научная статья по теме О РОМАНТИЧЕСКИХ УВЛЕЧЕНИЯХ ЮНОСТИ И НАУЧНОМ ПРОФЕССИОНАЛИЗМЕ ПРОЦЕСС ЖАННЫ Д'АРК. МАТЕРИАЛЫ ИНКВИЗИЦИОННОГО ПРОЦЕССА / ПЕР., КОММЕНТ., СОПРОВОД. СТ. А.Б. СКАКАЛЬСКОЙ. М.; СПБ.: АЛЬЯНС-АРХЕО, 2008 История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «О РОМАНТИЧЕСКИХ УВЛЕЧЕНИЯХ ЮНОСТИ И НАУЧНОМ ПРОФЕССИОНАЛИЗМЕ ПРОЦЕСС ЖАННЫ Д'АРК. МАТЕРИАЛЫ ИНКВИЗИЦИОННОГО ПРОЦЕССА / ПЕР., КОММЕНТ., СОПРОВОД. СТ. А.Б. СКАКАЛЬСКОЙ. М.; СПБ.: АЛЬЯНС-АРХЕО, 2008»

(С. 55), а также концепции международной средиземноморской торговли с оценкой степени ее " свободы" (С. 202 и след., 232-233). Впрочем, А.Е. Лаиу не отказывается и от повторения заимствованных ею у К. Поланьи воззрений на "порт торговли", прилагаемых к Константинополю (С. 138). Однако на этот раз главный акцент сделан на концепции "византийского феодализма", некогда предложенной югославским ученым русского происхождения Г.А. Острогорским, научные позиции которого истая "западная" византи-нистка ни в коем случае разделить не может (С. 105-106)10. Она ополчается против: проблема феодализма со свойственными ее сторонникам представлениями о личных связях, дескать, лежит за пределами "византийской экономики" (С. 157), хотя непосредственно перед этим политический курс византийского василевса Алексея I Комнина (1081-1118) А.Е. Лаиу называет "феодальным авторитаризмом" с присущими тому "идеологическими концептами" (С. 156).

В предисловии к своей книге А.Е. Лаиу и С. Морриссон благодарят супруга последней, экономиста Христиана Морриссона, ознакомившегося с рукописью и внесшего критические замечания о специальной терминологии и логике освещения экономических проблем. Увы, доводам благоверного ученые авторы не вняли, их сильная сторона - искусство самообольщения!

Ю.Я. Вин

О РОМАНТИЧЕСКИХ УВЛЕЧЕНИЯХ ЮНОСТИ И НАУЧНОМ ПРОФЕССИОНАЛИЗМЕ

ПРОЦЕСС ЖАННЫ Д'АРК.

МАТЕРИАЛЫ ИНКВИЗИЦИОННОГО ПРОЦЕССА

/ Пер., коммент., сопровод. ст. А.Б. Скакальской. М.;

СПб.: Альянс-Архео, 2008.

Писать рецензии порой бывает очень сложно. Правила игры требуют не только привести убедительные доказательства научной состоятельности автора и новизны его исследования, но и найти основания для критики, высказать замечания или пожелания на будущее. Однако еще труднее приходится рецензенту, когда работа, которую он призван оценить, выполнена на низком уровне и не удовлетворяет даже самым снисходительным требованиям. К сожалению, именно эту ситуацию мы наблюдаем в случае с впервые полностью опубликованными на русском языке материалами обвинительного процесса Жанны д'Арк 1431 г.

10 Подробнее см.: Каждан А.П. Концепция истории Византийской империи в трудах Г.А. Острогорского // ВВ. 1978. Т. 39. С. 76-85.

Казалось бы, появление такого издания можно лишь приветствовать. Не так часто у нас печатаются переводы документов, столь важных для изучения и понимания истории Средних веков. Однако именно доступность русского текста материалов процесса - не столько для специалистов, сколько, в первую очередь, для студентов, избравших сферой своих интересов медиевистику, - вызывает определенную тревогу. Ведь перед нами - не одно из тех многочисленных псевдоисторических сочинений, что заполонили в последнее время полки книжных магазинов и с завидным упорством воспроизводят легенды о королевском происхождении Жанны д'Арк, ее удивительном спасении с места казни в Руане и "жизни после смерти". Перед нами - издание, претендующее на звание научного, профессионально выполненного исследования, и требования к нему должны предъявляться соответствующие. И тем не менее, осмелюсь предположить, что, не имея возможности сравнить предложенный в издании русский текст с латинским оригиналом материалов процесса (или же с черновой "минутой" допросов, писавшейся на старофранцузском), читатели рискуют составить себе неверное представление о содержании этого источника, об особенностях суда над Жанной д'Арк, а также о личности самой героини, которой посвящена весьма внушительная по объему сопроводительная статья.

Остановимся, прежде всего, на переводе. Как справедливо отмечает А.Б. Скакальская (С. 8), на сегодняшний день существует несколько изданий материалов процесса 1431 г. Наиболее авторитетным из них - мы бы назвали его "академическим" - является трехтомник Пьера Тиссе, работа над которым велась в течение 17 лет (1951-1968) и который стал настоящим памятником профессионализму известного французского историка права1. При его подготовке автор учитывал все дошедшие до нас латинские копии материалов процесса и французскую "минуту", он выявил и проанализировал все разночтения, собрал информацию по всем действующим или хотя бы упоминавшимся в ходе процесса лицам, написал обширный историко-правовой комментарий. Высочайшее качество издания обеспечило детищу П. Тиссе заслуженную репутацию primus inter pares, а потому вполне логично, что именно его А.Б. Скакальская избрала в качестве основы для своего перевода (С. 9).

Впрочем, как следует из предисловия, одним Тиссе исследовательница не ограничилась и привлекла к работе собственно манускрипты - те самые пять латинских копий материалов процесса, которые были использованы ею "для сравнительного анализа" (С. 9). Величие палеографического подвига А.Б. Скакальской, безусловно, сможет оценить не только историк-

1 Пьер Тиссе не "занимался юриспруденцией", как утверждает А.Б. Скакальская (С. 9), он являлся историком права, членом Академии наук Монпелье и профессором местного университета, где каждые два года на юридическом факультете читал курс, посвященный особенностям обвинительного процесса Жанны д'Арк. См.: BarralP. Jeanne d'Arc à Montpellier // Académie des sciences et lettres de Montpellier. 2005. P. 7.

правовед, привыкший иметь дело со средневековыми судебными документами, но даже неподготовленный читатель. Тем более, что в примечаниях к переводу (С. 291-325) он действительно найдет информацию о многочисленных разночтениях, выявленных по сохранившимся рукописям. Единственный вопрос, который, вне всякого сомнения, у него возникнет: насколько интенсивно потребовалось работать автору, чтобы такой "сравнительный анализ" (а также связанные с ним бесконечные зарубежные командировки) не занял бы долгие годы? Ответ на эту "загадку" на удивление прост. Дело в том, что никакого палеографического подвига никто и не совершал: абсолютно все примечания текстологического характера принадлежат отнюдь не перу А.Б. Скакальской - они полностью заимствованы ею из издания П. Тиссе. Оттуда же автор-переводчик позаимствовала и большую часть прочих сносок: биографии действующих лиц; уточнения датировки событий; отсылки к показаниям свидетелей на процессе по реабилитации Жанны д'Арк 1456 г.; пояснения правовых и религиозных норм, упоминавшихся в тексте протоколов; выявленные издателем цитаты из библейских и иных текстов... Собственно, из 558 примечаний, имеющихся в русском издании, 432 представляют собой более или менее полный перевод текста П. Тиссе. Однако нигде, ни в предисловии, ни в основном тексте, А.Б. Скакальская не удосужилась хотя бы мельком упомянуть, что воспользовалась плодами чужой работы, которая (напомню!) велась 17 лет и к которой были привлечены многие французские историки, чьи исследования или личные сообщения легли в основу комментариев П. Тис-се. Это обстоятельство, впрочем, нисколько не смущает А.Б. Скакальскую, которая предпочла практически полностью опустить при переводе ссылки на дополнительную литературу и архивные данные, присутствующие во французском издании, очевидно, не подозревая, что и в этом случае ее работа не может считаться самостоятельным профессиональным исследованием.

То же касается и привлечения к переводу текста французской "минуты" и ее рукописи, о чем нам сообщается все в том же предисловии (С. 10). Во-первых, в списке использованной литературы отсутствует ссылка на единственное научное издание этого источника (С. 483)2. Во-вторых, работа с "минутой" автоматически предполагала бы сопоставление ее содержания с латинским текстом и выявление весьма существенных, связанных прежде всего с критикой текста, различий, позволяющих, к примеру, понять, как и в каких случаях прямая речь Жанны д'Арк и ее обвинителей, сохранившаяся в "минуте", оказалась при редактировании и переводе на латынь заменена на косвенную. Такой анализ был бы крайне полезен для изучения как самого процесса судопроизводства, так и мнения судей о составе преступления, о личности обвиняемой, о ее взглядах на окружающую действительность, и т.д. Однако в русском переводе нет ни единого

2 La Minute française des interrogatoires de Jeanne la Pucelle d'après le Réquisitoire de Jean d'Estivet et les manuscrits de l'Urfé et d'Orléans / Ed. par P. Doncoeur. Melun, 1952.

указания на подобные разночтения, что вызывает некоторое удивление. Консультация с изданием П. Тиссе проясняет, однако, и эту "загадку", поскольку здесь текст "минуты" частично воспроизведен в примечаниях к латинскому тексту. Но даже если А.Б. Скакальская и читала эти примечания, знакомство с ними пропало для нее даром. Что же касается рукописи "минуты", то указание на работу с ней следует считать, по меньшей мере, преувеличением.

В целом, насколько можно судить, русский перевод полностью выполнен с издания Пьера Тиссе, с использованием как латинского текста протоколов, так и его перевода на современный французский. Пожалуй, единственным самостоятельным (и, стоит заметить, весьма удачным) решением А. Б. Скакальской следует признать разбивку сплошного текста не только по дням заседаний (как это сделал П. Тиссе), но и по этапам процесса, что действительно облегчает чтение и понимание сути дела. В остальном перевод, к сожалению, оставляет желать много лучшего.

Прежде всего, следует сказать о русской транскрипции многочисленных имен собственных, упоминающихся как в тексте материалов процесса, так и в сопроводительной статье. Их написание выдает полное незнание автором как принятой в отечественной историографии традиции, так и правил французского языка. Иначе трудно объяснить, почему в тексте фигурируют Тома де Курселль (С. 10, 293, 308), Персеваль де Буленвиллье (С. 12, 348-349), Жан де Жуанвилль (С. 12, 354-356), Пьер, приор Лон-гвилля (С. 17) и т.д. - вместо привычных де Курсель, де Буленвилье, де Жуанвиль, Лонгвиль... Почему св. Елизавета Тюрингская названа Энгели-дой (С. 377), а отец Жанны Жак д'Арк - Жакобом (С. 365, 369, 370, 372). Почему Клеман де Фокамберг пишется как Фокемберг (С. 351), Эберхард Виндеке - как Эбергард Виндекен (С. 12, 468), Гийом Колль (Colles) - как Коль (С. 17, 235, 292), и даже

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»