научная статья по теме «ЛЕВ РУССКОЙ АРМИИ» Науковедение

Текст научной статьи на тему ««ЛЕВ РУССКОЙ АРМИИ»»

«ЛЕВ РУССКОЙ АРМИИ»

Кандидат исторических наук Евгений МЕЗЕНЦЕВ, Институт российской истории РАН (Москва)

2012 г. — Год российской истории — отмечен юбилеями нескольких судьбоносных событий в жизни нашей страны. Один из них — 200-летие победы нашего народа в Отечественной войне 1812 года. Низкий поклон ее героям, отстоявшим честь, достоинство и свободу Родины, давшим отпор покорившей почти всю Европу наполеоновской армии! И в их числе талантливому военачальнику генералу от инфантерии князю Петру Багратиону (1765-1812) — любимому ученику величайшего русского полководца, не знавшего поражений, Александра Суворова (1730-1800).

В 1812 г. Петр Иванович уже имел за плечами 30-летний боевой опыт и был широко известен в Европе. Особенно хорошо знали и опасались самого решительного и отважного генерала русской армии французы, с которыми он впервые скрестил оружие еще в 1799 г. в Италии под знаменами Суворова*, а затем одержал над ними ряд побед в Австрии и Пруссии в Наполеоновских войнах 1805—1807 гг.**. Не случайно позднее, накануне нападения на нашу

* Итальянский поход Суворова — боевые действия возглавляемой им русско-австрийской армии против французских войск в северной Италии в апреле-августе 1799 г.; См.: А. Богданов. «Меч России». — Наука в России, 2011, № 1 (прим. ред.).

"Наполеоновские войны — боевые действия, которые вела Франция и ее союзники в годы Консульства (1799-1804 гг.) и империи Наполеона I (1804-1815 гг.) против коалиций европейских государств (прим. ред.).

страну, Бонапарт заметил: «Генералов хороших у России нет, кроме одного Багратиона».

И действительно, Петр Иванович прекрасно знал психологию противника: французы в силу особенностей национального менталитета горячо и энергично атакуют, но гораздо хуже обороняются. Поэтому, исходя из суворовского правила не ждать грозящей опасности, а смело идти ей навстречу, в середине марта 1812 г. он предложил императору Александру I начать упреждающие действия (выйти на линию реки Вислы, с юга на север пересекающей центральную часть Польши, чтобы принять первые бои на чужой территории, в отдалении от центра нашей страны).

План князя состоял в следующем. В первую очередь государю следовало сделать Наполеону строгое предупреждение: если французские и союзные им

На западной границе. Июнь 1812 г. Художник Александр Аверьянов. 2008 г. (собственность автора).

войска форсируют реку Одра (пограничную между Германией и Польшей) и продолжат наступление далее на восток, Россия воспримет это как объявление ей войны*. По мнению Багратиона, Бонапарт проигнорирует царский ультиматум, значит, у нашего командования будут развязаны руки для ответных действий. И пока неприятель будет перемещаться с Одры на Вислу, на что, по расчетам Петра Ивановича, уйдет 1,5-2 месяца, нужно сформировать две 100-тысячных армии — в Прибалтике и у Белостока (Польша) — с осадной артиллерией, годовым запасом провианта, фуража, 50-тысячным подкреплением. Обе группировки должны двинуться на запад для занятия рубежа по Висле до подхода противника.

Белостокской армии, во главе которой князь видел себя, следовало захватить Варшаву, а Прибалтийской — Восточную Пруссию, затем при содействии с моря Балтийского флота осадить важную крепость и порт Данциг (ныне Гданьск, Польша). Такая тактика позволила бы начать бить вражеские войска по частям, не дожидаясь их полного сосредоточения (главное, чего добивался Багратион), т. е. действовать по-наполеоновски и по-суворовски: именно так всегда поступал император французов, а еще раньше — великий русский полководец. Вторжение в Польшу Петр

"Александр I так и поступил. Наполеон действительно, как и предвидел Багратион, отвлекая внимание царя для выигрыша времени переговорами по спорным вопросам, продолжал движение к русским границам (прим. авт.).

Иванович оправдывал тем, что она была союзницей Бонапарта, а в Пруссию — заключением ею в феврале 1812 г. с Парижем соглашения против нашей страны.

Однако предложение князя, как, впрочем, и других генералов, разрабатывавших планы превентивного удара по войскам противника, осталось нереализованным: Австрия, на нейтралитет которой он рассчитывал, в марте 1812 г. вступила в военный союз с Францией. Кроме того, Наполеон, узнав о замыслах упреждающих действий против его армии, пригрозил Александру I окружением русских соединений, если они осмелятся выступить против него. В результате царь решил пассивно выжидать вторжения неприятеля.

Между тем опасения государя, думается, были напрасными. На протяжении всего военного противостояния России и Франции Бонапарту ни разу не удавалось окружить и уничтожить ни одну нашу армию и даже корпус. Дело в том, что воспитанники Суворова привыкли к стремительным переходам, обладали большей выносливостью, передвигались гораздо быстрее, чем их противник, особенно по бездорожью, и всегда успевали уклониться от его охватывающих ударов. Враг лишь иногда брал в кольцо легкие отряды (как правило, действовавшие в его тылу), но никогда не мог принудить к капитуляции или полностью истребить — около половины их состава всегда пробивались к своим.

В преддверии войны наиболее сильную 1-ю Западную армию (130 тыс. человек) вверили главнокоман-

Бой за Багратионовы флеши. Художник Александр Аверьянов. 1992 г. (Музей-панорама «Бородинская битва»).

дующему русскими войсками военному министру Михаилу Барклаю-де-Толли (1761-1818), 2-ю же Западную (45 тыс.) — Багратиону. Такое решение Александра I объяснялось тем, что он считал Петра Ивановича хорошим тактиком, но лишенным стратегического мышления, к тому же слишком горячим. Однако при всей склонности к наступательным действиям, любимый ученик Суворова умел мастерски обороняться и осуществлять маневры: если численное превосходство было не на его стороне, то он отводил свои полки, выжидая благоприятный момент для нападения на врага. Словом, князю вполне были присущи предусмотрительность и осторожность, хотя это было не так заметно, поскольку в письмах и речах он предпочитал говорить о контрударах и атаках.

Добавим: весной 1812 г. именно по настоянию Багратиона государь приказал выселить из западных губерний во внутренние области России польских помещиков, готовых оказать поддержку Наполеону; прекратить отправку украинского хлеба на судах по рекам Буг и Висла в Данциг, чтобы ни провиант, ни водный транспорт не попали к противнику; запретить переезд через российско-польскую границу в обе стороны без специального разрешения.

Итак, 1-я Западная армия, дислоцировавшаяся в Курляндии, Литве, северной Белоруссии, прикрывала пути на Петербург и Москву, а 2-я Западная, размещенная вблизи Луцка и подкрепляемая равносильной

ей Резервной (Обсервационной) генерала от кавалерии Александра Тормасова (1752-1819), — стратегическое направление на Киев. Такое скопление войск на Украине объяснялось тем, что командование, узнав о намерении Австрии выступить на стороне Наполеона, ожидало от нее удар со стороны города Львова.

Петр Иванович энергично готовился к предстоящим битвам: проводил учения с прицельной стрельбой по мишеням, активно боролся с развившимся вражеским шпионажем, позаботился о надлежащей организации связи, интендантской службы, об обеспечении войск всем необходимым, особое внимание уделив питанию и медицинскому обслуживанию солдат. Эти меры дали закономерный результат: когда грянула «гроза 1812 года», его армия оказалась гораздо лучше подготовленной для отпора противнику, чем возглавляемые Барклаем-де-Толли и Тормасовым.

Багратион отлично наладил и агентурную разведку, благодаря чему, в частности, первым узнал о том, что стоявший против его полков в районе Львова австрийский корпус фельдмаршала-лейтенанта Карла Филиппа Шварценберга в мае 1812 г. начал перемещаться на север с целью выйти в район Бреста и Дро-гичина, где было огромное «окно», не занятое русскими войсками. Князь сразу же испросил разрешение у Александра I на передислокацию своей армии в том же направлении, чтобы прикрыть незащищенные пространства, а на ее прежнее место предложил

Конный портрет императора Александра I. Художник Франц Крюгер. 1837 г. (Военная галерея Зимнего дворца. Государственный Эрмитаж, Санкт Петербург).

направить Резервную Тормасова, переименовав ее в 3-ю Западную, что было одобрено царем.

Накануне войны Петр Иванович, видя растянутое расположение наших приграничных соединений, обратился к государю с просьбой дать приказ на их сближение, чтобы ликвидировать образовавшиеся разрывы, но сделать это до начала вторжения врага не успели. К тому же «лев русской армии», как нередко величали отважного генерала, по-прежнему стремился сорвать намерения Наполеона неожиданным наступлением. «Гораздо полезнее было бы, — писал он Александру I, — не дожидаясь нападения, проти-вустать неприятелю в его пределах». Однако такого распоряжения не получил.

12 июня 1812 г., после перехода главными силами французов под командованием вице-короля Италии Евгения Богарне нашей границы у города Ковно (Литва), 1-я Западная армия Барклая-де-Толли начала отступать по заранее разработанному плану к Дрис-

скому лагерю на реке Западная Двина, все более удаляясь от 2-й Западной Багратиона. Последнему же главнокомандующий приказал отходить в том же направлении, но через Минск, Полоцк или Витебск (Белоруссия), одновременно действуя во фланг и тыл противника (вчетверо превосходящего по численности его войска!) и отчасти заслоняя ему дорогу на Москву. Как видим, задача была не из легких. Однако и в таких условиях Петр Иванович не оставлял идеи перейти в атаку, хотя бы ненадолго, исключительно на своем участке фронта, чтобы сорвать вражеские планы. «Даже отступая, наступать!» — таков был его девиз.

Пользуясь тем, что 70-тысячная армия наполеоновского брата Жерома Бонапарта и 30-тысячный австрийский корпус Шварценберга, стоявшие против его соединения, еще не вышли к русской границе, Багратион в письме к главнокомандующему от 14 июня 1812 г. предлагал силами своей армии при поддержке казачьего корпуса генерала от кавалерии

Портрет П. И. Багратиона. Художник Джордж Доу. 1822-1823 гг. (Военная галерея З

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Науковедение»