научная статья по теме ОЧАРОВАННЫЙ РУССКОЙ ДУШОЙ: Н.С. ЛЕСКОВ И ЕГО МАСТЕРСТВО РАССКАЗЧИКА Народное образование. Педагогика

Текст научной статьи на тему «ОЧАРОВАННЫЙ РУССКОЙ ДУШОЙ: Н.С. ЛЕСКОВ И ЕГО МАСТЕРСТВО РАССКАЗЧИКА»

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. - М., 1955. - Т. 1-1У.

Лесков А.Н. Жизнь Николая Лескова. - М., 1984. - Т. 1-11.

Лесков Н.С. Несмертельный Голован// Собрание сочинений: В 11 т. - М., 1957. - Т. 6.

Словарь Орловский говоров (СОГ) -Орел, 2008. - Вып. 15.

Словарь русских народных говоров (СРНГ). - СПб., 2013. - Вып. 45.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. - СПб., 1996. - Т. IV.

Н.М. СТАРЦЕВА

Тула

Очарованный русской душой: Н.С. Лесков и его мастерство рассказчика*

В статье рассматриваются основные приемы создания Н.С. Лесковым речевых характеристик персонажей, сделана попытка осмыслить стилевые особенности творчества писателя в свете его жизненных приоритетов и ценностей.

Ключевые слова: стили речи; литературный жанр; речевая характеристика; контаминация; специальная лексика; синтаксические конструкции.

Среди классиков русской литературы второй половины XIX столетия Николай Семенович Лесков занимает особое место — он стоит в некотором отдалении. Пришедший в литературу зрелым человеком (его писательский дебют состоялся в 1862 г., когда будущему автору «Левши» минуло тридцать лет), Лесков имел сформировавшиеся взгляды на жизнь и твердые убеждения. Он успел уже многое повидать, послужил чиновником, примерил на себя роль коммерсанта. Богатый жизненный опыт, тесное общение с простыми людьми стали основой для его литературного труда.

Важную роль в формировании взглядов и убеждений будущего писателя сыграла и его семья, в частности отец и бабушка. Семен Лесков не стал продолжать семейную традицию (дед и прадед Лескова были священниками): по окончании духовной семинарии, совершенно рассорившись с родными, он выбрал для себя карьеру чиновника и стал судебным

* Статья публикуется в рамках проекта «Изучение языка и стиля художественных произведений».

Старцева Наталия Михайловна, кандидат филол. наук, доцент Тульского гос-пед ун-та им. Л.Н. Толстого. E-mail: nstarceva@hk.ru

следователем. По воспоминаниям современников, отец писателя слыл человеком неподкупным и справедливым. Эти качества Николай Семенович Лесков унаследовал от него в полной мере. Он никогда не стремился примкнуть к тому или другому лагерю, не менял своих взглядов ни в угоду моде, ни для достижения успеха у публики. Если ему и приходилось печатать свои произведения в каких-то реакционных журналах (а иногда и газетах), то на это его толками причины бытовые: нужно было кормить семью. Сотрудничество с прогрессивными изданиями (в первую очередь с «Современником») было для Лескова невозможно, потому что он не понимал и не принимал революционных взглядов. Насилие над человеком, путь через кровь даже к чему-то светлому и прекрасному были для писателя неприемлемы.

Такие взгляды на жизнь сформировались у него еще в детстве под влиянием бабушки со стороны матери. Она была человеком глубоко религиозным, однако в ее вере не было ничего от слепого фанатизма. Лесков писал об этом позже: «Религиозность во мне была с детства, и притом самая счастливая, то есть такая, какая рано начала во мне мирить веру с рассудком».

S2

Все это делало Лескова человеком самобытным, ярким, но совершенно несовременным. При этом он не отличался легким нравом, сам о себе говорил, что жизнь свою и своей семьи во многом осложняет «нетерпячестью» характера.

Очевидно, поэтому писательский путь Лескова был непрост, наполнен разочарованиями и даже обидами. Нельзя назвать счастливой и посмертную историю наследия Лескова. Считалось, что Лесков как писатель во всем чрезмерен, сильно сгущает краски, насыщает тексты слишком большим количеством событий, выбирает героев, далеких от реальной жизни, не отвечающих запросам времени.

Герои Лескова плохо вписывались и в идеологию строителей светлого будущего. Чуть больше повезло только левше, простому рабочему, погибшему из-за безразличия государства к судьбе мастера.

Настоящий интерес к творчеству писателя возник лишь в послевоенные годы. Так, первое полное советское собрание сочинений Н.С. Лескова вышло в 1956— 1958 гг. Появились исследования о творчестве писателя, языке его произведений, его книги были переведены на многие иностранные языки, а отдельные рассказы и очерки вошли в школьную и вузовскую программы по литературе.

Заметим, что перевод на иностранный язык текстов Лескова — очень непростое дело. Его язык — явление не только глубоко оригинальное и яркое, но и исключительно самобытное. Писатель был прекрасным знатоком живого русского языка, того, на котором говорили в Орловской губернии простые крестьяне, с помощью которого изъяснялись судебные следователи и заключенные, на котором сочинялись песни и сказки. Этот язык он постигал ежедневно, на службе в уголовном суде и во время своих странствий по России в качестве агента торгово-промышленной фирмы, изучал его по памятникам древнерусской литературы, которую знал превосходно. Лесков смело сочетал в речи своих героев слова разных стилей — книжную лексику и просторечие, штампы официальных документов XIX в. и яркие фольклорные сравнения и эпитеты, библеизмы и диалектные слова.

Для своих произведений Н.С. Лесков выбирал необычные, запоминающиеся

названия. «Запечатленный ангел», «Очарованный странник», «Несмертельный Голован», «Заячий ремиз», «Леди Макбет Мценского уезда» — в этих и других названиях видна журналистская привычка писателя привлекать внимание к материалу интересным заголовком.

Чтобы еще больше заинтересовать и даже заинтриговать читателя, автор часто использует предисловия. Так, в «Тупейном художнике», «Человеке на часах» предисловия занимают отдельную главу, а вот в «Леди Макбет...» — лишь начальный абзац первой главы. В предисловии автор специально «забегает вперед», предвосхищает будущий рассказ оценкой событий или героя. В «Человеке на часах» говорится, что читатель узнает о событии, которое «трогательно и ужасно по своему значению для главного трагического лица пьесы», а само это происшествие «составляет отчасти придворный, отчасти исторический анекдот». В «Тупейном художнике» дается обещание поведать о мастере в «необычайном художественном роде», а в «Леди Макбет Мценского уезда» — об одном из характеров, встреча с которыми, «как бы много лет ни прошло», вспоминается не без глубокого душевного трепета.

Из многообразия жанров автор чаще других выбирает очерк или сказ, потому что они позволяют достичь наибольшего эффекта правдоподобия. Писатель скрывается за рассказчиком, а иногда и за несколькими, использует ссылки на чужое мнение, чужие слова. Так, повествователю в «Тупейном художнике», например, было всего девять лет, когда он услышал от своей няни историю крепостного парикмахера, поэтому он не может в полной мере судить о достоверности описываемых событий, а уж тем более о времени, когда все происходило. Вот почему он ссылается на мнение о графах Каменских («которых известно три»), орловских старожилов, считавших всех троих «неслыханными тиранами» (что в точности доказывает история Любови Онисимовны и Аркадия).

И Катерину Измайлову стали именовать «леди Макбет Мценского уезда» якобы не по замыслу автора, а «с чьего-то легкого слова». Читатель может сомневаться в том, столь ли начитанны и умны были дворяне на орловщине, что-

S3

бы провести такую аналогию с шекспировской героиней, однако в сознании читателя возникла определенная картина преступления, совершенного ради достижения корыстных целей, и теперь ему следует понять самому, в чем сходство русской купчихи и английской аристократки.

Собственное отношение к своим героям Лесков часто проявляет в портретных характеристиках. В облике любимых героев Лескова непременно есть какая-то особенная черта, выделяющая их из толпы, делающая заметными среди других. Например, представляя Любовь Онисимовну («Тупейный художник»), он отмечает:

...черты лица ее были тонки и нежны, а высокий стан совершенно прям и удивительно строен, как у молодой девушки.

Писатель очень внимательно относился к речевой характеристике своих персонажей, о чем сам говорил будущему биографу А.И. Фаресову: «Мои священники говорят по-духовному, нигилисты — по-нигилистически, мужики — по-мужицки, выскочки из них и скоморохи — с выкрутасами и т.д. <...> Мои мещане говорят по-мещански, а шепеляво-картавые аристократы — по-своему. <...> Изучить речи каждого представителя многочисленных социальных и личных положений — довольно трудно. Вот этот народный, вульгарный и вычурный язык, которым написаны многие страницы моих работ, сочинен не мною, а подслушан у мужика, полуинтеллигента, у краснобаев, юродивых и святош. <...> Я внимательно много лет присушивался к выговору и произношению русских людей на разных ступенях их социального положения. Они все говорят у меня по-своему, а не по-литературному».

Эти слова писателя многократно подтверждаются примерами из его произведений. Так, уже упомянутая героиня рассказа «Тупейный художник» Любовь Онисимовна в молодости была крепостной актрисой графа Каменского, позже тем же графом отправлена за ослушание в скотницы. Повествователь знает ее как свою няньку. Женщина нигде не училась, а актерское ремесло постигала сама. Она рассказывает воспитаннику о своем театральном прошлом, вспоминая, что пела в хорах подпури, знала все роли наглядною. Он еще запомнил, как

нянька называла роль, которую ей надлежало исполнить: герцогиня де Бурб-лян. Однако, став взрослым, он нигде не встретил пьесы с такой героиней. Видимо, юная Люба именно так услышала и запомнила это имя, а уж проверять или уточнять, так ли оно должно звучать на самом деле, ей в голову не приходило. Книжные слова, вплетенные в речь Любови Онисимовны, вошли в ее собственную речь из тех ролей, которые она «представляла» в графском театре, и стали вполне привычными и естественными. Она, как человек тонкий и чувствительный, внимательно подбирает слова, когда говорит с мальчиком о том, чего потребовал от нее граф, подарив «камариновые серьги». Когда Любовь Онисимовна вспоминает о театре, парикмахерском искусстве Аркадия, о графе и его брате, прежних законах, растолковывая мальчику какие-то важные особенности жизни, она испол

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Народное образование. Педагогика»