научная статья по теме О «НАДЭТНИЧНОСТИ» ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ (НА ПРИМЕРЕ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «О «НАДЭТНИЧНОСТИ» ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ (НА ПРИМЕРЕ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ»

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ

БОГУСЛАВ ШАЛАНДА

(Прага, Чехия),

доцент Университета Чарльза О «надэтничности» верховной власти

(НА ПРИМЕРЕ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ

Рассказы и легенды добавляли некую популярность и символическую значимость различным событиям и личностям и также являлись частью того, что заключено в народном самосознании каждой этнической группы. Так же, как и язык, историческое сознание является источником чувства индивидуальности. Общее представление об истории формируется за счет художественных рассказов, летописей, новелл, драм, песен, баллад и т.д. Также есть и история, передаваемая из уст в уста, которую в XVII в. защищал иезуит Балбин. В общем, все известные исторические рассказы иногда считались мифами.

Анализ фольклорных источников показывает, что изначально правитель не являлся этно-различающей фигурой. Во многих случаях он был носителем мессианской стратегии, фигурой, в которой видели надежду на защиту, спасение и освобождение. Спаситель, избавитель, освободитель, в двух словах, кто-то могущественный, обычно появлялся извне или свыше. На самом деле он был иноземцем для этнической группы и местной общины. Если у кого-то было достаточно власти, чтобы изменить ситуацию, и в некоторых случаях было достаточно демократических черт, то мало внимания уделялось этнической принадлежности. Историческое величие имеет всесторонний и повсеместный характер. То же самое касается нестандартности: быть за пределами обычного порядка вещей, избегать привычного строя. В этом случае основной мотив - доверие.

Патернализм тесно связан с этой темой. Роль отца в семье приобретала и более широкое значение в социальной сфере. Некоторые правители считались хорошими отцами для своих подданных. Также им присваивалась роль защитника. В то время король олицетворял собой отечество, и мы имеем дело со стереотипом или даже непосредственно архетипом (прообразом отца). В истории современных европейских народов имеет место и отцеубийство. Также мы имеем дело с закатом патернализма.

Король обладал такой властью, что мог присоединить местную общину к региональной. Возможно, это основывалось не столько на языковом общении, сколько на общем мнении о том, что собой олицетворял король. Символы королевской власти должны были быть изображены и иметь возможность заменяться. Здесь можно провести параллель: джокер в колоде карт позволяет осуществлять замены. Джокер можно заменить любой другой картой. Необходимо добавить, что король может также играть роль жертвы. Его могут принести в жертву, чтобы спасти других от греха. Образ справедливого правителя создан благодаря традиционным сюжетам и мотивам, которые обычно обладают международной силой и величиной!. Некоторые рассказы являются достоянием нескольких народов, и они необязательно должны быть соседями, но могут находиться далеко друг от друга или даже за пределами Европы (например Индия). Можно вспомнить рассказ об императоре и аббате, на который в монографии обратил свое внимание известный специалист по фольклору У. Андерсон2. Другая работа рассматривает «сюжет», в котором затрагивается вопрос о королевской измене (Король Лавра)3. В содержании заложен неизменяющийся элемент, который имел огромное количество вариантов в Европе и Азии. Следовательно, эти образы и мнение о королевской власти создавались на протяжении веков, и мы можем

выяснить их мифическо-культическую основу. Однако это не является моей задачей на данный момент.

Как правило, мы говорим о Чехии и ее целостности. Возможно, мы можем выразить еретическую мысль о том, что в прошлом Чехии никогда не существовало. Носитель чешской государственности во владениях Богемской короны всегда принадлежал к какой-либо династии (например династии Премислидов или Люксембургов). То, что мы исторически называли Чехией, на самом деле было государством Премислидов или Люксембургским государством. Средневековые государства создавались на основе династически-территориального принципа.

Поэтому неудивительно, что во многих случаях правитель был иноземцем для своих подданных и что люди считали иноземных правителей способными поддерживать порядок. Вспомним, например, императора Иосифа II, который был иноземцем для чехов, но о котором, тем не менее, чехи рассказывали много историй, легенд и сказок. Его личность находилась за пределами этнической принадлежности. Другим примером может послужить венгерский король Матиас (Матфей), который также стал защитником интересов словаков, словенцев, пращуров украинцев и русских. Южнославянские народы возлагали свои надежды на наследного принца Марко, о котором существовал рассказ, где говорилось, что он прятался в горах или на далеком острове, и он вернется, когда понадобится его помощь, чтобы свергнуть турецкое правление.

В большинстве случаев помощь ждали извне, особенно когда мы говорим о народах с иноземным правителем во главе. Люди надеялись на освобождение от иноземного подавления и на создание независимого государства. Таким образом, чешские политические деятели и философы в период национального возрождения связывали понятие возобновления чешской государственности и монархию, и это было несложно понять, т.к. это было основано на их чувствах, напоминающих о славном прошлом Богемского королевства. В любом случае, немонархические государства были в Европе исключением. Позже монархия отождествлялась с национальными, социальными и религиозными притеснениями. Только несколько лидеров противостояния австрийскому и габсбургскому правлению несерьезно отнеслись к идее восстановления чешского трона и назначению в качестве монарха члена российской или английской королевской семьи. Однако раньше необходимо было приложить усилия, чтобы создать государство (обычно монархию), пусть даже во главе с иноземным монархом.

В период национального чешского возрождения маловероятно, что существовала устная передача сведений, которая простиралась бы ко временам начала и величия чешской государственности, т.е. к периоду до 1526 г. Были только отголоски рассказов о Чарле IV и Венцеславе IV. Премисл Орак (легендарный основатель первой чешской династии) не вникал в устную передачу как король, чьего возвращения ждали, когда происходило худшее. В рассказах, легендах и стихах есть ожидание приезда иноземного монарха. Очевидно, что проблема была более трудноразрешима, чем мы предположили.

У чехов был один из самых внушительных «королевских» рассказов в Европе, например, в легенде о святом Венцеславе, которая после соединения с «Пророчеством Бланика» (т.е. о рыцарях, спящих у подножий холма Бланик, которые возвратятся, чтобы спасти их землю) дала повод для возникновения «Мифа о Бланике». Мы сталкиваемся с его вторичным появлением в фольклоре только в начале XIX в. Так же не хватает определенной ясности для подтверждения теории о том, что миф о Бланике был распространен среди чехов на протяжении многих веков.

Мотивы рассказов о добрых иноземных королях следует рассматривать на фоне социальной и религиозной обстановки в Чехии в XVIII - начале XIX вв. Эти рассказы были значимы не для всего населения Чехии, а только для отдельных частей в его пределах, особенно для некатоликов (non-Catholics). Протестанты считали нахождение Габсбургов на чешском троне как этнически, так и религиозно неприемлемым. С того момента как у низших слоев пропал «их» король в землях Чехии, они продумывали различные версии об иноземном короле-освободителе. Эта идея звучала прежде всего в

сказаниях, а также в рассказах и легендах. Например, в сказании о пришествии «хорошего» короля с Востока.

Этнический аспект этой веры интересен. У низших слоев общества не было «их собственного» короля, и поэтому они возлагали свои надежды на иноземного короля-освободителя. Особенно во время сектантского движения (Sectarian Movement) в ХУШ в. возникают иллюзии по поводу улучшения социальных условий благодаря вмешательству извне. В основном земледельцы искали кого-то способного изменить условия или встать на защиту их интересов. По этой причине надеялись на господина, короля и императора. Мнения вращались вокруг идеи, что правители, например, ничего не знали о жестоком обращении местных властей, но как только они об этом узнают, они тут же примут меры, чтобы помочь людям. В сектантском движении прослеживается вера в противников Габсбургов. Таким образом, например, в «Мороканских песнях» показывается вера в пришествие шведов. Члены секты Адама (Members of the Adamite sect) в последней четверти ХУШ в. верили, даже пророчили пришествие короля Марокана (Marokan) с Востока.

Предшественники императора Иосифа были не очень-то популярны в Чехии, но сам Иосиф добился значительного почтения и обладал большими полномочиями. В 1770-х гг. устанавливается самосознание сельского населения, проецирующееся на его личность. Историк Валка (Valka) подчеркнул, что во время восстания в 1775 г. не было нападения на государственных деятелей, и вера в правителя была настолько сильна, что она послужила даже составной частью легенды о восстании.

Император Иосиф II (1741-1790) умер, когда ему было 49 лет. Его неожиданная смерть в зрелом возрасте способствовала созданию мессианских легенд. Говорили, что он не умер, а жил в иностранных землях или что был заключен где-то в монастыре. Историк J. Petran пишет: «Жители Чехии, которые знали Иосифа благодаря его путешествиям по стране, видели в нем самого справедливого правителя из всех, кто когда-либо был. Они даже противились идее, что он умер, и придумали рассказ о странствующем короле Барли, о том, как он избежал всех ловушек, которые приготовили ему отравители, благодаря героическому самопожертвованию верного солдата, и что он прятался где-то в другом государстве. Он придет как спаситель, а люди узнают его по специальной эмблеме, и он подарит свободу.

Между прочим, такая же история была и у сельского населения о наследном принце Рудольфе, который не умер, а уехал в Россию и ждал там подходящего момента, чтобы вернуться в качестве короля Чехии4. Была и другая версия, что рыбак Ротчилд держал его в своем доме как заключенного. Чехи хотели, чтобы нас

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»