научная статья по теме ПАМЯТИ НИКОЛАЯ ГРИГОРЬЕВИЧА ХРУЩОВА: ВЗГЛЯД ИЗ ПРОШЛОГО Биология

Текст научной статьи на тему «ПАМЯТИ НИКОЛАЯ ГРИГОРЬЕВИЧА ХРУЩОВА: ВЗГЛЯД ИЗ ПРОШЛОГО»

ОНТОГЕНЕЗ, 2010, том 41, № 1, с. 66-69

ИЗ ИСТОРИИ НАУКИ

ПАМЯТИ НИКОЛАЯ ГРИГОРЬЕВИЧА ХРУЩОВА: ВЗГЛЯД ИЗ ПРОШЛОГО

"Мы все приговорены к одному и тому же: к смерти. Умру я, пишущий эти строки, умрете вы, их читающий. Останутся наши дела, но и они подвергнутся разрушению, Поэтому никто не должен мешать друг другу делать его дело".

(из письма И. Бродского генсеку Л.И. Брежневу; цит. по: Волков С. История культуры Санкт-Петербурга. 2008)

2 апреля 2009 года ушел из жизни академик Российской академии наук, профессор, доктор биологических наук Николай Григорьевич Хрущов. Печальный повод для того, чтобы вспомнить этого нестандартного человека и ученого, чья жизнь с 1963 г. была связана с Институтом биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН (ИБР РАН), в котором он прошел путь от старшего научного сотрудника до директора. Для автора этих строк — повод более чем печальный, так как нас связывали долгие годы дружбы, несмотря на 13-летнюю разницу в возрасте и различия в "табеле о рангах". Дело было вовсе не в науке (хотя и не без оной), а в чисто человеческой и обоюдной привязанности.

Дружили мы семьями, часто собирались то у Хрущовых, то у нас дома, толковали о жизни, шутили, слушали записи русских старинных романсов и классического джаза (не гнушаясь, впрочем, ни "БОНИ-М", ни песнями Аллы Пугачевой), конечно же, пили водку и подсмеивались над академическими "бонзами". Нам было хорошо с Хрущовыми. Однако что в действительности значила для нас дружба с Николаем Григорьевичем и его очаровательной женой Виолой Михайловной мы поняли лишь в эмиграции: образовавшийся душевный вакуум заполнить оказалось нечем. Думаю, что Николай Григорьевич и Виола Михайловна испытывали сходные чувства. Позволю себе привести выдержку из письма Николая Григорьевича к нам в Испанию (1994), которая, пусть неполно, но все же отражает его душевный настрой в то время: "... Долго собирался написать вам подробное, обстоятельное письмо. Сел, наконец, за машинку и понял, что на толковое письмо умения у меня и к старости не появилось. Прошу не судить строго. Прежде всего, очень без вас тоскливо. Думаю и вам многого не достает вдали от родного "бедлама". Но жить надо надеждой. Моя — посидеть еще вместе, обсудить "проблемы". Повспоминать... Скоро будут выборы директора, а затем УС, замов. Есть повод уйти, но Соколов (академик-секретарь Отделения общей биологии РАН. — А.Т.М.) об этом не хочет и слышать. Да и я склонен думать,

что мой уход может причинить вред кое-как устоявшейся ситуации. Видимо, я соглашусь "царствовать" еще несколько лет, если все не разрешится естественным путем...".

Я попытаюсь рассказать о Николае Григорьевиче, преломляя прошлое через призму моих субъективных воспоминаний об этом человеке. Формальное перечисление работ, этапов научной и педагогической деятельности, перечень занимаемых должностей, полученных званий и наград Николая Григорьевича можно найти в статье, посвященной его 70-летию (Онтогенез. 2002. Т 33. № 3. С. 236238), а также в некрологе (Онтогенез. 2009. Т 40. № 5. С. 396-398).

Следуя семейным традициям. Мне кажется, что история нашего государства, особенно с 1917 г., по-тверждает известную народную пословицу: "от осины не родятся апельсины" (хотя лысенковская и мичуринская биология и старалась доказать противное). В этом смысле Николаю Григорьевичу повезло: хотя он и родился в 1932 г. (т.е. в период все усиливающегося проникновения "шариковых" и "швондеров" во все сферы культурной жизни страны), но в семье русских интеллектуалов. Его отец, Григорий Константинович Хрущов, - русский цитолог-гистолог, впоследствии член-корреспондент АН СССР - увлекался помимо научной деятельности игрой на скрипке и живописью. Мать Николая Григорьевича, Зоя Дмитриевна Шостакович (сестра композитора Дмитрия Дмитриевича Шостаковича), - зоолог, тоже занималась музыкой.

Дом Хрущовых отличался поистине русским гостеприимством, и приход людей всегда радовал. Приезжали родственники и знакомые из разных городов, часто заходили "на огонек" знаменитости из мира музыки, театра и литературы, ну и, конечно, коллеги, биологи и медики. Неудивительно, что Николай Григорьевич был так восприимчив к музыке, живописи, литературе, не говоря уже о его воспитанности, такте и широком кругозоре. Конечно, он боготворил своего отца, что, думаю, и стимулировало его интерес к проблемам клеточной биоло-

гии, исследованию которых Николай Григорьевич посвятил всю свою профессиональную жизнь. В общении с коллегами, друзьями и домашними он всегда, даже будучи уже маститым профессором, академиком, директором ИБРа и прочее, оставался стеснительным, однако стоило немалых трудов "дожать" его, если это противоречило его установкам. Николай Григорьевич никогда не занимался саморекламой, не говоря о ставших такими модными в пост-перестроечное время публичных интеллектуальных стриптизах.

Сколько помню, с оппонентами, особенно с коллегами из нестоличных Институтов, Николай Григорьевич был сдержан в научных дискуссиях. Если атмосфера "накалялась", он как председательствующий пытался разрядить обстановку шутливой репликой или, в крайней ситуации, просил у докладчика извинения за "московское хамство". Мне не приходилось видеть Николая Григорьевича, устраивающего "разгон" сотрудникам его лаборатории. Вместе с тем, несмотря на выдержку и мягкость, он умел дать понять, что недоволен проделанной работой. Однако он был добрым человеком и легко поддавался на "ходатайства со стороны" сменить "гнев на милость" в отношении того или иного сотрудника. Были в нем снисходительность к чужим слабостям и мягкая ирония, порожденные не столько ежеминутными обстоятельствами, сколько знанием людей.

Полагаю, что Николай Григорьевич не был воспитан для лидерства; его сила заключалась в высокой первичной культуре, без которой невозможна культура руководства. Думаю, что это заметили люди, от которых зависело формирование академической номенклатуры, что и наложило отпечаток на карьеру Н.Г. Хрущова.

Открытия в "рабочем порядке". Н.Г. Хрущов в числе первых в стране стал использовать радиоавтографические, иммуногистохимические, хромосомные и молекулярно-генетические приемы маркировки для исследования путей дифференцировки стволовых кроветворных клеток (СКК) in vivo (в организме так называемых радиационных химер). Эта ролевая методологическая установка позволила получить новые (подчас неожиданные) данные о происхождении, казалось бы, "разобщенных" клеточных типов соединительной ткани из СКК. Кратко прокомментирую два открытия Николая Григорьевича и коллег, сделанных в "рабочем порядке", и, как мне кажется, так и оставшихся не востребованными как у нас в стране, так и за рубежом.

В 1968 г. в журнале "Nature" (см. рисунок) была опубликована статья Барнса и Хрущова, из результатов которой следовало, что СКК могут при определенных условиях дифференцироваться в фиброб-ласты. Это предположение было ошелямляющим. Однако вскоре появились работы, демонстрирующие происхождение фибробластов из стромаль-ных/мезенхимных стволовых клеток — МСК

(Fridenstein A.J. et al. // Cell Tiss. Kinet. 1970. V 3. P. 393-403; Fridenstein A.J. et al. // Exp. Hematol. 1974. V 2. P. 82-92; Owen M, Fridenstein AJ. // Ciba Found. Symp. 1988. V136. P. 42-60).

Постепенно точка зрения о том, что фибробла-сты происходят из МСК, а не из СКК, стала столь превалирующей, что соавтор Хрущова Д. Барнс был склонен интерпретировать данные, опубликованные в их совместной статье (Nature, 1968), как следствие каких-то неучтенных методических погрешностей. Напротив, Николай Григорьевич и коллеги, многократно повторив опыты в разнообразной методической аранжировке, пришли в выводу, что часть пула тканевых фибробластов происходит из СКК (Онтогенез. 1975. Т 5. № 1. С. 1-8). Прошло много лет, прежде чем справедливость точки зрения Хрущова о многобразии источников происхождения тканевых фибробластов, в том числе и из СКК, была подтверждена, правда, без упоминания пионерских исследований Николая Григорьевича (LaRue A.C. et al. // Exp. Hematol. 2006. V 34. P. 208218; Ogawa M. et al. // Blood. 2006. V 108. IP 28932896).

Сходная ситуация сложилась и в отношении другого открытия Николая Григорьевича и сотрудников. Я имею в виду экспериментальную демонстрацию костно-мозгового происхождения тучных клеток (Онтогенез. 1973. Т 3. № 1. С. 45-49). Лишь четыре года спустя другие исследователи (Kitamura Y. et al. // Nature. 1977. V 268. P. 442-443) опубликовали данные, свидетельствующие о возможности дифференцировки тучных клеток из костно-мозго-вых клеток-предшествеников, трансплантированных в организм сублетально облученных мышей, т.е. использовали сходные с группой Хрущова методические подходы. Вскоре еще одна статья Хрущова и соавторов "Гемопоэтическое происхождение пе-ритонеальных тучных клеток" публикуется в Докладах АН СССР (1980. Т 255. С. 463-465). Однако ни первая (1973), ни последующие работы Хрущова и сотрудников, посвященные исследованию происхождения и дифференцировки тучных клеток, не цитируются в зарубежных изданиях, хотя статьи, опубликованные в журналах "Онтогенез" и "Доклады АН СССР", переводились на английский и ссылки на них можно найти в PubMed.

То, что зарубежные коллеги с неохотой цитировали приоритетные работы советских ученых (обычно вскользь, да и то после посылки им оттисков в английском переводе) я испытал и на "своей шкуре". Уверен, что это неизбежный результат антисоветского (ранее) и антироссийского (в настоящее время) "промывания мозгов" (не будем забывать, что подавляющее большинство наших зарубежных коллег вне своих лабораторий представляют собой послушных обывателей и исполнительных налогоплательщиков). Есть, правда, и исключения: Скотт Гилберт (Scott Gilbert), Джон Гердон (John Gurdon), Токиндо Окада (Tokindo Okada),

68

МИХАЙЛОВ

Letters to Nature

Nature 218, 599-601 (11 May 1968) ( doi:10.1038/218599a0; Received 1 April 1968

Fibroblasts in Sterile Inflammation: Study in Mouse Radiation Chimaeras

D. W. H. BARNES & N. G. KHRUSHCHOV

1. MRC Radiobiological Research Unit, Harwell, Didcot, Berkshire.

2. Institute of Developmental B

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Биология»