научная статья по теме КОНЕЦ НАУЧНОЙ МЕТОДОЛОГИИ И НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА НАУЧНЫХ ТЕКСТОВ Комплексные проблемы общественных наук

Текст научной статьи на тему «КОНЕЦ НАУЧНОЙ МЕТОДОЛОГИИ И НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА НАУЧНЫХ ТЕКСТОВ»

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

2014 • № 6

С.П. ЧЕРНОЗУБ, В.И. ТИЩЕНКО

Конец научной методологии и новые проблемы оценки качества научных текстов

Авторы рассматривают современные методы формальной оценки качества научных текстов, которые развиваются средствами новейших информационно-коммуникационных технологий, помещая их в контекст философско-методологических проблем науки. Речь идет как о задачах научно-технической экспертизы в плане выделения оригинальных текстов из числа возможных повторов и модификаций, так и в плане определения наиболее перспективных научных идей и направлений.

Ключевые слова: научная методология, научная экспертиза, научно-техническая экспертиза, оценка качества научных текстов.

The authors consider the modern methods of formal quality assessment of scientific texts, which are developed by means of modern information and communication technologies, placing them in the context of philosophical-methodological problems of science. The task of scientific and technical expertise is considered in the allocation of original texts from a number of possible repetitions and modifications, as well as in identifying the most promising scientific ideas and directions.

Keywords: scientific methodology, scientific expertise, scientific-technical examination, scientific texts quality evaluation.

Текст - это, конечно, основная, первичная форма представления результатов научного труда. Так было испокон веков, но только в наши дни становится ясно, насколько нетривиальны, многочисленны и разнообразны существенные характеристики текста, по которым можно определить его качество. В данной статье мы будем говорить главным образом о формальных критериях качества научных текстов. Востребованность разработки таких критериев возрастает день ото дня по ряду причин. Изменяются структура и организационные принципы научного сообщества, значительно упрощается технология создания текстов, а соответственно, возникают новые требования к работе экспертов, оценивающих научные результаты.

Философско-методологические корни проблемы формальных критериев качества научных текстов довольно глубоки. Но там, в глубине истории науки, эти критерии можно выделить только условно. Например, в кантовском исключении из сферы опытного познания вопросов о сущности мироздания, души и бога можно увидеть некоторый формальный принцип, применимый к оценке научных текстов. Скажем, всякий текст, посвященный космологии, психологии и теологии, можно было бы исключить

Черно зуб Светлана Петровна - кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института системного анализа РАН.

Ти щенко Виктор Иванович - кандидат философских наук, заведующий лабораторией Института системного анализа РАН.

из числа научных. Но разумеется, И. Канта интересовали не тексты как таковые, а предметы, исследование которых возможно с помощью методов, предполагающих эмпирическую проверку. И в общем, вопрос применимости научных методов к конкретному предмету исследования оставался решающим во всех последующих попытках выстроить концептуальный фундамент научной экспертизы вплоть до начала эры компьютеризации. На этом стояли и позитивисты, и неокантианцы. Тот же подход присутствует и в работах К. Поппера, посвященных проблеме демаркации науки.

Вопрос о формальных критериях оценки научных текстов как самостоятельной форме научной экспертизы возникал до второй половины XX в. крайне редко. Это объясняется несколькими обстоятельствами. Во-первых, относительно небольшим числом ученых, а соответственно - и небольшим числом публикуемых ими трудов (к тому же слишком бурная плодовитость, как правило, негативно сказывалась на репутации; поэтому приличное число публикаций составляло одну-две статьи в год). Во-вторых, тем, что научные сообщества были не только небольшими, но и довольно замкнутыми, а поэтому в них нормы корпоративной этики соблюдались весьма строго. При таких условиях экспертиза научного труда предполагала прежде всего проверку его содержания на непротиворечивость, на возможность его эмпирического тестирования. Контроль же на уровне формальных характеристик научного текста был излишним. Единственный широко известный пример осуществления такого контроля -решение Парижской академии наук (1775 г.) не рассматривать заявки на патентование вечного двигателя из-за очевидной невозможности его создания. Иначе говоря, само упоминание о вечном двигателе как предмете исследования считалось основанием для признания текста ненаучным.

Многие современные проблемы научной экспертизы, и в частности интерес к формальным характеристикам текстов обязаны своим возникновением ряду обстоятельств, которые заявили о себе в середине прошлого века. Мы имеем в виду радикальные изменения в представлениях о статусе научной методологии, в понимании объекта научных исследований, а также в формах организации научной деятельности.

С одной стороны, конкурирующие научные направления, методы и теории становятся настолько многочисленными, что возникает потребность объяснить это разнообразие, "легализовать" возможность сосуществования разных точек зрения по одному и тому же вопросу в рамках подлинной науки. Поппер предложил концепт науки, которая создает не корпус позитивных знаний, но лишь работает с множеством принципиально опровержимых конструктов. Всякая теория, с его точки зрения, может быть признана научной только в том случае, если она принципиально опровержима. Но если это так, то и разработанная под нее методология живет ограниченное время. Поэтому, вводя свой критерий демаркации научного и псевдонаучного знания, Поп-пер, по сути, "закрыл" проблему универсального научного метода.

Все это имело последствия, изменившие и представления о научной экспертизе. Ее сфера стала расслаиваться, как в силу дифференциации научных дисциплин, так и потому, что подтверждение и опровержение теории приобретают методологически разные статусы. В этих условиях с середины XX в. быстро развивается система реферируемых журналов, которая предусматривала анонимную демократическую процедуру отбора текстов, заслуживающих публикации, путем их экспертной оценки другими учеными.

С другой стороны, в указанное время идеал неумолимой победоносной рациональности, с середины XIX в. ассоциировавшийся в сознании общества с наукой, был поколеблен тем опытом, который человечество получило в попытках сконструировать свою жизнь на основе "научных" методов построения плановой экономики или (на-ционал)социализма. Знаменитая книга Ф. Хайека "Контрреволюция науки. Этюды о злоупотреблениях разумом" (1952) зафиксировала наличие кризисных изменений в отношениях между обществом и наукой. В ней Хайек показал, как из-за того, что вполне респектабельные естественно-научные методы пытались применять без учета специфики изучаемых объектов, возникает "тирания Научных методов" в обществен-

ных науках: "Нас не будут интересовать методы Науки сами по себе, и мы не можем углубляться в этот предмет. Нам хотелось подчеркнуть главное: то, что люди знают или думают либо о внешнем мире, либо о себе, их представления и даже субъективные особенности их чувственного восприятия, для Науки никогда не являются конечной реальностью, данными, из которых ей надлежит исходить. Науку занимает не то, что думают люди о мире и не то, как они в связи с этим себя ведут, а то, что они должны бы думать" [Хайек, 2003].

Позже П. Фейерабенд распространил область восстания против науки, которая навязывает людям, что они должны бы думать, и на естествознание. По его мнению, "в науке, как и в любой другой идеологии, нет ничего, что само по себе делало бы ее освобождающей". Научные "факты" усваиваются в таком же раннем возрасте, как некогда "факты" религиозные, и поэтому занятия наукой больше не пробуждают в людях критические способности. Наука, таким образом, становится средством угнетения, а следовательно - объектом сопротивления. В 1980-х гг., размышляя о том, какой ему хотелось бы видеть науку в начале XXI в., он говорил о необходимости возвращения к досократикам с их постоянным воспроизведением вопроса "что значит понимать мир?", и прежде всего, к софистам [Feyerabend, 1984, p. 138].

Софисты как идеал интеллектуальной свободы это, конечно, окончательная смерть универсалистских претензий в области научной экспертизы. Но наряду с таким изменением образа науки в общественном сознании серьезные изменения происходят во второй половине XX в. и внутри науки. Она получает прежде неизвестные объекты исследования в виде потоков данных, полученных от научных инструментов (телескопов, сейсмографов, ускорителей), данных, характеризующих состояние фондового и валютного рынков, и т.д., и т.п. [Erbach, 2006, p. 219-222]. Такие объекты настолько сложны, фактически неохватны, для человеческого восприятия, что описать их можно лишь посредством моделей, представляющих собой принципиально условные конструкты исследуемых объектов.

А. Шалаи и Дж. Грей, разделив эпохи в развитии науки соответственно объемам данных, используемых учеными, назвали эту эпоху периодом господства третьей (после эмпирической и теоретической) научной парадигмы. Ее отличительная черта -использование методов численного моделирования. Согласно их прогнозу, примерно к 2020 г. наука вступит в эпоху четвертой парадигмы, которая будет ориентирована на работу с огромными объемами экспериментальных данных. Здесь потребуется разработка новых научных методов, ибо анализ таких массивов данных невозможен ни в каком другом виде, кроме автоматизированного [Szalay, Gray, 2006, p. 413-414].

Впрочем, относительно теоретических и методологических основ четвертой парадигмы науки есть и другие мнения. Например, К. Андерсен утверждает, что наука больше не нуждается в теориях, моделях, методологиях, онтологиях. Для современного производства научного знания необходимо и достаточно качественного алгоритма обработки данных, а также использования метода корреляции к массиву данных [Anderson, 2008, p. 108-109]. Эта радикальная позиция, кстати, если и не впрямую индуцирована идеями Фейерабенда о необходимости сопротивления диктату усто

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексные проблемы общественных наук»