научная статья по теме М.Ю. ДОСТАНЬ. И.И. СРЕЗНЕВСКИЙ И ЕГО СВЯЗИ С ЧЕХАМИ И СЛОВАКАМИ Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «М.Ю. ДОСТАНЬ. И.И. СРЕЗНЕВСКИЙ И ЕГО СВЯЗИ С ЧЕХАМИ И СЛОВАКАМИ»

ОБЗОРЫ И РЕЦЕНЗИИ

Славяноведение,№ 6

М.Ю. ДОСТАНЬ. И.И. Срезневский и его связи с чехами и словаками. М., 2003. 572 с.

О знаменитом русском слависте И.И. Срезневском имеется огромная литература. О нем писали современники (доброжелатели и недруги), ученики (благодарные и не очень), его дети, а также коллеги-слависты младшего поколения, русисты, палеографы и проч. Столь активный интерес к личности И.И. Срезневского не вызывает удивления. Его творческий путь был продолжительным, плодотворным и многогранным. Ученый внес большой вклад во многие отрасли русской и славянской филологии.

В отличие от многих ученых-славис-тов, "забытых" при Советской власти, И.И. Срезневский был хорошо известен и советским ученым, главным образом тем, кто занимался языкознанием и литературоведением. С 60-х годов XX в. интерес к творчеству И.И. Срезневского возрастает; расширяется и круг проблем, которые изучаются российскими учеными, исследующими творчество И.И. Срезневского. Пик интереса к его наследию приходится на памятные даты его биографии: столетие со для смерти в 1980 г. и 175-летие со дня рождения в 1987 г. Подробный обзор литературы о Срезневском приводится в рецензируемой книге М.Ю. Досталь в разделе "Некоторые итоги изучения научного творчества и славянских связей И.И. Срезневского" (С. 11^43).

Казалось бы, при столь плодотворном внимании к творчеству ученого, трудно высказать что-то новое, неизве-

стное. Однако автором монографии существенно расширена источниковая база для научного освещения творчества одного из крупнейших славистов XIX в. М.Ю. Досталь самым доскональным образом проработала архивные материалы многих хранилищ - как в бывшем СССР, так и за его границами. Многие специалисты, писавшие о Срезневском, были знакомы с архивным фондом ученого, хранящимся в РГАЛИ (в Москве), но никто из них не изучил его материалы так подробно, как это продемонстрировано в рецензируемой книге. В других архивах (ПФА РАН и др.) М.Ю. Досталь нашла документы, вовсе не вводившиеся в научный оборот. Речь идет, прежде всего, о некоторых текстах университетских лекций профессора И.И. Срезневского, которые он читал в различных высших учебных заведениях России. Содержание этих лекций в сравнении с его же опубликованными научными трудами по разным вопросам славянской филологии дает основание для более глубокой и объективной характеристики Срезневского как ученого и как личности. Нельзя не отметить также скрупулезное исследование автором книги эпистолярного наследия петербургского профессора. Многие его письма, а также письма к нему, как и переписка других корреспондентов, касающаяся Срезневского, также не учитывались предшествующими исследователями творчества слависта.

Следует отметить введение в научный оборот многих новых документов, свидетельствующих о связях Срезневского с чешскими и особенно словацкими деятелями. В изучении данной проблемы М.Ю. Досталь вообще принадлежит приоритет, так как в отечественной литературе этот вопрос затрагивался лишь вскользь.

Рецензируемую книгу отличает также более взвешенный, чем ранее, подход к оценке мировоззрения, общественных взглядов и научного значения творчества И.И. Срезневского. Долгое время в советской историографии превалировал взгляд, что он может быть отнесен к демократическим деятелям русской науки XIX в. Подобная точка зрения основывалась на том, что в начале своей деятельности, особенно во время путешествия по славянским землям в 1839-1842 гг., Срезневский был приверженцем идеи славянской взаимности в ее наиболее демократической форме, в частности признания всех славян равными в славянской семье и необходимости их самостоятельного развития в области культуры, языка и литературы с целью сохранения самобытности. Этот аргумент можно считать убедительным. По вместе с тем приводился и тот факт, что революционные демократы Н.Г. Чернышевский, H.A. Добролюбов и Д.И. Писарев получили образование в Петербургском университете и других высших учебных заведениях столицы, слушали лекции Срезневского, занимались в его семинарах, и профессор по славянской филологии якобы должен был оказать влияние на их мировоззрение. Этот аргумент несостоятелен, так как все указанные лица, закончив курс высшего образования, выступили с критикой многих сторон деятельности их бывшего учителя, демонстрируя противоположность своих общественных, политических и научных воззрений взглядам бывшего наставника. Знатокам творчества Срезневского среди советских исследователей этот факт был, скорее всего, ясен, но петербургского профессора нужно было представлять демократом, ибо лица недемократического направления не заслуживали вни-

мания советских историков. Такова была обстановка в нашем обществе вплоть до 70-х годов XX в. Автор настоящих строк знает по собственному опыту, как блокировались редакциями журналов и других органов печати материалы о "буржуазных" ученых, если последние не демонстрировали своих симпатий к революционным идеям или просто не критиковали существовавшего режима. И.И. Срезневский такой критики не допускал, и потому у некоторых советских авторов, писавших о его творчестве, не было другого пути, кроме как "демократизировать" его взгляды.

В конце 1970-х годов стали допускаться несколько более объективные характеристики взглядов Срезневского. В литературе стали все чаще встречаться мнения об эволюции взглядов ученого и об их постепенном "поправении" после занятия им кафедры славянской филологии в Петербургском университете. М.Ю. Досталь продолжила в своей книге эту тенденцию. На основании глубокого изучения переписки Срезневского, его лекций, печатной продукции и практической деятельности в рецензируемой книге прослеживается эволюция взглядов профессора на славянскую взаимность, на роль России в славянском мире и т.д. Эта эволюция происходит отнюдь не в демократическом направлении; напротив, Срезневский превращается в одного из верноподданных режиму профессоров, которые были опорой правительства в университетской политике и вообще в вопросах образования. Заметим попутно, что таких профессоров в высших учебных заведениях Российской империи было большинство. Либеральная профессура занимала в иерархии ученых лишь второе место. Профессоров-революционеров в России вообще не зафиксировано.

На основании анализа источников М.Ю. Досталь представила более объективную характеристику личности И.И. Срезневского по сравнению с предшествующей литературой, хотя тридцатилетнее исследование творчества Срезневского привело автора к увлечению героем как в данной книге, так и во множестве статей. На наш взгляд, Срезнев-

ский был консервативен и в ряде вопросов научного характера.

Несмотря, однако, на политический и общественный консерватизм Срезневского, он был крупным ученым, одним из родоначальников славяноведения в России. И, как показывает история, два подобных качества личности вполне совместимы. Книга М.Ю. Досталь доказывает, что за последние 15-20 лет наши слависты отказались от утверждения о прямой связи между политическими взглядами ученого и результатами его научных исследований даже в гуманитарной области знаний.

В рецензируемой работе автором характеризуются и оцениваются труды Срезневского с точки зрения их вклада в славянскую филологию XIX в. и их значения для дальнейшего развития науки. Констатируются достижения Срезневского, но не умалчиваются и недостатки, промахи и ошибочные явления в творчестве петербургского профессора, так что создается объективная картина роли и места И.И. Срезневского в развитии славянской филологии.

В структурном отношении книга М.Ю. Досталь разделяется на две части. В первой из них две главы. В одной автор сосредоточил свое внимание на общей характеристике Срезневского как ученого-слависта; вторая посвящена уяснению роли Срезневского в развитии русско-чешских и русско-словацких научных и культурных связей в 40-70-х годах XIX в.

Вторая часть монографии содержит 10 статей М.Ю. Досталь о различных сторонах жизни ученого. Эти работы, естественно, перекликаются по содержанию с общим очерком первой части. Иногда они более подробно развивают некоторые вопросы, в других случаях подвергаются корректировке и уточнению, так как были написаны раньше, чем общий очерк. Среди них статья "Путешествие И.И. Срезневского по Словакии 1842 года" публикуется впервые и содержит много нового интересного материала. Некоторые статьи вышли ранее на словацком языке в сокращенном виде, а на русском появились в печати впервые.

Весьма интересны имеющиеся в книге "Приложения". Прежде всего это ряд неопубликованных писем И.И Срезневского к матери, к брату Н.И. Срезневскому, к русскому этнографу и археологу В.В. Пассеку - все от 1840 г. Напечатано также "Прощальное письмо И.И. Срезневского при отъезде из Словацкой земли". Все эти документы хранятся в РГАЛИ. Наряду с письмами, в "Приложении" напечатаны составленные автором книги хроники путешествия Срезневского по Чехии и Словакии в 1840-1844 гг. и карты этого путешествия. Завершает книгу библиография работ М.Ю. Досталь за 1974-2002 гг. (всего около 170 названий). Имеются именной указатель и иллюстрации.

Столь своеобразная структура книги, конечно, не может исключить повторений сюжета, но в то же время она позволяет судить об изменении позиции автора по ряду вопросов на основе привлечения новых документов.

В целом, однако, это замечательное исследование является серьезным вкладом в разработку истории отечественного славяноведения.

Еще одной позитивной стороной рецензируемой работы является тот факт, что она стимулирует размышления читателя над поставленными проблемами. Так, при характеристике историографии о Срезневском, приведенной во введении, М.Ю. Досталь, на наш взгляд, не вполне точно оценила значение труда И.В. Ягича "История славянской филологии" (1910), назвав эту книгу "наиболее значительным достижением дореволюционной историографии" (С. 13). Такая оценка представляется нам завышенной, хотя в нашей литературе уже создан стереотип подобного отношения. Нельзя отрицать, что названный труд Ягича был первым опытом обобщения достижений славянской филологии

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»