научная статья по теме МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПАМЯТЬ В ДОМОДЕРНУЮ ЭПОХУ: КУЛЬТУРЫ ПАМЯТИ В ЕВРОПЕ РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ» (ЛЕЙДЕН, ЛЕЙДЕНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ, 20-22 ИЮНЯ 2012 Г.) История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПАМЯТЬ В ДОМОДЕРНУЮ ЭПОХУ: КУЛЬТУРЫ ПАМЯТИ В ЕВРОПЕ РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ» (ЛЕЙДЕН, ЛЕЙДЕНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ, 20-22 ИЮНЯ 2012 Г.)»

ХРОНИКА

УДК 930(430)"2012"

А.Л. Осипян

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПАМЯТЬ В ДОМОДЕРНУЮ ЭПОХУ: КУЛЬТУРЫ ПАМЯТИ В ЕВРОПЕ РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ» (Лейден, Лейденский университет, 20-22 июня 2012 г.)

После выхода в свет работ Пьера Нора, Алейды и Яна Ассманн, исследования проблем соотношения истории и памяти, «культурной памяти», «социальной памяти», «памяти и забвения» стали множиться в геометрической прогрессии. В большинстве своем эти исследования посвящены таким темам как: травматическая память о трагических событиях ХХ в.; формирование исторического канона, культурной памяти и национальной идентичности в Х1Х-ХХ вв.; альтернативная (вытесненная/репрессированная) память маргинальных групп; использование памяти в политике. Таким образом, изучение проблем памяти преимущественно связано с историей Х1Х-ХХ вв., устной историей и исследованиями наций и национализма. Домодерные эпохи, как правило, остаются на обочине исследований коллективной памяти. Причины подобной маргинализации обычно называются две: недостаток источников (невозможность взять интервью и скудость сочинений мемуарного характера) и привязка «коллективной/социальной/культурной памяти» к таким явлениям Нового времени как: национализм и национальное государство, система всеобщего образования, масс-медиа. Конференция, проведенная в Лейдене, призвана была нарушить этот дисбаланс.

Конференция была инициирована и организована в рамках исследовательского проекта «Рассказы о восстании. Память, забвение и идентичность в Нидерландах в 1566-1700 гг.» в Лейденском университете. (Руководитель проекта Юдит Поллманн,

профессор истории Голландии раннего Нового времени). Организаторы постарались выйти за пределы только нидерландской ситуации и дать как можно более широкий западноевропейский контекст (только два доклада было связано с историей Восточной Европы). Лейденский университет - старейший в Голландии, был основан в 1575 г. Очень непринужденная атмосфера университетского города способствовала работе конференции, которая проходила в прекрасном позднесредневековом замке графа Голландии. В XVI в. в замке размещались суд и тюрьма. Темница была расширена в 1556 г. по просьбе римской инквизиции для размещения заключенных из числа местных протестантов (сейчас там расположены учебные аудитории и офисы отдела по работе со студентами: http://gravensteen.tripod.com, Ьйр:/Меагк1йу1. wordpress.com/2012/09/10/churches-and-castle-in-leiden-city). Для участников конференции были организованы экскурсии в отдел старопечатных книг библиотеки Лейденского университета, в музей De Lakenhal и по «местам памяти» Лейдена второй половины вв.

Всего на конференции было представлено 20 докладов в пяти последовательных секциях: «Войны памяти в эпоху до национального государства», «Преодолевая мучительную память», «Ландшафты памяти как многоканальный опыт», «Передача памяти и формирование идентичности», «Прошлое и настоящее, сенсации изменения». Таким образом, на каждой секции было представлено четыре доклада, причем первому - «ключевому», который должен был «задать тон» работе секции, отводилось 45 минут, остальным трем - по 20 минут.

Кроме того, доклады каждой серии комментировал специально приглашенный дискуссант, представлявший самые разные сферы гуманитарного знания, что, по мнению организаторов, должно было обеспечить свежий взгляд со стороны. Среди прочих дискуссантов наиболее продуктивным мне показалось выступление антрополога Марио Браакмана на секции, посвященной травматической памяти. Он поделился с присутствующими своим опытом работы с беженцами из нестабильных стран третьего мира. М. Браакман отметил, что их отношение к лично пережитому травматическому опыту отличается от травматической памяти западных европейцев. В Европе под влиянием христианства сформировались «культура вины» и «культура стыда», эмоции (в том числе и память о травматическом опыте) передаются вербально. Для ислама характерен фатализм, а у буддистов нет

травмирующей памяти о прошлом. Для неевропейских культур более характерна соматизация - телесное выражение эмоций. Соответственно, в разных культурах существуют несхожие травматические памяти. Возможно ли, в таком случае, использовать западный концепт «травмы» по отношению к иным культурам? Это наблюдение может помочь исследователям лучше понять переживание травматического опыта и формирование памяти о нем у европейцев до-модерной эпохи, поскольку они могут быть отнесены к так называемым традиционным обществам как и жители стран третьего мира.

В первой секции ключевой доклад представил Филипп Бенедикт (Женевский университет): «Формирование памяти о религиозных войнах во Франции». Основное внимание докладчик сосредоточил на опровержении тезиса Дэйвида Кресси (1989) о ведущей роли государства в формировании памяти в раннее Новое время. На материале Франции конца ХУ1-ХУ11 вв. Ф. Бенедикт охарактеризовал процессы формирования и функционирование мемориальных практик (издание историй-мартирологов и проведение коммеморативных процессий) в ходе острой политической конкуренции между конфликтующими «группами давления» - гугенотами и католиками. Докладчик продемонстрировал, как оппозиционная группа (гугеноты) может противопоставлять свою «контр-память» господствующим официальным «прочтениям» прошлого. Шон Данвуди (Чикагский университет) свой доклад «Конфликт светской и конфессиональной памяти: Аугсбург в XVI веке» сфокусировал на вопросе, как религиозные отличия влияют на формирование конкурирующих культур мемориализа-ции. Свои наблюдения докладчик проиллюстрировал на примере памятей о волнениях в Аугсбурге, в связи с введением григорианского календаря в 1584 г. (католический магистрат против протестантских министериалов). По мнению Ш. Данвуди, отличие мемориальных стратегий раннего Нового времени от современных в разных основаниях претензий на истинность «своего» нарратива, а также в практиках распространения своей версии памяти (через деловые, семейные и патронажные сети). Доклад Ульриха Нигге-манна (Марбургский университет, Германия) «"Вы увидите, кто они, те, кто бранит и недооценивает ваше Славное избавление...": Война воспоминаний о Славной революции» был посвящен конкурирующим версиям памяти о Славной революции 1688-1689 гг. в политических дебатах Великобритании XVIII в., которые стали основой формирования политических идентичностей. Докладчик

задался целью установить механизмы и процессы формирования канонической памяти, а также агентов и средства, с помощью которых Славная революция стала «местом памяти» и ключевым элементом британской идентичности в XVIII в. Яспер ван дер Стеен (Лейденский университет) в своем выступлении «Оспариваемое прошлое: войны памяти в годы Двенадцатилетнего мира (1609-1621 гг.)» сосредоточился на трансформации памяти из аргумента внешней политики в инструмент внутриполитического конфликта. Память о жестокостях испанцев в 1560-1570-х годах была использована «партией войны» в качестве аргумента против испано-голландского перемирия 1609-1621 гг. В итоге это привело к формированию официального канона памяти, который вскоре был поставлен под сомнение в ходе внутреннего конфликта между сторонниками двух протестантских богословов Лейденского университета - Иоганна Арминия и Франциска Гомара.

Секцию «Преодолевая мучительную память» открыл доклад Сьюзан Брумхолл (Университет Западной Австралии) «Наррати-вы травмы, эмоций и идентичности во франкоязычных источниках XVI века». Докладчица подчеркнула, что в различных культурах существуют разные стратегии преодоления опасного травматического опыта, среди которых наиболее эффективной считается стратегия придания смысла пережитому опыту. Возможно ли отыскать подобные стратегии в источниках раннего Нового времени? По мнению С. Брумхолл, помимо личных документов, таких как дневники, мемуары, автобиографии и письма, следует также использовать потенциал хроник, судебных актов, петиций, адресованных публичным институтам и властям. Исследовательница напомнила, что фиксация памяти на письме является социальным актом и, следовательно, отражает то, что было значимым как для автора, так и для предполагаемой аудитории.

Доклад Сары Ковингтон (Городской университет Нью-Йорка) «Сороки и бушующее море: Оливер Кромвель, память и потрясения Ирландии» был посвящен различным формам мемориа-лизации травматического для ирландцев вторжения на остров О. Кромвеля в 1649 г. В ирландском фольклоре и литературе Кромвель приобрел мифические черты и стал обозначать точку разрыва - до и после. Память о вторжении Кромвеля отразилась в опоэтизированном ландшафте, топонимах и материальных объектах, превратив Кромвеля в краеугольный камень, вокруг которого нация сконцентрировала значительную часть своего прошлого и, в результате, сформировала социальную память и идентичность.

Андреас Бар (Свободный университет, Берлин) в своем докладе «Помня страх насилия: чувство страха и страх Божий в войне памятей XVII века» проанализировал немецкие хроники, дневники и автобиографии на предмет отображения в них памяти о пережитом и ожидаемом насилии. А. Бар интерпретировал проявления «страха», «тревоги» и «ужаса», еще не выраженные в категориях «чувств» и «эмоций» в современном смысле, в категориях «волнения», «страсти» или «томления души», характерных для исследуемой эпохи. В итоге он пришел к выводу, что авторы XVII в. намеревались выразить то, что казалось им «невыразимым», поскольку они считали необходимым с религиозной точки зрения поступить таким образом. Габриэлла Эрдельи (Венгерская академия наук) в докладе «Предания о крестьянском восстании: табу и память о событиях 1514 г. в Венгрии» рассмотрела формирование конкурирующих мифов-памятей в XVI в. и их последующее забвение. Подстрекаемые некоторыми священниками на крестовый поход против османов, «крестьяне-крестоносцы» направили оружие против единоверных феодалов. После подавления восстания обе стороны в своих посланиях в папскую курию стремились придать событиям кровавого хаоса логическую и линейную последовательность, используя ретроспективные схемы объяснения. Сравнивая восстан

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»