научная статья по теме П.П. МУРАТОВ - ОДИН ИЗ АВТОРОВ «ОБЩЕМУЗЕЙНОГО ПЛАНА» ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ ПО ДОКУМЕНТАМ ГОСУДАРСТВЕННОГО ИСТОРИЧЕСКОГО МУЗЕЯ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «П.П. МУРАТОВ - ОДИН ИЗ АВТОРОВ «ОБЩЕМУЗЕЙНОГО ПЛАНА» ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ ПО ДОКУМЕНТАМ ГОСУДАРСТВЕННОГО ИСТОРИЧЕСКОГО МУЗЕЯ»

А.А. Сундиева

П.П. Муратов - один из авторов «общемузейного плана» послереволюционной России по документам Государственного

исторического музея

Замечательный представитель русской культуры ХХ в. Павел Павлович Муратов в 1918— 1922 гг. оказался на посту руководителя одного из подразделений Наркомпроса РСФСР, определявшего деятельность крупнейших музеев страны в первые послереволюционные годы. Реконструировать историю музейного строительства тех лет, определить в ней место самого Муратова позволяет коллекция материалов по истории музейного дела первых лет советской власти (1917-1940-е гг.), хранящаяся в отделе письменных источников Государственного исторического музея (ОПИ ГИМ)1. Особую ценность для заявленной темы представляют документы по организации и проведению музейной конференции 1919 г.2, на которой вырабатывалась программа развития музеев в новой России, и в первую очередь стенограмма заседаний конференции, зафиксировавшая выступление П.П. Муратова, а также подготовленный им текст декларации. Важны для исследования и документы подотдела центральных музеев3, которым руководил П.П. Муратов (отчеты, доклады, протоколы), позволяющие проследить процесс разработки и реализации планов реорганизации музеев Москвы, включая формирование структуры для государственного руководства музеями страны. Множество интересных деталей содержат протоколы соединенных заседаний подотделов центральных музеев, Национального музейного фонда и провинциальных музеев4: как и кем вырабатывались основные принципы деятельности музеев в новых исторических условиях, включая идею Национального музейного фонда, перераспределения музейных коллекций, взаимодействия центральных и провинциальных музеев и пр.

Протоколы зафиксировали ход обсуждения доклада П.П. Муратова «Об общемузейном плане» и сам план, процедуру его принятия на соединенных заседаниях подотделов5. Протокол заседания коллегии по делам музеев и охраны памятников искусства и старины от 31 января 1919 г. отразил выступление Муратова с докладом о принципах музейного строительства и прения по докладу6. Без привлечения этого корпуса источников осознание роли Муратова в музейном строительстве невозможно.

Всплеск интереса к творчеству Муратова

7 -

сегодня связан, видимо, с устойчивой тенденцией последних десятилетий - возвращением в отечественную историографию незаслуженно забытых имен. Впрочем, имя Муратова хорошо известно читающей аудитории в России, но ассоциируется в основном с блистательным трехтомником «Образы Италии»8, выдержавшим не одно переиздание. О Муратове написаны очерки9, но отсутствует научная биография этого удивительного человека, широта интересов и многообразные таланты которого у писавших о нем авторов 1 Отечественные архивы. 2007. № 5

подчас вызывают ассоциации с великими гуманистами эпохи Возрождения. Не все его труды опубликованы (начиная с 1990-х гг. осуществлено несколько переизданий его произведений, в том числе заграничных публикаций 1930-х гг.10), а жизненный путь и творчество даже специалистам известны все еще фрагментарно. Покинувший Россию в 1920-е гг. и активно сотрудничавший с эмигрантскими изданиями публицист и исследователь стал на долгие годы «persona non grate» для соотечественников, а зарубежные исследователи не располагали всем комплексом архивных источников, сохранившихся в России.

Публикации произведений П.П. Муратова, появившиеся в последние годы, значительно

расширяют наши представления о его творчестве, однако по-прежнему оставляют много

лакун. Более того, некоторые комментарии, содержащиеся в предисловиях и послесловиях к

названным изданиям, звучат весьма тенденциозно и, главное, не дают ответов на неясные

моменты биографии исследователя и публициста11. Сам П.П. Муратов, активно

публиковавшийся за рубежом в антисоветских изданиях, был склонен принижать свой вклад

в музейное строительство на Родине. Он относил себя к тем, кто просто укрылся «под

12

защитой не отвратительного и не вредоносного дела от "революционной непогоды"» . Между тем заслуги его перед отечественной культурой явно более весомы, и установление истины имеет сегодня как этическое, так и научное значение. Анализ названного выше документального комплекса дает основание полагать, что не только волею обстоятельств определялась деятельность П.П. Муратова в 1918-1922 гг.

Павел Павлович Муратов родился в 1881 г. в г. Боброве Воронежской губернии в семье военного врача и получил образование сначала в 1-м Московском кадетском корпусе, а затем в Петербургском институте путей сообщения. В 1906 г. он пробует себя на литературной ниве и всего через два-три года становится известным и активно печатающимся художественным критиком13.

П. П. Муратов обладал весьма разносторонними интересами, энергией и умением четко планировать свою деятельность. Офицерская служба в годы Первой мировой войны, работа в 1911-1913 гг. над разделом о древнерусской иконописи для «Истории русского искусства» И.Э. Грабаря, многочисленные путешествия по России и за границу, переводы новелл итальянского Возрождения, торговля книгами через созданную им же Лавку писателей в Москве, организация Московского института историко-художественных изысканий и музееведения, участие в различных литературных кружках, работа в Комитете помощи

14

голодающим - это далеко не полный перечень того, чем он почти параллельно занимался в течение всего лишь нескольких лет, причем все, за что брался, получалось.

В 1918 г. П. П. Муратов участвует в ряде начинаний, предпринимаемых общественностью Москвы с целью сохранения культурных и художественных ценностей. 24 сентября 1918 г. он поступает на службу в отдел по делам музеев и охраны памятников искусства и старины Наркомпроса РСФСР; входит в состав комиссии по раскрытию памятников древнерусской живописи, комиссии по организации Музея искусств Востока. А с октября того же года П. П. Муратов, не являясь профессиональным музейным специалистом (хотя некоторое время работал в Румянцевском музее), возглавляет подотдел центральных музеев Наркомпроса, становится членом коллегии по делам музеев и охраны памятников искусства и старины. И это назначение принимается музейным сообществом, поскольку в кругу московских коллекционеров и музейных работников он стал «своим» еще до войны, со многими (А.И. Анисимов, И.Э. Грабарь, И.С. Остроухов, С.П. Рябушинский, Н.Н. Черногубов и др.) был дружен или сотрудничал в различных проектах15.

В ведении подотдела находились тогда все центральные музеи общегосударственного значения. При самом активном участии Муратова началось создание сети художественных и

историко-культурных музеев, был разработан «общемузейный план», содержащий новые принципы музейного строительства16.

Эти принципы были сформулированы в декларации, оглашенной И.Э. Грабарем от имени Московской коллегии отдела по делам музеев и охраны памятников искусства и старины (далее - Московская декларация) на I Всероссийской конференции по делам музеев, состоявшейся 11-17 февраля 1919 г. в Петрограде. Долгое время считалось, что стенограмма конференции не сохранилась. Лишь в конце 1970-х гг. фрагменты стенограммы были опубликованы обнаружившей ее в ОПИ ГИМ среди материалов по организации и проведению музейной конференции А.Б. Закс17. Прилагавшаяся к стенограмме Московская декларация18, обнародование которой стало одним из самых ярких событий в работе конференции, никогда не публиковалась19. Между тем именно этот документ содержит и главные принципы музейной политики, принятые для первых лет советской власти, и «определенный план музейного строительства», реализованный в основных чертах в последующие десятилетия. Материалы названной коллекции позволяют утверждать, что автор первоначального текста документа, послужившего основой Московской декларации, -П.П. Муратов.

В отчете о деятельности подотдела центральных музеев Наркомпроса за 1918 г., датированном 10 декабря того же года и составленном П. П. Муратовым, сообщается, что подотдел, «сконструированный» всего лишь 1 октября 1918 г., не только разработал, но уже частично реализует общий музейный план20. Далее впервые излагается его основное содержание: в Москве образуются центральные музеи четырех основных типов, а именно: Русский национальный музей, Музей русского народного искусства и быта, Музей западного искусства, Музей восточного искусства. Для организации каждого из них уже сформированы отдельные комиссии, которые приступили к решительным действиям21. Во главе комиссий стояли специалисты, прекрасно осведомленные о том, какие из необходимых для создания названных музеев коллекций и отдельных произведений искусства и старины есть в музеях Москвы и других городов, а также в частных коллекциях, собраниях разных учреждений, что появляется на выставках, и пр. Однако в документе речь шла не только о том, чтобы устроить в Москве несколько крупных музеев мирового значения. В основе реорганизации московских музеев лежала идея научной систематизации и рационального использования всего музейного фонда Москвы, выросшего в первые послереволюционные годы до размеров, которые было невозможно представить себе еще несколько лет назад. Заметим, что идеи, получившие шанс реализоваться после революции, созрели задолго до октября 1917 г., о чем свидетельствуют и материалы Предварительного съезда музейных деятелей 1912 г., и

многочисленные воспоминания, в том числе И. Э. Грабаря, с которым П. П. Муратов

22

сотрудничал в 1910-х гг.

Авторы проекта вполне осознавали, что осуществить намечавшиеся преобразования невозможно без перераспределения сложившихся музейных фондов. Была создана распределительная комиссия, собиравшаяся начать работу с Исторического музея23. Но это оказалось затруднительным в силу его перегруженности эвакуированными из Петрограда коллекциями. Предусмотренный планом Музей западного искусства предполагалось создавать на основе Румянцевского музея. С него и начали «перегруппировку».

Решение именно этого вопроса было самым сложным в «общемузейном плане»: против «перегруппировки» выступали специалисты музеев, чьи коллекции под нее подпадал

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»