научная статья по теме «…ПО ЧРЕЗВЫЧАЙНОМУ СЮДА СТЕЧЕНИЮ ПРОЧИХ МОСКОВСКИХ ПРИСУТСТВЕННЫХ МЕСТ НЕ ОСТАЛОСЬ ЗДЕСЬ НИ КАЗЕННЫХ, НИ ОБЫВАТЕЛЬСКИХ ДОМОВ…» ДОКУМЕНТЫ ЦЕНТРАЛЬНОГО АРХИВА НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ОБ ЭВАКУАЦИИ УЧРЕЖДЕНИЙ ИЗ МОСКВЫ В НИЖНИЙ НОВГОРОД В 1812 Г История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему ««…ПО ЧРЕЗВЫЧАЙНОМУ СЮДА СТЕЧЕНИЮ ПРОЧИХ МОСКОВСКИХ ПРИСУТСТВЕННЫХ МЕСТ НЕ ОСТАЛОСЬ ЗДЕСЬ НИ КАЗЕННЫХ, НИ ОБЫВАТЕЛЬСКИХ ДОМОВ…» ДОКУМЕНТЫ ЦЕНТРАЛЬНОГО АРХИВА НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ОБ ЭВАКУАЦИИ УЧРЕЖДЕНИЙ ИЗ МОСКВЫ В НИЖНИЙ НОВГОРОД В 1812 Г»

«...По чрезвычайному сюда стечению прочих московских присутственных мест не осталось здесь ни казенных, ни

обывател ьских домов...»

Документы Центрального архива Нижегородской области об эвакуации учреждений из Москвы в Нижний Новгород в 1812 г.

Ключевые слова: Отечественная война 1812 года, эвакуация, Москва, Нижний Новгород, Правительствующий сенат, Межевая канцелярия, Оружейная палата, Московский почтамт, Московское отделение Императорской медико-хирургической академии,

Московский университет, Московское для остаточных сумм казначейство, Статное казначейство, Московское горное правление, Московский государственный архив старых дел, Московский главный архив Министерства иностранных дел, Императорский воспитательный дом, Центральный архив Нижегородской области, А.М. Руновский.

Армия Наполеона1, в июне 1812 г. обрушившаяся на территорию Российской империи, в сентябре вступила в ее историческую столицу - древнюю Москву. Не вдаваясь в рассуждения о неизбежности оставления Москвы неприятелю, следует отметить, что возможность этого не исключалась ни военным руководством, ни городскими властями. Подготовка к эвакуации началась еще в конце августа: московские государственные учреждения завершали свою работу, упаковывали имущество и архивы и ждали, как и городские обыватели, дальнейшего развития событий. В конце месяца стало ясно, что всеобщая эвакуация из Москвы в глубь страны, на территории, не занятые неприятелем (во Владимир, Нижний Новгород и далее в Казань), неизбежна.

В историографии эта тема получила определенное освещение2. Однако документы Центрального архива Нижегородской области (ЦАНО) в исследованиях использованы крайне ограниченно. Между тем сохранившийся здесь корпус источников, в первую очередь из фондов канцелярии нижегородского губернатора (Ф. 2) и Нижегородского губернского правления (Ф. 5), позволяет проследить, как начиная с 26 августа 1812 г. практически ежедневно в Нижний Новгород приходили официальные письма с просьбами о размещении государственных учреждений и их служащих; как тыловой Нижний день за днем наполнялся эвакуированными москвичами; представить трудности, возникавшие у городских властей с изысканием для них «удобных» и «приличных» мест. В 1812-1813 гг. из Москвы прибыло несколько десятков государственных учреждений вместе со штатом, но значительно сокращенным, с их домочадцами, архивами и казной.

Еще в конце августа 1812 г. нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому3 стали поступать запросы московского военного губернатора графа Ф.В. Ростопчина4 о выделении лошадей и подвод для транспортировки московских учреждений через Нижегородскую губернию в глубь страны. Судя по письму от 17 августа 1812 г. (полученному 26 августа), одним из первых из Москвы в Казань 21 августа предстояло вывезти Императорский университет. От нижегородского губернатора требовалось предоставить 390 лошадей с повозками и обеспечить, чтобы «в перевозке оного не могло встретиться каких-либо препятствий»5. Затем А.М. Руновский стал получать письменные просьбы о размещении чиновников и имущества московских государственных учреждений в самом Нижнем. Так, 2 сентября пришло отношение обер-прокурора 6-го департамента Правительствующего сената П.И. Кутайсова6, руководствовавшегося императорским указом от 29 августа7, с просьбой приготовить 300 подвод «для своза дел» московских департаментов этого учреждения8.

Входившие в состав Сената Межевая канцелярия и чертежная вместе с их служащими также были эвакуированы в Нижний Новгород. За их перевозку отвечал директор Межевой канцелярии П.А. Обрезков9. Кроме того, ему надлежало в течение года обеспечивать сохранность дел и чертежей этого учреждения, размещенного в каменных строениях Нижегородского Печерского монастыря и в домах нижегородцев Комарова и Турчанинова. А на время отлучки из города 20 августа 1813 г. П.А. Обрезков попросил нижегородского гражданского губернатора С.А. Быховца10 позаботиться как о бумагах, так и о сотрудниках, особенно «нижних» чинах (Док. № 16). Предписание о реэвакуации Межевой канцелярии в Москву последовало от П.А. Обрезкова 20 февраля 1814 г., для этого нижегородский губернатор предоставил «четыре раза по 250 подвод»11.

Группа чиновников Сената, эвакуированных из Москвы в Казань, проследовала через Нижний Новгород, получив там «возможные пособия» и «снисхождение» от нижегородского гражданского губернатора, за что член Государственного совета министр юстиции И.И. Дмитриев12 поблагодарил А.М. Руновского в письме 31 декабря 1812 г.13

Ответственным делом стало размещение в Нижнем Новгороде ценностей Оружейной палаты. Ф.В. Ростопчин и начальник Оружейной палаты П.С. Валуев14 23 и 25 августа

1812 г. просили А.М. Руновского оказать помощь главному члену Оружейной палаты Д.И. Киселеву15, направлявшемуся в Нижний Новгород для «приискания и заготовления способных домов к помещению драгоценных вещей, хранившихся в той Палате, и следующей при оных команды» (Док. № 1, 2). Для этой цели в Нижнем Новгороде выделялись два каменных купеческих дома, в которых сокровища находились до января

1813 г.16 22 января ценности Оружейной палаты были отправлены во Владимир17. Заботы по их реэвакуации также легли на А.М. Руновского (Док. № 14).

Если для Оружейной палаты нужно было предоставить только надежные помещения и обеспечить сохранность ее ценностей, то Московскому почтамту требовалось создать условия для продолжения деятельности. Его директор Д.П. Рунич18 8 сентября 1812 г. письменно уведомил нижегородского губернатора о том, что чиновники, «сундук с казною, секретная часть, дела и разные вещи» почтамта уже находятся во Владимире, и просил по прибытии их на место отвести им «нужное число обывательских квартир»19. Добравшись до Нижнего, 14 сентября 1812 г. Д.П. Рунич посетовал, что Московский почтамт не имеет возможности «поместиться в здешнем казенном почтовом доме по крайней тесноте оного», настаивал на отведении такого дома, «в котором бы как казна, дела и имущество почтамта могли быть помещенными, так и самые действия его восприять начали»20. По его словам, Московский почтамт осуществлял почтовую связь между 12 российскими губерниями и «при дальнейшей остановке почтового управления может прийти в совершенное замешательство и беспорядок, как и самые связи почтового течения прерваться»21. С согласия директора Нижегородской всесословной гимназии И.И. Кужелева22 почтамт был размещен на ее среднем и верхнем этажах23, а сотрудники - в тесноте в обывательских домах (Док. № 10).

Императорский Московский университет также претендовал на размещение в гимназическом корпусе. Его ректор И.А. Гейм24 обратился к директору гимназии с просьбой о предоставлении «убежища-пристанища», о чем И.И. Кужелев ходатайствовал перед А.М. Руновским (Док. № 7), но получил отказ («заняты все как казенные, так и обывательские дома») и предложение университету проследовать далее в Казань25. Однако после обращения измученного дорогой пожилого И. А. Гейма непосредственно к губернатору (Док. № 9) для личного состава и университетского имущества было найдено место в большом каменном доме нижегородского аптекаря Г.-Л. Эвениуса26 и отведены комнаты в частных квартирах.

К середине сентября 1812 г. в Нижнем Новгороде проблема нехватки свободных помещений обострилась до предела. 17 сентября губернатор вынужден был обратиться к главнокомандующему С.К. Вязмитинову27 с просьбой о перемещении из Нижнего ряда московских учреждений (Док. № 8). Этот черновой документ, изобилующий массой

поправок, вычеркиваний и добавлений (будто бы А.М. Руновский искал нужные слова и подбирал более весомые аргументы), свидетельствует о сложности стоявших перед ним задач. Его просьба была удовлетворена 9 октября 1812 г.28 19 сентября 3-й департамент Московского магистрата перевели в Балахну, а 2-й департамент Московской уголовной палаты - в Арзамас29.

Следует также учитывать, что Нижний Новгород являлся центром формирования народного ополчения в губернии. Здесь проходил сбор 1-го и 2-го пехотных полков Нижегородского ополчения, общей численностью около 2500 воинов под командованием полковников Я.И. Каратаева30 и М.К. Агалина31. В связи с этим в город прибыл командующий резервной армией Д.И. Лобанов-Ростовский32 с канцелярией и

33

адъютантами, для которых квартирной комиссии33 следовало выделить «достойное число обывательских квартир»34.

Представление о составе эвакуированных в Нижний Новгород к концу сентября 1812 г. московских гражданских и военных учреждений дает «Список находящимся в Нижнем воинским чинам и присутственным местам»35. В него включены 19 военных и гражданских учреждений и частных лиц. Кроме упомянутых департаментов Правительствующего сената, Межевой канцелярии, Московского почтамта и Московского университета, сюда были перемещены Московское статное казначейство36, Московское для остаточных сумм казначейство (Док. № 12), Московское отделение Медико-хирургической академии (Док. № 4), Московское горное правление (Док. № 5), Московский государственный архив старых дел37 (Док. № 15), Московский главный архив Министерства иностранных дел (Док. № 13) и др.

Обеспечение реэвакуации из Нижнего Новгорода государственных учреждений и частных лиц, начавшейся в конце декабря 1812 г. после оставления французами Москвы, было также возложено на нижегородского гражданского губернатора. Средства на выдачу «прогонных денег» чиновникам следовало выделить из Нижегородской казенной палаты (Док. № 11). Всем выезжавшим предоставлялся транспорт38 и обеспечивалось «благополучное препровождение» через территорию Нижегородской губернии до границы с Владимирской. Нижегородские власти достойно справились и с этой задачей.

В данную публикацию включены документы официального характера, касающиеся эвакуации некоторых наиболее значимых московских учреждений: представления, отношения, рапорты. Кроме того, помещено одно частное письмо, выявленное в личном фонде нижегородских помещиков графов Шереметевых (Ф. 933), свидетельствующее о перипетиях эвакуации московского дворянства.

Подготовка документов к публикации пров

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»