научная статья по теме ПРЕВЫШЕНИЕ ДОЛЖНОСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМЫ, ПРЕДУСМОТРЕННОЙ СТ. 286 УК РФ, НА ПРАКТИКЕ Государство и право. Юридические науки

Текст научной статьи на тему «ПРЕВЫШЕНИЕ ДОЛЖНОСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМЫ, ПРЕДУСМОТРЕННОЙ СТ. 286 УК РФ, НА ПРАКТИКЕ»

- &иссе^&.ационнме исследование -

ПРЕВЫШЕНИЕ ДОЛЖНОСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ

Некоторые вопросы применения нормы, предусмотренной ст. 286 УК РФ, на практике

В норме, регламентирующей ответственность за превышение должностных полномочий, не предусмотрены конкретные виды противоправного поведения должностного лица, а приводится лишь общая характеристика его действий, как «явно выходящих за пределы полномочий».

В связи с этим в научной литературе содержание понятия «явность» трактуется неоднозначно.

По мнению профессора Б.В. Здравомыслова, «указанный признак является не только объективным, но и субъективным, и означает очевидный, бесспорный характер выхода лица за пределы его служебных полномочий как с точки зрения самого виновного, так и с позиций правовой регламентации этих пределов»1.

Исключительно к субъективной стороне преступления относит данный признак Д.Д. Доиджашвили2.

Анализ судебно-следственной практики по делам о превышении должностных полномочий3 свидетельствует о том, что правоприменитель, квалифицируя действия должностного лица по ст. 286 УК РФ, руководствуется разъяснениями Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г.4.

В пункте 11 постановления вышеуказанного Пленума обозначены три формы действий, явно выходящих за пределы служебной компетенции должностного лица. Таковыми альтернативно являются:

1) действия, которые относятся к полномочиям другого должностного лица;

2) действия, которые могли быть совершены самим должностным лицом только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте;

3) действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершить5.

Ученые выделяют и четвертый случай: «совершение действий единолично, тогда как таковые могли быть произведены только коллегиально»6.

Вместе с тем проведенное в ходе исследования анкетирование судей и сотрудников прокуратуры показало, что у 56,9% респондентов возникали трудности при установлении рассматриваемого признака превышения должностных полномочий. При этом 11,8% от общего количества опрошенных практических работников ошибочно считают, что потерпевший

должен осознавать «явный» характер выхода должностного лица за пределы его компетенции7.

Правоприменитель в большинстве случаев по конкретным уголовным делам выясняет права и обязанности должностного лица, нормы закона или иного нормативного правового акта, нарушенные им, и круг совершенных действий. Однако анализ материалов судебных дел выявил, что лишь в 52% случаев суды, квалифицируя действия виновного по ст. 286 УК РФ, прямо обозначали форму действий должностного лица. К первой из выделенных высшей судебной инстанцией форм можно отнести действия в виде присвоения полномочий вышестоящего или иного должностного лица. Наиболее распространены действия, которые могли быть совершены самим должностным лицом при наличии особых обстоятельств, указанных в законе, — 70,7%.

Обобщение материалов судебной практики свидетельствует о том, что «действиями, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать», нередко признается применение должностным лицом насилия, оружия или специальных средств. Вместе с тем использование физической силы и применение оружия или специальных средств в установленных законом случаях входят в компетенцию представителя власти, но требуют наличия определенных условий их правомерности8.

Следовательно, в подобных случаях судебно-след-ственные органы неправильно трактуют форму превышения должностных полномочий: речь идет о действиях, которые могли быть совершены самим должностным лицом только при наличии особых обстоятельств, предусмотренных законом.

К действиям, на которые никто и ни при каких обстоятельствах не имеет права, судебная практика относит и нарушение должностным лицом в одной из двух ранее указанных формах пределов его компетенции с целью совершения какого-либо преступления. Так, А. был осужден по п. «а» ч. 3 ст. 286, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Суд установил, что А. при проверке документов заметил в бумажнике потерпевшего денежные средства и с целью завладения ими незаконно поместил последнего в камеру задержанных служебной автомашины, после чего вывез за пределы города и открыто похитил чужое имущество9.

Ёиссе^ационнме исследование

Как видим, А. первоначально совершил действия без достаточных на то правовых оснований, превысив тем самым полномочия представителя власти.

В ходе исследования, изучив практику применения нормы, предусмотренной ст. 285 УК РФ, мы пришли к выводу о том, что и при злоупотреблении должностными полномочиями можно говорить о действиях, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать. Например, факты (а они имеют значительное распространение), когда сотрудники правоохранительных органов, разрешая материалы проверки по сообщениям о преступлениях, принимают заведомо незаконные решения (43,4% от общего количества изученных нами дел)10.

Вместе с тем в правоприменительной практике встречаются случаи ошибочной квалификации действий должностного лица. В частности, представляется неверной позиция органов предварительного следствия по обвинению П. по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

В постановлении о возбуждении уголовного дела заместитель прокурора Новгородской области указал, что участковый уполномоченный П., «принимавший заявление от потерпевшей, умышленно ввел Л. в заблуждение относительно перспективы раскрытия совершенного в отношении нее преступления и обнаружения похищенного у нее имущества, склонил к подписанию заведомо ложного протокола принятия устного заявления от потерпевшей в предложенной им редакции для вынесения в дальнейшем заведомо незаконного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом П., являясь должностным лицом, не мог не сознавать, что явно вышел за пределы предоставленных ему законом полномочий... Исходя из смысла ст. 286 УК РФ по своему характеру превышение должностных полномочий может выражаться, в том числе, и в совершении таких действий, право на которые не имеет никто».

Суд признал правильной квалификацию действий П. по ч. 1 ст. 286 УК РФ; без изменения оставлен приговор и после рассмотрения дела в судебной коллегии по уголовным делам областного суда11.

По нашему мнению, П. в рамках своей служебной компетенции по принятию заявлений от граждан совершил действия, на которые не имел права, — внес данные, заведомо не соответствующие обстоятельствам дела, в протокол.

Вышеизложенное приводит нас к выводу о том, что официальное судебное толкование действий, «явно выходящих за пределы служебной компетенции» должностного лица, не позволяет четко разграничивать составы преступлений, предусмотренных ст. 285 и ст. 286 УК РФ.

Полагаем, что «действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать», при злоупотреблении должностное лицо выполняет в рамках

компетенции, используя при этом свои служебные полномочия. При превышении такие действия выражаются в совершении должностным лицом иного, не служебного преступления именно благодаря должностному положению, в силу которого оно наделено властными полномочиями, что и облегчает противоправное деяние.

В целом, за исключением случаев ошибочной трактовки, правоприменитель последовательно признает явно выходящими за пределы служебной компетенции:

— «действия, относящиеся к полномочиям другого должностного лица или органа» и

— «действия, которые могли быть совершены самим должностным лицом только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе».

Поэтому представляется целесообразным, чтобы высшая судебная инстанция дала разъяснение, в котором были бы обозначены две отмеченные формы действий при превышении должностных полномочий и выделен субъективный момент, вкладываемый в понятие «явность».

C.B. СМЕЛОВА

1 Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. М., 1975. С. 109-110.

2 Доиджашвили ДД. Уголовная ответственность за превышение власти или служебных полномочий: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1989. С. 8.

3 В ходе исследования изучены 127 уголовных дел, возбужденных по ст. 286 УК РФ и рассмотренных федеральными судами Вологодской, Кировской и Новгородской областей в 1999-2007 гг.

4 См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» // Сб. постановлений Пленумов ВС РФ по уголовным делам / Сост. С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохло-ва. М., 2003. С. 293-297.

5 См.: Сб. постановлений Пленумов ВС РФ по уголовным делам. С. 295.

6 Светлов А.Я. Ответственность за должностные преступления. Киев, 1978. С. 175. См. также: Галахова A.B. Превышение власти или служебных полномочий. Вопросы уголовно-правовой квалификации. М., 1978. С. 30; Квициния А.К. Должностные преступления. М., 1992. С. 92.

7 В анкетировании принимали участие 103 работника прокуратуры и судьи пяти регионов России.

8 См., напр., ст. 12—15 ФЗ «О милиции» от 18.04.1991 г. № 1026-1 // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.

9 Архив Вологодского городского суда. 1999. Дело № 1-821. См. также: Архив Ленинского районного суда г. Кирова. 2002. Дело № 1-564.

10 В ходе исследования изучены 53 уголовных дела, возбужденных по ст. 285 УК РФ и рассмотренных судами Вологодской, Новгородской и Кировской областей в 1999— 2007 гг.

11 Архив Новгородского городского суда. 2005. Дело № 1— 429.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Государство и право. Юридические науки»