научная статья по теме ОБ ЭНТРОПИЙНОМ АНАЛИЗЕ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ Экономика и экономические науки

Текст научной статьи на тему «ОБ ЭНТРОПИЙНОМ АНАЛИЗЕ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ»

ЭКОНОМИКА И МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ, 2014, том 50, № 3, с. 86-104

МАТЕМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ

ОБ ЭНТРОПИЙНОМ АНАЛИЗЕ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ*

© 2014 г. В.Н. Лившиц, А.В. Сигал

(Москва, Украина)

Рассматриваются стационарные и нестационарные экономические состояния и процессы в переходных экономиках стран, бывших неприбалтийских республиках Советского Союза. Изучаются различные модели энтропии, ее поведение в связи со стационарным экономическим состоянием. Обсуждаются сферы использования энтропийного инструментария в экономике и методы ее расчета.

Ключевые слова: переходная экономика, радикальная реформа, стационарное, нестационарное состояние, энтропия, формулы Фишберна. Классификация JEL: А00, Р20, В40.

Вот уже третье десятилетие в наших экономиках (России, Украины и др.) проводятся радикальные реформы, переход от существовавшей в Советском Союзе системы глобального централизованного планирования всего и вся к не менее глобальной рыночной децентрализации с механизмами, казалось бы, ориентации каждого участника хозяйственных процессов на получение им максимально возможного интегрального эффекта, адекватного его интересам. Процессы этой трансформации оказались очень непростыми, со многими негативными неожиданностями. К ним должны быть отнесены (Лившиц В., Лившиц С., 2008, 2011) прежде всего резкий, особенно в 1990-е годы, спад производства, недопустимое устаревание и износ оборудования в экономике в целом и практически во всех отраслях и регионах, интенсивный рост безработицы, снижение реального уровня жизни основной массы резидентов, чрезмерная дифференциация доходов населения и рост бедности значительной части его слоев, возникшие серьезные демографические проблемы и общее старение населения1 из-за заметного сокращения в последние два десятилетия, особенно в 1990-е годы, рождаемости и продолжительности жизни (особенно у мужчин), криминализация политической и хозяйственной жизни2. То есть между тем, что нормальным жителям страны (России, Украины, другим ныне независимым странам - бывшим неприбалтийским республикам бывшего СССР) хотелось "нареформировать", и тем, что реально реформаторы создали - "нареформировали", - обнаружились, как говорят в Одессе, "две боль-

* Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проекты 13-0600066 и 13-07-12060).

1 Например, Россия, согласно данным (Полюхович, 2012, с. 1), по относительной доле "пожилых" людей в 2010 г. с показателем 13% (5,46% мужчин и 12,61% женщин) занимает 55 место в мире. В 1989 г. этот показатель составлял 9,6%, а в 1959 г. - чуть больше 6%. То есть практически все годы перестройки и радикальных реформ страна старела - «по меркам ООН, страна начинает "стареть", когда доля пожилых людей превышает 8% населения». При этом, "по данным ВОЗ, в развитых странах пожилыми считаются граждане старше 65". Почти два десятилетия (кроме последней пары лет) заметно падала и общая численность населения - согласно данным Росстата и ОЭСР количество россиян в 2030 г. прогнозируется на уровне 136,4 млн человек, а в 2060 г. на уровне 120,8 млн.

2 Естественно, перечень и позитивных, и негативных итогов реформ можно существенно продолжить. Например, в (Гринберг, 2002) указывается, что "... раскрепощена ранее скованная личная инициатива людей. Происходит становление предпринимательского класса, призванного формировать основу благополучия страны" и что "результаты рыночных преобразований с отрицательным знаком более зримы и очевидны. Пока они преобладают над успехами... Дело не только и даже не столько в том, что страна за годы реформ утратила половину своего экономического потенциала. Хуже то, что она никак не может приостановить процессы примитивизации производства, деинтеллектуа-лизации труда и деградации социальной сферы". К сожалению, эти слова, сказанные десять лет назад, можно повторить и сегодня - с той лишь коррекцией, что уровень экономической активности, если его измерять величиной ВВП ресурсоэксплуатирующих стран (Россия и др.), затем спустя еще пять лет в "тучные" годы (2000-2007 гг.) высоких мировых цен на природные нефтегазовые и металлургические ресурсы и продукты первичной их переработки, с избытком восстановился, а в период мирового кризиса снова значительно опустился.

шие разницы", - как и между созданными реформаторами СМИ и их реальным профессионализмом, а возможно, и бескорыстием.

В значительной мере все это было прямым следствием избранной реформаторами неэффективной для своей страны линии проведения рыночных преобразований - посредством шоковой терапии, ваучерной приватизации и других мероприятий из "джентльменского набора Вашингтонского консенсуса", рекомендованного международными финансовыми организациями развивающимся странам и, вообще говоря, оказавшегося в некоторых странах экономически достаточно эффективным. Однако в России, Украине и т.д. итог этих усилий, как отмечают многие видные отечественные и зарубежные экономисты, в том числе и лауреаты Нобелевских премий за достижения в экономической науке (например, 2002)), явно отрицательный -заметное усиление социально-экономической напряженности в стране, нарушение нормальных воспроизводственных процессов, недопустимая амортизация основных фондов3, резкое сокращение производственных инвестиций4. Все эти и многие другие убедительные соображения, высказанные известными отечественными и зарубежными учеными об анализе реформы, невольно наводят на мысль, что в России, Украине и др. при разумном использовании минувшего советского и современного зарубежного (китайского и др.) опыта можно и нужно было иначе переходить к эффективному смешанному рынку - с отсутствием дефицита товаров и многих неприятных недемократических социально-экономических явлений - не путем шоковой терапии "по Чубайсу " (т.е. согласно "Вашингтонскому консенсусу ", с гиперинфляцией, обнищанием основной массы населения своей страны, глобальным разворовыванием немногими всего, что было создано всеми предыдущими поколениями), а вполне нормально - без существенных социальных потрясений, создания олигархата, разрушения производственного потенциала страны и др.

Статистические данные Госкомстата (с 2006 г. - Росстата) РФ, характеризующие функционирование переходной российской экономики в последнем десятилетии минувшего и первом десятилетии нынешнего века, свидетельствуют о существенном негативном отличии динамики основных ее экономических (ВВП, объем промышленного производства и др.), финансовых (темп инфляции, ставка рефинансирования ЦБ и др.) и социальных (уровень безработицы, реальных доходов, продолжительности жизни населения и др.) макропоказателей от соответствующих их изменений, которые присущи благополучным промышленно-развитым странам с рыночной экономикой (Россия в цифрах, 2009, 2012, 2013).

В этих странах обычно, т.е. в некризисные периоды, имеет место нормальный рыночный цикл с растущим трендом занятости, объемов производства, уровня жизни населения и т.п., согласованной с ними рациональной государственной экономической (бюджетной, инвестиционной, денежной, финансовой и т.д.) политикой при относительно стабильном законодательстве (в том числе налоговом), стимулирующем интенсивный научно-технический прогресс, при развитой и эффективно действующей инфраструктуре и сети финансовых институтов (банки, биржи, фонды и др.). В России же все 1990-е годы ситуация была совершенно иная: в социально-экономической сфере интенсивно развивались негативные процессы кризисного типа. Особенно ост-

3 Так, например, согласно (Полюхович, 2013): "Изношенность речного транспорта в России превышает 83%, а доля пригодных к эксплуатации судоходных гидротехнических сооружений за 2 года уменьшилась на 3% - до 24%... По данным Минтранса, средний возраст судов грузового флота сегодня составляет 32 года, пассажирского - 33, а круизного 41 год...". Не намного лучше ситуация в других отраслях материального производства, особенно в инфраструктурных (энергетика, железнодорожный транспорт и др.). В целом же в нашей экономике согласно данным Росстата (Лившиц В., Лившиц С., 2011, с. 66) в 2000 г. он составил 18,7 лет, а в 2013 г. превысил 22,3 года. Возможные последствия очевидны: "крушение теплохода "Булгария", унесшее жизни 122 человек" (там же), крупнейшая в гидроэнергетике нашей страны Саяно-Шушенская катастрофа, также с многочисленными человеческими жертвами и многомиллиардным экономическим ущербом.

4 Как вынужден был признаться в интервью газете "Известия" бывший в то время вице-премьером РФ, а ныне президент РСПП Александр Шохин: "Бытует мнение: шоковая терапия это принесение народа в жертву. Мол, ничего, потерпит. Но мы рассчитывали, что быстро проскочим. Как в Польше. А вышло, что не получилось преодолеть пропасть в один прыжок. В сущности уже в 1992 г. стало ясно, что шоковая терапия не удалась" (Шохин, 2006). Тем не менее шоковая терапия была доведена до "победного" финала - в том числе были установлены рекорды по темпам ваучерной приватизации "по Чубайсу". Кстати, в том же интервью А. Шохин проливает свет и на эту весьма грустную для России страницу: «Реально Чубайс стал лидером, пробив ваучерную приватизацию. К годовщине путча Ельцин хотел показать какие-то успехи. Вспоминаю недовольство Ельцина: "Вы же мне обещали результаты к осени 92-го! Где они?" В тот момент и зародилась идея запустить проект с ваучерами».

Таблица 1. Коэффициент монетизации экономики различных стран мира (в конце года)

Страна М2, М3, % к ВВП 1990 1995 2000 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011

Китай М2 82 100 136 162 160 152 161 178 181 181

Япония М2 105 106 123 139 140 140 147 160 161 170

Страны Евро- М3 71 72 88 91 96 102 105 102 101

зоны

Индия М3 45 48 60 71 73 77 61 86 84 84

Велико британия М2 54 59 61 73 75 76 78 85 84 84

США М2 56 48 48 52 51 52 54 60 59 61

ЮАР М2 46 45 51 61 65 69 69 66 63 61

ро они затронули воспроизводственные отношения в сфере реального производства, где в итоге износ основных фондов практически во всех отраслях намного превысил допустимые значения, что явилось генератором раз

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Экономика и экономические науки»