научная статья по теме МОСКОВСКАЯ БОЛВАНОВКА Языкознание

Текст научной статьи на тему «МОСКОВСКАЯ БОЛВАНОВКА»

Топонимика

Московская Болвановка

© А. Л. ШИЛОВ

"Какая еще Болвановка, нет такой в Москве", - может сказать современный читатель. И он будет прав, опираясь на современные справочники по названиям улиц Москвы. Из более же ранних изданий читатель узнает, что Болвановка в Москве не только была, но их было целых две: в Замоскворечье и на Таганке. Положение замоскворецкой Болвановки сейчас фиксируют переулки 6-й Монетчиковский (до 1930 г. - Малый Болвановский), 1-й и 2-й Новокузнецкие (до 1954 г. -Большой и Малый Спасоболвановские) переулки. До сих пор во 2-м Новокузнецком переулке стоит церковь Спаса Преображения на Бол-вановке (иногда называемая Спас на Новой Болвановке), известная с 1465 года.

Местность Болваново (Болвановье) была в Москве хорошо известна. Так, под 1490 годом Никоновская летопись сообщает о жизни Ми-стра Леона - лекаря, неудачно лечившего сына Ивана III, "всенародно на Болванове за Москвою рекою". О дороге на Рязань через Болвановье говорится в документе 1521 года. Часто указывалось, что при Иване IV Болвановка была местом поселения иноземных служилых людей. Во всяком случае, английский посланник Горсей сообщал: "Войско царя [во время Ливонской войны. - А.Ш.] продвинулось вглубь страны ... захватывая многих пленных... Царь отослал большую часть их к Москве, поселив отдельно вне города [этим, кстати, было положено начало Немецкой слободе на Кукуе. - А.Ш.]... Среди плен-

ных было 85 шотландских солдат... а также трое англичан. Я добился разрешения разместить их у Болвановки [в оригинале БнЬап] около Москвы" (Джером Горсей. Записки о России. XVI - начало XVII в. М., 1990. Курсив в цитатах наш).

Таганская же Болвановка находилась примерно там, где теперь проходят Верхняя и Нижняя Радищевские улицы, до 1919 года называвшиеся Верхняя и Нижняя Болвановская улицы. Верхняя (и большая из них) улица называлась подчас просто Болванка или Николо-болвановская, а Нижняя - Николо-Болвановский пер.: по церкви Николая Чудотворца на Болвановке (стоит на углу Верхней и Нижней Радищевских улиц). Церковь документально известна с 1632 года. Но уже под 1547 годом Никоновская летопись сообщает о пожаре, который начался "за Яузою на Болвановье" (Полное собрание русских летописей. СПб., 1904. Т. XIII. Далее - ПСРЛ).

А что вообще означает название Болвановка? Для него в литературе предлагалось несколько объяснений. Наиболее ранняя версия (в отношении названия как замоскворецкой, так и таганской Болвановки) такова: «На этих местах во времена татарщины перед привезенными из Орды "басмами", или войлочными изображениями ханов, -"болванами", московские князья давали присягу, подписывали договоры и приносили дань. По свержении татарского ига, на этих местах всегда строились храмы в благодарность Богу за избавление от татарского ига» (Московские церковные ведомости. 1902. № 32). Возможно, своим появлением эта версия обязана Н.М. Карамзину, сообщавшему: "Пишут еще, что София [жена Ивана III. - А.Ш.] убедила Иоанна не встречать послов Ординских, которые обыкновенно привозили с собою басму, образ или болван Хана; что древние Князья Московские всегда выходили пешие из города, кланялись им, подносили кубок с молоком кобыльим и, для слушания Царских грамот, подстилая мех соболий под ноги чтецу, преклоняли колена. На месте, где бывала сия встреча, создали в Иоанново время церковь, именуемую доныне Спасом на Болвановке" (История государства российского. М., 1998. Т. VI).

Безусловно, ордынские посланники приезжали в Москву многократно: привозя ярлыки на княжение от хана (это случай довольно редкий, обычно князья за ярлыками сами ездили в Орду), в качестве баскаков - для переписи податного населения ("числа") и сбора дани (но это ранний период; позже князья собирали дань ("выход") сами и уже в XIV в. баскаков на Москве не бывало); в качестве послов для самых разных целей: требования военной помощи или военной акции против других русских княжеств, требования денег сверх регулярной дани, вызова князя в Орду.

Но никаких достоверных данных об унизительных для князя церемониях при приеме (встрече) ордынских послов не существует. Всё

упомянутое цитируется Карамзиным по иностранным источникам ХУ1-ХУ11 веков (Герберштейн и др.). Летописи же под 1261, 1283 годами говорят (имея в виду не Москву, а иные русские города) о выходе "с питьем и з дары" навстречу хану или представляющему его военачальнику (темнику Бурундаю), но отнюдь не к ханским послам. В отношении последних характерно известие Тверского сборника (ПСРЛ. Пг., 1922. Т. XV) под 1408 годом: "князь великий повеле царева посла сретити на Володимерском мосту честно".

Так что упомянутая версия есть не более чем поздняя легенда иностранного происхождения, малоправдоподобная исторически. Кроме того, русское слово болван никогда не было синонимом слова басма "оттиск, клеймо" (тюркского происхождения), а означало "идол; деревянный обрубок"(подробнее см. далее).

Внешне более реалистично выглядит другая версия, согласно которой в районе Болвановских улиц на Таганке в XVII веке находилась ремесленная слобода, жители которой делали из дерева болванки, для пошива на них головных уборов (Сытин П.В. Откуда произошли названия улиц Москвы. М., 1959). Предлагался и такой вариант занятий жителей гипотетических Болвановских слобод: "обе Болвановки соседят с кузнечными слободами - что означает, что в них были болванки, нужные в кузнечном деле" (цит. по: Паламарчук П.Г. Сорок сороков. М., 1994. Т. 2).

Но никаких данных о существовании подобной слободы (слобод) не выявлено (см. Богоявленский С.К. Московские слободы и сотни XVII века // Московский край в его прошлом. М., 1930. Ч. II). Более того, названия Никола на Болвановке, Спас на Болвановке выпадают из ряда именований церквей по ремесленным слободам, в которых они находились, например таких: Никола в Толмачах, Рождества Христова в Палашах, Николая Чудотворца в Плотниках, Троицы в Котельниках, Успения в Кожевниках, Воскресения в Бронниках, Георгия в Лучниках, Николы во Псарях, Успения в Гончарах, Харито-ния что в Огородниках и т.д. Из этих примеров видно, что обозначение слободского места в названиях церквей всегда имело форму множественного числа местного (предложного) падежа, т.е. давалось по людям, которые там работали. Поэтому в нашем случае (принимая гипотезу о Болвановке, как ремесленной слободе) следовало бы ожидать Никола (или Спас) в Болванниках (Болванщиках), а не на Болвановке.

Подобного типа (с предлогом на) уточняющие определения давались церквам исключительно по положению в какой-то местности, урочище, учреждении, например: Покровский собор что на Рву, церкви Спаса на Бору, Покрова что на Лыщиковой горе, Антипия на Колымажном дворе, Девяти Мучеников на Кочерыжках, Алексея Митрополита на Глинищах, Благовещения на Бережках, Власия что

на Козьем Болоте, Троицы на Грязях, Параскевы Пятницы на Ку-лижках, Георгия на Красной горке, Успения на Вражке, Николы на Песку, Николы на Ямах, Николы на Щепах и т.д. Таким образом, определение на Болвановке (если под Болвановкой понимать слободу) не совпадало с моделью, которая отвечала этой грамматической форме, и относилось к местности, урочищу.

Для правильного решения вопроса следует, очевидно, вернуться к тому значению слова болван, которое оно имело в древнерусском языке. Кстати, слово болван имеется и в других славянских языках, а из древнерусского оно было заимствовано в балтские (лит. bulvonas, лтш. bulvans) и в германские (шведск. bulvan, нем. диал. Bulbahn) языки. Впервые встречается в "Слове о полку Игореве": "Див кличет връху древа велит послушати земли незнаеме Влъзе и Поморию и По-сулию и Сурожу и Корсуню и тебе Тьмутораканьскый блъван". Комментаторы отмечали, что на Таманском полуострове близ древней Тмуторокани, еще в XVIII веке стояли огромные статуи, посвященные божествам Санергу и Астарте. Спектр значения русского болван и древнерусского бълванъ, приводимый в различных словарях (В.И. Даля, А. Преображенского, М. Фасмера), достаточно широк: "идол, изваяние, истукан; грубо обтесанный кусок дерева или камня; деревянный столб, бревно, обрубок дерева; большой камень, глыба; деревянная или глиняная форма для отливки тех или иных металлических изделий; глупец, невежа, дурак". Большинство этих значений вторично, как и совсем позднее диалектное (северное) болван "объект, неудобный для преодоления; угодье (покос), находящееся отдельно от других" (Березович Е.Л. Русская топонимия в этнолингвистическом аспекте. Екатеринбург, 2000).

В первую же очередь (и изначально), древнерусское бол-ванъ/бълванъ подразумевало статую, изваяние (зачастую условное) языческих божеств, идолов: "Михаило князь Черниговский со внуком своим Борисом поехаша в Татары и бывшим им в станех посла Батыи к Михаилу князю веля ему поклониться огневи и болваном их Михаило же князь не повинуся веленью их но укори и глухыя его кумиры" (ПСРЛ. М., 1997. Т. I; 1246 г.; в ряде летописей здесь вместо болваны и кумиры стоит идолы).

Это же значение "идол, кумир; изваяние" имели болгарское бал-ванъ (с XIII в.) и венгерское balvany (с начала XII в., в топонимии - с начала XI в.). Полагают, что венгерские и славянские слова были независимо заимствованы из древнетюркского *balban/*balvan "ритуальный камень, символизирующий человека".

Соответственно этому, исходному, значению слова и в топонимии названия типа Болванский Нос (на Печоре и на о. Вайгач), Болвано-Из (гора на Северном Урале), Болван (гора в Пермской обл.), Болванский городок (Кировская обл.), дер. Болванцы (Вологодск. обл.),

Бальванке, Бальванёш (горы в Венгрии) отмечали либо каменные столбы, скалы-останцы, либо наличие языческих идолов (Матвеев А.К. Нёройки караулят Урал. Свердловск, 1976; Кузнецов А.В. Болванцы на Лысой горе. Вологда, 1999).

Поэтому логично предположить, что и на московских Болванках некогда располагались капища языческого населения - славянского или более раннего (в условиях московского рельефа говорить о скалах-останцах не приходится). Подобная мысль в той или иной форме высказывалась и раньше: "По преданию, здесь [на таганской Болва-новке. - А.Ш.] сто

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Языкознание»