научная статья по теме КОНЦЕПЦИЯ ХРИСТИАНСКОГО ЕДИНСТВА ЭРАЗМА РОТТЕРДАМСКОГО. ПРОБЛЕМА СПРАВЕДЛИВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА В ТРАКТАТЕ "ЖАЛОБА МИРА" 1517 ГОДА История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «КОНЦЕПЦИЯ ХРИСТИАНСКОГО ЕДИНСТВА ЭРАЗМА РОТТЕРДАМСКОГО. ПРОБЛЕМА СПРАВЕДЛИВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА В ТРАКТАТЕ "ЖАЛОБА МИРА" 1517 ГОДА»

Страницы прошлого

© 2013 г. А.А. ОРЛОВ

КОНЦЕПЦИЯ ХРИСТИАНСКОГО ЕДИНСТВА ЭРАЗМА РОТТЕРДАМСКОГО. ПРОБЛЕМА СПРАВЕДЛИВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА В ТРАКТАТЕ "ЖАЛОБА МИРА" 1517 года

В 1517 г. был опубликован небольшой по объему трактат знаменитого философа Дезидерия Эразма Роттердамского (1469/67-1536) "Жалоба Мира". Он создавался в период перехода Европы от средневековья к новому времени; революционные изменения происходили в экономике и в мышлении тех, кто трудился в различных ее сферах1. Менялись политические структуры общества, укреплялись национальные государства, что сопровождалось широкомасштабными и многолетними военными конфликтами, осложнявшимися социальной борьбой и народными восстаниями. С 1494 по 1559 г. шли "Итальянские войны" между Францией и династией Габсбургов за обладание итальянскими государствами, а также за гегемонию в Европе, в них оказались втянуты Испания, Германская империя, Англия и швейцарские кантоны. Римские папы не стояли в стороне, а некоторые из них, например Юлий II (1503-1513), в чей адрес Эразм отправил немало ядовитых стрел, напрямую участвовали в войнах2.

По-прежнему сохранялась угроза турецких завоеваний. Османские султаны не могли упустить шанс, предоставленный им внутренней слабостью и междоусобицами в стане противников. В 1526 г., через девять лет после публикации трактата Эразма, турецкая армия во главе с султаном Сулейманом II Великолепным (1520-1566) разгромит венгерско-чешскую армию короля Лайоша (Людовика) II Ягеллона (1516-1526) в битве при Мохаче. Король, спасаясь бегством, утонет в болоте. В 1529 г. турки овладеют Будапештом и возьмут в осаду австрийскую столицу Вену. По словам исследователя А.М. Лотменцева, "правление султана Сулеймана... стало критическим для державы Габсбургов на восточном направлении"3. Тяжелые австро-турецкие войны будут продолжаться в течение XVI-XVIII вв. и никто в Европе не чувствовал себя спокойно.

Орлов Александр Анатольевич - доктор исторических наук, профессор кафедры зарубежной истории Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова.

Статья подготовлена в рамках гранта МГГУ им. Шолохова, договор КМУ № 12 от 27.XI.2012.

1 Об этом подробнее см. исследование немецкого экономиста, историка и социолога В. Зом-барта (1863-1941) "Буржуа. Евреи и хозяйственная жизнь" (М., 2004).

2 Эразм Роттердамский. Жалоба Мира, отовсюду изгнанного и поверженного. 1517. - Трактаты о вечном мире. СПб., 2003, с. 45, 48. (Сноски на это издание будут делаться в скобках в тексте с указанием страниц.) Хотя Юлий II в 1506 г. особой грамотой (бреве) освободил Эразма от всех канонических ограничений, налагавшихся на него рождением вне брака, ученый был счастлив, когда воинственный папа, которого он считал первопричиной всеобщей взаимной вражды, скончался в феврале 1513 г. Эразм откликнулся на эту смерть язвительнейшей сатирой "Юлий, не допущенный на небеса". - Маркиш С. Знакомство с Эразмом из Роттердама. М., 1971, с. 8, 16.

3 Лотменцев А.М. Славонский Градец. Libera regia civitas. М., 2012, с. 8.

Эразм начинает свой трактат с обсуждения этической проблемы: к чему более склонна природа человека - к миру или к войне? На взгляд одного из виднейших представителей "христианского гуманизма" Божественное провидение создало человека, животных, мир вокруг них и небесные светила разумно и гармонично. Человек - одно из самых совершенных творений Господа. Он наделен разумом и в соответствии с заветом Бога способен любить окружающих и жить с ними в согласии. Но что же видит Эразм вокруг себя? Мир существует скорее "среди самых лютых зверей, среди самых тупых скотов, [нежели]... среди людей... Только людей, коим, казалось бы, более других подобает быть единодушными, не примиряет ни природа, обыкновенно столь могущественная и деятельная, ни воспитание, не сплачивают выгоды, проистекающие от согласия, и даже многие совместно пережитые несчастья не склоняют их к взаимной любви" (с. 30-31).

Автор задается вопросами: почему человек не склонен следовать голосу разума и своей природы; что может помочь ему измениться ради достижения всеобщего мира; как сделать так, чтобы мир оставался крепким и надолго обеспеченным?

Эразм с горечью убеждается: в его время раздоры существуют среди простого народа (черни), между правителями, знатью, богословами и даже между священнослужителями, забывшими свою первейшую обязанность - улучшение человеческих душ и изгнание из них пороков. Более того, священнослужители сами поощряют войны. "Дело зашло уже так далеко, что почитается глупым и нечестивым даже рот раскрыть для осуждения войны и восхваления того, что прежде всего восхваляли уста Христовы" (с. 44-45). Раздор проник в семьи, поселился в душе человека. "Человек в разладе сам с собою: разум борется со страстями, одно чувство сталкивается с другим, благочестие зовет в одну сторону, честолюбие - в другую, похоть внушает одно, гнев - другое, чванливость - третье, жалость - четвертое. Люди не стыдятся называть себя христианами, во всем расходясь с заветами Христа" (с. 35). Невозможность устранить противоречия, а значит и войну, становится роковым недугом человеческой натуры (с. 51).

Казалось бы, нарисованная картина ужасающе безнадежна. Но Эразм все же видит выход из этого положения. Он верит в то, что человек, "чья добрая воля склонна к согласию" (с. 37), может и должен стремиться к гармонии христианских добродетелей, с помощью которых благочестивые люди сокрушают пороки. "Всякий возвещающий о Христе, возвещает о Мире. Всякий, прославляющий войну, прославляет Антихриста" (с. 36). Неправедные священнослужители скомпрометировали религию, сведя ее только к культу. Таинства не связывают, если нет духовного единства верующих. Если оно существует, тогда "нет ни раба, ни свободного, ни варвара, ни грека, ни мужчины, ни женщины, но все - одно во Христе, всех приводящем к согласию" (с. 40). Страстная проповедь возрожденного христианства поможет примирить человека с самим собой, создать на земле новое общество, неразрывно спаянное не страхом и насилием, а взаимной любовью. Все христиане должны вновь составить одну семью, подчиняющуюся небесному Отцу.

Но не приведет ли такое единство к полной унификации человечества? Отвечая на этот вопрос, Эразм пишет: "Смотри сколь тесного единства пожелал Христос своим: Он не сказал, чтобы они были единодушны, но сказал, чтобы они были едино" (с. 38). Мыслитель предполагал, что христианство как универсальная религия, примирит все человеческие расы и культуры и, таким образом, будет достигнуто (причем не на политической, а на нравственной основе) объединение не только Европы, но и всего мира. (Стремление Эразма убедить читателей в необходимости создания универсальной "Христианской Республики", которая постепенно может охватить все народы, отмечалось в немецкой историко-юридической литературе 30-70-х годов XX в.4)

4 См., например: Geldner F. Die Staatsauffassung und Fürstenlehre des Erasmus von Rotterdam. Berlin, 1930; Koerber E., von. Die Staatstheorie des Erasmus von Rotterdam. [West-]Berlin, 1967; Schottenloher O. Erasmus und die Respublica Christiana. - Historische Zeitschrift, 1970, Bd. 210, № 2,

S. 295-323.

По крайней мере, в его трактате прямо выражена надежда на то, что турки будут обращены в христианскую веру при одном условии: сами европейцы должны стать настоящими христианами (с. 56-57). "Было бы предпочтительнее и их (турок. - А.О.) тоже обращать в христианскую веру наставлением, добрыми делами и праведной жизнью, а не нападать на них с оружием в руках. Если же, как было сказано, войны вообще невозможно избежать, то война против турок, конечно, будет меньшим злом, чем столь нечестивые сражения и столкновения христиан друг с другом. Если не связывает их взаимная любовь, то, определенно, соединит общий враг, и будет тогда какое ни есть единство, хотя и без истинного согласия" (с. 51).

На кого следует возложить задачу нравственного улучшения человечества? По мнению Эразма, это прямая обязанность светских и духовных властей. "Если простой народ мало задумывается о подобных вещах, то государь и знать, конечно же, должны над этим размышлять. Священники обязаны вбивать это в голову каждого, внушать всем, кто хочет и не хочет. Дойдет, наконец, до сознания, если всюду говорить об этом" (с. 53). Светские правители должны служить подданным образцами морального авторитета. Тогда народы не будут ввергнуты в войны из-за пустячных поводов, как, например, "из-за ничтожного долга, быть может, и не подлежащего уплате" (с. 39). Эразм наотрез отказывается считать серьезными большинство поводов, которые заставляют государей вести войны (из-за титулов, нарушений, подлинных или мнимых, договоров, личных обид). Ошибки становятся преступлениями, когда разжигают междоусобную борьбу в стране ради усиления власти, а также для расхищения богатств подданных. Почти справедливой причиной войны считается нападение на соседнее королевство, если там дела обстоят чуть благополучнее, чем у тебя самого (с. 42-44, 59).

Здесь Эразм приводит пример Франции - "самой процветающей из всех" европейских стран, подобной "чистейшему цветку христианского могущества". Читая эти строки, мы можем приблизительно представить себе, как автор видел разумное устройство государства. Условиями процветания для него являются обширные владения (способы их приобретения прямо не названы, но из того, что он говорит о границах, можно понять: удовольствуйся достоянием предков), почтенный парламент5, знаменитый университет, согласие в обществе (залог могущества власти), достигаемое силой закона6, и соблюдение чистоты христианской веры, не испорченной общением с иудеями и мусульманами. Противоположный пример - раздробленная Германская империя, не имеющая "даже видимости королевства" (с. 43). Впрочем, Эразм не может не отметить: и во Франции существуют раздоры между христианами (с. 52). Эти раздоры были предвестниками Реформации и религиозных (гугенотских) войн, растянувшихся на 30 лет (1562-1594 гг.).

Политическая централизация Франции, ее единство, в большей степени, нежели ситуация в других стран

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»