научная статья по теме ПЕРВАЯ БАЛКАНСКАЯ ВОЙНА И РУССКОЕ ОБЩЕСТВО Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «ПЕРВАЯ БАЛКАНСКАЯ ВОЙНА И РУССКОЕ ОБЩЕСТВО»

щ

СООБЩЕНИЯ

Славяноведение, № 5

© 2015 г. Н.С. ГУСЕВ

ПЕРВАЯ БАЛКАНСКАЯ ВОЙНА И РУССКОЕ ОБЩЕСТВО

В статье рассматривается реакция русского общества на Первую балканскую войну 1912-1913 гг. Симпатии к «братьям-славянам» оказались неодинаковы в различных слоях населения. Безусловную и осознанную поддержку проявила лишь интеллигенция, что вылилось в большое количество публичных мероприятий, печатных изданий и сборов пожертвований.

The article examines the reaction of Russian society to the First Balkan War of 19121913. Sympathy for the «Slavic brothers» varied across different social classes. Only the intelligentsia showed unconditional and conscious support, which resulted in a large number of public events, publications and fundraising.

Ключевые слова: Первая балканская война, Россия, русское общество.

Keywords: First Balkan War, Russia, Russian society.

«Турция объявила войну Сербии и Болгарии. Все симпатии были, конечно, на стороне Сербии и Болгарии, все с тревогой следили по газетам за военными действиями и радовались успехам родных нам славянских народов», - записал в мемуарах московский губернатор В.Ф. Джунковский [1. C. 71]. Эти слова посвящены разразившейся в 1912 г. на Балканах войне, в которой против Османской империи выступили сообща ее вчерашние подданные - Болгария, Сербия, Греция и Черногория. Как указано в бумагах Московского охранного отделения, славяне считались «нашими», а турки - «не нашими» [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 19]. Но насколько были сильны эти симпатии и интерес?

Ответ на этот вопрос интересовал и российские власти. 1 ноября 1912 г. в охранное отделение была отправлена телеграмма с приказом предоставить информацию для доклада министра внутренних дел императору по следующим вопросам: «замечается ли и в каких именно слоях сочувствие» одной из сторон, «какие вообще высказываются соображения по вопросу желательности вмешательства России в славянский вопрос», и на основании этого не строят ли свои планы «левые оппозиционные партии» [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 1].

Из Царицынского уезда Саратовской губ. докладывалось: «Все слои населения кроме мусульман сочувствуют славянам выражением желания им успеха» [3. Л. 119]. Выявить отношение мусульман к происходившим событиям довольно сложно, поскольку источниковая база ограничена. В правительственном циркуляре, опубликованном газетой «Новое время», весной 1913 г. говорилось, что «под влиянием последних событий на Балканах мусульмане заинтересовались славян-

Гусев Никита Сергеевич - младший научный сотрудник Института славяноведения РАН.

ским вопросом» и начали его обсуждение. «Они очень недовольны Россией и русским правительством за поддержку Россией славян. Получаются сведения, что в случае войны с Китаем мусульмане решили поддерживать материально и морально монголов» [4. 27 VI]. Подобное отношение, можно предполагать, было характерно для большинства мусульман России, но пока оснований для прочных утверждений нет.

В большинстве губерний Центральной России отношение было «несомненно, сочувственное, но более платоническое, путем денежных пожертвований», как, например, в Твери [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 16]. Но было и другое мнение. Если в Царицыне «вооруженное вмешательство России интеллигентные классы находят желательным из мер оставления славянами приобретенного войной», то «рабочие и крестьяне [в] большинстве к войне относятся отрицательно» [3. Л. 119]. Последнее объяснимо, поскольку в возможном конфликте офицеры выступали за войну, ожидая скорого продвижения по службе, то именно рабочим и крестьянам было суждено отправиться на поля сражений [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 11-12]. Отделение в Орле докладывало, что «в низших слоях и крестьянской среде ввиду малой осведомленности в происходящих событиях наблюдается безразличное отношение», а слухи о вмешательстве «наводят некоторый страх» [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 16]. Из Рязани сообщали, что «деревенское население пока безразлично» [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 11]. Об отношении крестьянства мы можем судить и по дневнику А.А. Замараева из деревни Тотьма (ныне - районный центр Вологодской обл.). Не самый зажиточный сельский житель (лошадь, две коровы, шесть овец и два поросенка) [5. С. 58] интересовался политикой, отражая ее в дневнике наряду с хозяйственными записями. 18 ноября: «Герои болгары, сербы и греки заняли уже много турецких городов и укреплений. Взяты Салоники, окружен железным кольцом Адрианополь. Турки везде терпят поражения. [...] Полный развал Турции» [5. С. 55]. 15 апреля 1913 г.: «Герои черногорцы взяли одну турецкую крепость. Австрия этим очень недовольна. У границ Черногории много австрийских войск. Едва ли опять не будет война. Проучить бы эту Австрию хорошенько» [5. С. 62]. В этих записях очевидно повторение журналистских клише. Американский социолог Д. Цаллер предположил, что средняя по уровню заинтересованности часть населения наиболее уязвима для пропаганды. Ее представители уделяют достаточно внимания происходящим событиям, но обладают недостаточными когнитивными способностями для сопротивления воздействию [6. С. 59]. Тем самым лишь подтверждается предположение, что если интерес у крестьян присутствовал, то он был поверхностным. Об отношении большей части населения довольно резко высказался публицист В.В. Водовозов: «Нашему народу никакого дела до Св. Софии нет. К тому же вряд ли он о ней что-либо знает: ведь % нашего народа безграмотны» [7]. В воспоминаниях генерала А.А. Брусилова, касающихся уже Первой мировой войны, содержится подтверждение этим словам. Когда он спрашивал в окопах у солдат о причинах войны, то получал следующий ответ: «Какой-то там эрц-герц-перц с женой были кем-то убиты, а потому австрияки хотели обидеть сербов. Но кто такие сербы, не знал почти никто. Что такое славяне - было им также темно, а почему немцы из-за Сербии вздумали воевать - было совершенно неизвестно» [8. С. 199].

Московские рабочие, среди которых уровень образованности был выше, интересовались «успехами союзных славянских государств на Балканах, в особенности болгарами». По сообщениям агентов Вторникова и Кривцова в первопрестольной «среди фабричных рабочих отмечается интерес к войне, симпатии на стороне славян. Рабочие из запасных не прочь сами повоевать. Верят в возможность вовлечения России в войну с Австрией и одобряют ее» [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 3]. А сотрудник Андреев, докладывал, что в типографии «зачастую приходится слышать восклицание [...] "Россия тебе покажет"» [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. 44

Л. 5]. Но так было легко рассуждать, находясь в центре России. В Смоленске, городе не раз бывшем ареной борьбы, население смотрело на возможное вмешательство «как на народное бедствие» [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 7].

В докладной записке агента Московский охранки Лиза, на мой взгляд, точно подмечена суть восприятия событий русским обществом. Агент полагал, что в большинстве случаев симпатии к «борьбе за свободу» являются составной частью поведения «руководящих верхов интеллигенции», остальное же население если и симпатизирует, то лишь потому, что «нехристь-турка притесняет православных». При этом, масштабы сочувствия невелики, поскольку приток пожертвований мал. Практически мыслящие торгово-промышленные круги считали, что «сочувствие сочувствием, а не надо забывать своих экономических интересов» [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 21]. Индифферентной была реакция и буржуазии Ярославля, где она «интересуясь исключительно личными делами, весьма слабо реагирует на Балканские события» [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 12]. Во Владимире же проявлялось отношение и вовсе негативное: «По экономическим условиям вмешательство не желательно» [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 6]. Сходно мнение современника событий К. Арсеньева, высказанное им в подводящем итоги 1912 г. номере газеты «Русские ведомости»: «Как ни велико сочувствие к грекам и славянам, льющим кровь за независимость и свободу, как ни заманчиво звучат голоса, призывающие к новому вооруженному вмешательству в вековую распрю, воинственное настроение не находит почвы в умах, занятых великой домашней работой» [9]. Объясняется такая позиция торгово-промышленных кругов тем, что война на Балканском полуострове приводила к уменьшению южного российского экспорта, вовлечение в конфликт с Турцией прервало бы его полностью. По данным Министерства торговли и промышленности, вывоз через порты Черного и Азовского морей за предыдущие десять лет составил 37% от общегосударственного, а в экспорте хлеба - и вовсе 80% [10. С. 193]. Самарский «Городской вестник» с тревогой сообщал о подорожании хлеба, требовании банков дополнительного страхования от военных происшествий, падении ценных бумаг на бирже Бухареста, застрявших на складах Болгарии сахаре, спирте и масле, отправленных из Одессы [11]. Как вспоминал русский военный агент во Франции А.А. Игнатьев, успехи Балканского союза и там вызвали «настоящую биржевую панику» [12]. Об отношении буржуазии к событиям говорит и история, позже рассказанная главой российского МИД С.Д. Сазоновым своему подчиненному. На выставке в Ярославле перед ним на колени бросился «один известный русский купец», чтобы выразить свою благодарность за то, что «во время Балканской войны он спас Россию от войны» [13].

По мнению современника событий, Н. Энгельгардта, экономический фактор повлиял и на перемещение «славянского сердца» России. В газете «Новое время» он указывал, что, если в XIX в. «бившись» в Москве, затем умолкнув, теперь же «это славянское сердце, как это ни странно, родилось здесь, в Петербурге, в городе окраинном, в городе болотных туманов и антирусских влияний». Причины этого публицист видел в том, что «торговая Москва потеряла духовное прозрение. Это сердце заплыло жиром» [14].

У интеллигенции, как уже упоминалось, симпатии проявлялись активно. Агент Пушкарев докладывал, что «идет даже борьба, кто больше сочувствует» [2. Ф. 63. Оп. 32. Ед.хр. 1346. Л. 18]. Болгарскому историку В. Златарскому его российский коллега Н.С. Державин писал: «В том

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»