое больше, чем у русской стороны), однако их огонь, поджигавший деревянные дома в предместьях, не причинял вреда старинной крепости. Ожидая генерального сражения, Наполеон берег силы и первоначально бросил на штурм города, по данным разных историков, от 25 до 40 тыс. человек: корпус

Нея атаковал его с запада, а резервная кавалерия Мюрата действовала с востока.

Раевский был так смел, что вывел подавляющую часть гарнизона за пределы города и принял бой в предместьях. Бойцы Нея дважды врывались на Королевский бастион крепости и подходили к самим стенам, но оба раза были отброшены штыковыми контрударами защитников Смоленска. Барклай-де-Толли не верил в успех обороны, заранее планируя продолжение отступления к Москве, но Багратион был в восторге от героических действий Раевского. Потери его корпуса в тот день составили, по разным данным, от 1,2 до 4 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести (не считая потерь ополченцев), а французов — 4—10 тыс. Не удалась и попытка неприятеля ворваться в крепость через южные Малаховские (Молоховские, или Молохвинские) ворота. Багратион

Благословение ополченца 1812 года. Художник Иван Лучанинов. 1812 г. (Государственный Русский музей. Санкт-Петербург).

усилил гарнизон гренадерской дивизией генерал-майора Михаила Воронцова, и к вечеру противник был вынужден отойти на исходные позиции.

Поздно вечером 4 августа собрался военный совет. Барклай-де-Толли считал, что город, остановив вражеские войска, свою задачу выполнил и теперь можно его покинуть, чтобы продолжить отступление на восток. Но Багратион и подавляющее большинство других генералов были против: на столь удобной позиции можно задерживать неприятеля по крайней мере еще несколько дней, нанося ему ощутимые потери. Тогда главнокомандующий пошел на хитрость — решил удалить 2-ю Западную армию под тем предлогом, что Наполеон якобы послал целый корпус в дальний

обход к востоку от Смоленска с целью отрезать русские войска от Москвы.

На самом деле туда выдвинулись лишь небольшие партии французских мародеров и фуражиров, не представлявшие серьезной угрозы. Багратион, однако, подчинился приказу и в полночь отправился со своей армией на восток, оставив в 12 км от Смоленска арьергард (командир генерал-лейтенант князь Андрей Горчаков) для связи с Барклаем-де-Толли, с которого взял слово не оставлять город.

Чтобы формально выполнить это обещание, главнокомандующий решил продолжить оборону еще один день. Он разместил в крепости корпус генерал-майора Дмитрия Дохтурова, усилив его дивизиями генерал-

Смоленская крепость.

майора Дмитрия Неверовского и генерал-лейтенанта Петра Коновницына, затем, в ходе сражения, перебросил туда дивизию генерал-майора принца Евгения Вюртембергского, доведя численность частей, непосредственно защищавших Смоленск, до 20—30 тыс. человек (в некоторых источниках указана цифра 38 тыс., вероятно, с учетом ополченцев, в схватках почти не участвовавших).

5 августа Наполеон, ободренный уходом армии Багратиона, усилил натиск на Смоленск: из общего числа 150—180 тыс. бойцов противника в штурме приняли участие, по французским источникам, 45 тыс., по русским — более 70 тыс., что ближе к истине. «Поляки, Смоленск ваш!» — патетически воскликнул Бонапарт перед атакой. Солдаты и офицеры польского корпуса Юзефа Понятовского, воодушевленные обещанием отдать им город на разграбление, бросились в бой, приложили неимоверные усилия, понесли огромные потери, но не добились успеха. Части Даву и Нея также были отбиты с большим для себя уроном. Наши бойцы, особенно сибиряки, сражались отчаянно и при первой возможности, не дожидаясь приказа, бросались врукопашную, так что командирам приходилось даже сдерживать их порыв.

Французы потеряли 5 августа в 2—3 раза больше людей, чем накануне, а всего за два дня упорных, но бесплодных для них боев, по разным данным, — от 12 до 20 тыс. человек (в том числе 1300 пленных), русские же — 6—14 тыс., причем удерживали предместья до вечера. Лишь к ночи, под огнем уже 300—500 орудий неприятеля (против наших 180), защитники Смоленска отошли в крепость, стенам которой полевая артиллерия противника не причиняла ущерба. Тогда Наполеон велел стрелять на ее внутреннюю территорию, что в городе, преимущественно деревянном, вызвало пожар.

Барклай-де-Тол

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком