научная статья по теме ПРАВО АДВОКАТА НА ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ТАЙНУ Государство и право. Юридические науки

Текст научной статьи на тему «ПРАВО АДВОКАТА НА ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ТАЙНУ»

Лкйцально

ПРАВО АДВОКАТА НА ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ТАЙНУ

Ю.С. ПИЛИПЕНКО, вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, кандидат юридических наук

у////////////////////////^^^^

Аннотация. В статье рассматривается сущность права адвоката на профессиональную тайну. Как отмечает автор, оно включает ряд полномочий. Их реализация адвокатом способствует сохранности в тайне той информации, разглашение, неправильное или нецелевое использование которой может нанести непосредственный и значительный вред интересам доверителя: ухудшить его процессуальное положение; нарушить его право на личную, семейную, профессиональную тайну; привести к иным негативным последствиям.

This article examines the essence of an advocate's right to professional secrets. The author notes that this covers a number of powers. Their practice by an advocate ensures maintaining is secret such information the disclosure, incorrect or undesignated use of which may inflict direct and significant harm to the interests of the client: damage his professional status; violate his right to personal, family and professional secrecy; lead to other negative consequences.

Ключевые слова: право, адвокат, тайна, правомочия, информация, обязательства, иммунитет, третьи лица, правоотношения, доверитель (right, advocate, secret, powers, information, obligations, immunity, third parties, legal relations, client), y/////////////////////////^^^^

В правоотношениях с доверителем адвокат выступает в качестве самостоятельного субъекта и потому имеет право на собственную профессиональную тайну, вне зависимости от того, насколько ее содержание совпадает с содержанием личной или другой тайны лица, обратившегося за юридической помощью. Право адвоката на профессиональную тайну — важная составляющая его правового статуса.

В зарубежной доктрине трактовка этого права неоднозначна. Например, швейцарские исследователи увязывают право на тайну с правом адвоката отказаться от дачи свидетельских показаний.

В частности, именно это имеет в виду федеральный судья Швейцарии А. Люхингер, когда отмечает, что «предоставляя право на адвокатскую тайну, швейцарское законодательство смиряется с тем, что наиболее полным выяснением истины приходится пренебрегать, если речь идет о защите доверительных отношений между адвокатом и клиентом»1.

Швейцарский адвокат и нотариус В.Р. Шлюп понимает данное право как право на неразглашение «в том смысле, что государство не наложит на адвоката обязанностей предоставления сведений, касающихся его профессиональной тайны». Необходимость законодательного закрепления такого права исследователь объясняет, во-первых, наличием обязанности адвоката хранить тайну, а, во-вторых, свободой профессии.

' Он полагает, что «если судить о правовом статусе адвоката в связи с его правом на неразглашение не с позиций договора между ним и клиентом, а с точки зрения исполнения его профессиональных обязан-

ностей», то возникает вопрос: «не является ли адвокатская обязанность сохранения тайны также и правом на неразглашение, без признания которого гарантированная ст. 31 Федеральной конституции свобода профессии будет нарушена»2. В то же время ни федеральное, ни кантональное законодательство Швейцарии не содержат норм, прямо закрепляющих право адвоката на его профессиональную тайну.

Данное право не предусматривается также ни процессуальным законодательством, ни федеральным законодательством об адвокатуре ФРГ. Однако попытка закрепить такое право была предпринята Федеральной адвокатской палатой ФРГ, принявшей Положение о профессии, в котором устанавливает -ся нераздельность права и обязанности адвоката хранить молчание «относительно всего, что стало известно адвокату при исполнении его профессиональных обязанностей и продолжает существовать после окончания поручения»3. В этом прослеживается очевидное стремление привести нормы законодательства об адвокатуре в соответствие с международно-правовыми нормами и, прежде всего, с нормами Кодекса поведения для юристов в Европейском сообществе.

Важно подчеркнуть, что специальное право (привилегия) для защиты профессиональной тайны адвоката установлена федеральным законодательством США и признается в большинстве штатов. Это право («attorney-clientprivilege»), предполагающее возможность отказа адвоката и его доверителя от раскрытия конфиденциальных сведений, передачи документов и дачи показаний в суде или на предварительном

Лкйцально

следствии, отчетливо обособлено от обязанности адвоката хранить тайну («ethical duty of confidentiality») и не связано с запретом адвокату воздерживаться от дачи свидетельских показаний с целью защиты профессиональной тайны. При этом прерогатива решения о том, пользоваться ли адвокату данным правом, принадлежит доверителю.

Кроме того, согласно «work-product doctrine», имеющей целью защиту адвокатской документации, адвокат имеет право отказаться от выдачи документов, которые представляют собой результат его труда («work-product»). Такими документами могут быть, например, юридические заключения, результаты внутрикорпоративных расследований.

Цель «work-product doctrine» состоит в том, чтобы уравнять заинтересованность сторон американского процесса в полном выяснении доказательств и чтобы деятельность адвоката осуществлялась беспрепят-ственно4.

В Российской Федерации ни процессуальное законодательство, ни законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре не закрепляют права адвоката на тайну как специальную привилегию, обеспечивающую защиту профессионально значимой информации адвоката. Правомочия российского адвоката, установленные подп. 1—4, 6 п. 3 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» касаются процесса формирования совокупности сведений по конкретному поручению, составляющих предмет профессиональной тайны адвоката, но не затрагивают аспекта ее защиты самим адвокатом.

Если обратиться с этой точки зрения к характеристике правового режима адвокатской тайны, то становится очевидным, что здесь доминируют такие способы правового регулирования, как обязывание и запрет, а способ управомочивания проявлен незначительно. Последнее обстоятельство, как представляется, является существенным недостатком. Необходимо законодательно закрепить право адвоката на тайну в целях ее защиты и охраны иммунитета доверителя в смежных правоотношениях5. Такая потребность вытекает из содержания адвокатской деятельности и норм международного права.

Для понимания сущности права адвоката на профессиональную тайну целесообразно его подробно изучить, тем более что в правоотношениях с третьими лицами правовое положение адвоката характеризуется не только обязанностью соблюдать соответствующие запреты, но и рядом правомочий.

Прежде всего, адвокат вправе требовать от третьих лиц соблюдения неприкосновенности адвокатской тайны с целью охраны прав и интересов доверителя, а также защиты своего права на труд. Данному правомочию адвоката корреспондируют обязанности

указанных лиц по воздержанию от совершения неправомерных действий, посягающих на адвокатскую тайну. В случае нарушения адвокатской тайны указанными лицами (либо при наличии угрозы ее нарушения) адвокат имеет право обратиться к помощи государственных институтов (право притязания). В частности, адвокат вправе обжаловать такие действия в судебном порядке на основании соответствующих процессуальных норм (ст. 123 УПК РФ; ст. 254-258 ГПК РФ).

Вместе с тем в смежных правоотношениях адвокат обладает также правом на совершение собственных позитивных действий, проявляющихся в двух основных аспектах: сохранение профессионально значимой информации, связанной с доверителем и его поручением, и защита ее от доступа третьих лиц; использование такой информации только с согласия доверителя и в его интересах.

Очевидно, что содержание права адвоката на собственные положительные действия соответствует содержанию его юридических обязанностей. Так, правомочие хранить профессионально значимую информацию обусловлено обязательством неразглашения, а правомочие защищать информацию — обязательством по обеспечению конфиденциальности. Это означает, что данные правомочия, в отличие от права требования и права притязания, которым соответствуют обязанности третьих лиц, обеспечиваются действиями самого адвоката.

Реализация адвокатом названных правомочий способствует сохранности в тайне той информации, разглашение, неправильное или нецелевое использование которой может нанести непосредственный и значительный вред интересам доверителя: ухудшить его процессуальное положение; нарушить его право на личную, семейную, профессиональную тайну; привести к иным негативным последствиям.

Правомочие адвоката использовать информацию представляет собой его правовую возможность по согласованию с доверителем определять содержание и способы использования информации. Это означает, что тайна о доверителе и его поручении принадлежит именно адвокату, который при условии соблюдения иммунитета доверителя и согласованности с ним позиции по делу вправе свободно распоряжаться конфиденциальной информацией.

В целом право адвоката на тайну представляет собой правовое средство, направленное на защиту адвокатом своего иммунитета в части обеспечения запрета доступа третьих лиц к его профессионально значимой информации, что позволяет ему осуществлять охрану иммунитета доверителя в смежных правоотношениях. Правомочия данного права реализуются в публично-правовой сфере, где адвокат не может отступать от принципов законности и нравственности, которые согласно ст. 10 Кодекса про-

аёьнс

фессиональной этики адвоката признаются выше воли доверителя. Поэтому право адвоката на тайну в отличие от обязанности хранить тайну не может быть прекращено или ограничено доверителем.

В частности, если адвокат уверен, что требуемое доверителем разглашение или иное использование вверенной информации противоречит целям адвокатской деятельности, может причинить вред доверителю, иным лицам либо помешать выполнению поручения, он вправе воздержаться от использования такой информации и сохранять ее в тайне. Наиболее характерным п

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Государство и право. Юридические науки»