научная статья по теме ПРОБЛЕМА ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИИ НЕМАНА В СОВЕТСКО-ПОЛЬСКО-ЛИТОВСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В 1923-1926 ГОДАХ Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «ПРОБЛЕМА ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИИ НЕМАНА В СОВЕТСКО-ПОЛЬСКО-ЛИТОВСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В 1923-1926 ГОДАХ»

Славяноведение, № 3

© 2012 г. М.С. ПАВЛОВА

ПРОБЛЕМА ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИИ НЕМАНА В СОВЕТСКО-ПОЛЬСКО-ЛИТОВСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В 1923-1926 ГОДАХ

В статье рассматривается проблема интернационализации Немана и ее роль в системе международных отношений в Восточной Европе. Закрытая для транзита в результате польско-литовского конфликта река стала инструментом дипломатической борьбы Москвы и Варшавы. Особое внимание в статье уделено интересам великих держав в конфликте на Немане.

The article analyzes the problem of internationalization of the Neman river and its role in the system of international relations in the Eastern Europe. The river, closed due to the Polish-Lithuanian conflict, became a tool of diplomatic struggle between Moscow and Warsaw. A particular attention in the article is paid to the interests of great powers in the conflict on the Neman.

Ключевые слова: международные отношения, польско-литовский конфликт, Неман, интернационализация, транзит.

Судьба Немана - важнейшей транспортной артерии Восточной Европы - в межвоенный период оказалась тесно связана с политическими событиями в этом регионе. Авторы статьи во французском дипломатическом словаре 1946 г. издания определяют Неман как «русскую реку» (fleuve russe) - действительно, с конца XVIII в. и до Первой мировой войны Неман находился почти полностью в границах Российской империи и, в отличие от великих европейских рек, таких как Рейн или Одер, до XX в. не имел политического значения и не служил границей между странами [1. С. 542]. После окончания Первой мировой войны река оказалась разделена между тремя вновь возникшими государствами: Советской Белоруссией, Польшей и Литвой. Для Польши и Литвы, на протяжении межвоенного двадцатилетия так и не разрешивших свои территориальные конфликты, Неман стал не только закрытой границей, но и символом отсутствия дипломатических отношений.

Вопрос о польско-литовском разграничении находился в поле зрения Лиги Наций с 1920 г., но так и не был разрешен. После захвата исторической столицы Литвы Вильно с прилегающей областью осенью 1920 г. польскими войсками основной целью Варшавы стало снятие виленского вопроса с обсуждения на международной арене и получение от Ковно согласия примириться с фактом потери этой территории и установить минимальный объем межгосударственных отношений. В Варшаве будущее польско-литовского соседства в этот период оценивали преимущественно оптимистично. Надежды на улучшение отношений по линии Варшава - Ковно связывались польскими политиками, дипломатами и военными

Павлова Мария Сергеевна - аспирантка исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

прежде всего с действиями Антанты. В ноябрьском 1920 г. информационном реферате Главного штаба польской разведки подчеркивалось, что давление со стороны великих держав раньше или позже заставит Ковно пойти на компромисс, однако польский историк Т. Гайовник справедливо подчеркивает, что эта широко распространенная среди польских политиков идея относилась скорее к категории желаемого [2. S. 268]. К концу 1922 г. заметного улучшения отношений не произошло, и польско-литовская граница оставалась закрытой.

Первой эту проблему, весной 1922 г., затронула Москва, решив открыть сплав советского леса из Белоруссии по Неману до Балтики. Следует отметить, что к этому времени свобода судоходства по реке уже была декларирована в ряде основополагающих для Версальской системы документов. Международный характер Немана был установлен еще положениями ст. 14 актов Венского конгресса, подписанном Российской империей, согласно которым Россия открывала свободное плавание по реке для жителей Царства Польского. После Первой мировой войны режим реки регулировался уже Версальским договором. В соответствии со ст. 331 Неман объявлялся международной рекой от устья (т.е. от Мемельского (Клайпед-ского) края) до Гродно (ст. 331), а ст. 342 кроме того предусматривала создание международной комиссии, наподобие Рейнской, для регулирования судоходства по этой реке. Однако впоследствии ни одно из государств-участников договора не выступило с предложеним ее организовать [3. Ч. II. C. 306-307]. Впрочем, идея интернационализации реки после завершения Парижской конференции также не дождалась своего практического воплощения.

Свободное использование Немана как Польшей, так и РСФСР и БССР было зафиксировано и в Рижском мирном договоре 1921 г. Его ст. 22 предусматривала взаимное установление транзита товаров по всем железнодорожным и водным путям, вплоть до заключения отдельного торгового договора [3. Ч. III. C. 103]. Спустя год после ратификации Рижского мира, в начале апреля 1922 г., поверенный в делах РСФСР В.В. Оболенский сообщил министру иностранных дел Польши о намерении советского правительства воспользоваться свободным транзитом по Неману, гарантированным ст. 22 договора. Неман широко использовался Россией для сплава леса до начала войны и был удобен как наиболее экономичный путь к Мемелю - расположенному в устье реки порту и центру лесообрабатывающей промышленности. Советские дипломаты провели переговоры с представителем польского министерства торговли и промышленности Г. Тенненбаумом и в конце апреля получили согласие на сплав. Министерство заверяло, что считает установление торгового сообщения по Неману «весьма полезным», что в ближайшем времени «сплав через реку Неман явится совершенно свободным и не будет нуждаться ни в каких разрешениях Польского правительства» [4. Ф. 122. Оп. 5. П. 20. Д. 3. Л. 34]. В конце апреля Москва действительно получила согласие Варшавы на пропуск советских грузов через Польшу по Неману, но не через польско-литовскую границу в направлении Мемеля, а через территорию Польши в направлении Данцига. Изменение маршрута было расценено НКИД как лишение советской стороны свободного выбора направления транзита: Москва настаивала на пропуске леса по Неману в направлении Литвы, а ответ Варшавы восприняла как отказ от точного выполнения рижских договоренностей. Тем не менее, из-за угрозы срыва открытия сплава, НКИД согласился на условия Варшавы. К тому же согласно букве мирного договора Польша действительно не была обязана пропускать советский сплав по Неману в сторону Литвы, тем более что транзит через польско-литовскую границу был закрыт и для Польши, а рижские обязательства предусматривали транзит лишь по открытым водным путям [3. Ч. III. С. 103].

Одновременно, с середины 1922 г., можно заметить обострение тона Варшавы по отношению к Литве. Нажим Польши на Ковно облегчался тем обстоятельством, что ее цель полностью совпадала со стремлением великих держав завер-

шить польско-литовский конфликт. В 1922 г. британские дипломаты от имени Антанты обратились к ковенскому правительству с новым территориальным предложением: за отказ Ковно от провозглашения «состояния войны» с Польшей (но без официального отказа от Вильно) Литве было обещано присоединение Малой Литвы (Мемельского/Клайпедского края), признание Литвы de jure и щедрое кредитование литовской экономики. Параллельно поступило альтернативное предложение и от французских дипломатов: Париж также обещал признание de jure взамен открытия польско-литовской границы и интернационализации Немана [5. P. 145-156]. О предложениях союзных держав литовскому правительству признать касающиеся Немана постановления Версаля и открыть польско-литовскую границу стало известно Москве. Советское правительство в ноте от 10 августа литовскому министру иностранных дел В. Юргутису протестовало против решения вопроса о режиме Немана без своего участия. Член Коллегии НКИД Я.Х. Давтян подчеркивал заинтересованность Москвы во всех решениях, касающихся Немана: «Всякое изменение актов Венского конгресса не может произойти без ведома и участия Российской Социалистической Федеративной Советской Республики [...], с другой стороны, прибрежные Неману или его истокам государства, в частности Социалистическая Советская Республика Белоруссия, также должны иметь возможность дать по этому вопросу свой голос» [6. Т. 5. С. 551]. Литовское правительство отреагировало на ноту Давтяна крайне резко. Недовольство Ковно вмешательством Москвы в вопрос открытия Немана нашло выражение в литовской прессе всех направлений, опасавшейся, что советская дипломатия усложнит вопрос и создаст впечатление о согласованности действий Москвы и Ковно [4. Ф. 0151. Оп. 11. П. 11. Д. 2. Л. 79]. Исключить участие Москвы в обсуждении вопроса открытия Немана стремилась и Польша. Варшава, наученная горьким опытом вмешательства Москвы в виленский конфликт с Литвой, настаивала на точной интерпретации Версальского договора. Поскольку верховья Немана на территории от Минска до Гродно были непригодны для навигации, о международном характере вопроса о сплаве по Неману можно было говорить только относительно той части реки, которая лежала ниже Гродно, т.е. на польской и литовской территории, но никоим образом не на белорусской. Вопрос же о сплаве леса из России Варшава предпочитала решать исключительно в двустороннем порядке в соответствии с постановлениями Рижского договора [4. Ф. 56 об. Оп. 9. П. 112. Д. 17. Л. 141].

Предъявленное великими державами требование признания нейтрализации Немана натолкнулось на активное сопротивление со стороны Литвы [4. Ф. 56 об. Оп. 9. П. 112. Д. 17. Л. 141]. В ответ на английские и французские предложения в ноте от 18 ноября 1922 г. на имя Р. Пуанкаре литовский МИД отмечал, что принимает постановления Версаля о Немане, но фактически они вступят в силу только после того, как Польша выполнит свои обязательства по отношению к Литве и освободит Виленский край. Подобное обострение отношений Ковно с великими державами позволяло Польше занять спокойно-выжидательную позицию по отношению к Литве. Действия международной комиссии Лиги Наций, начавшей по настоянию Польши демаркацию польско-литовской границы к западу от спорной территории и ликвидацию нейтральной зоны, отделявшей Литву от Виленщины, свидетельствовало о желании Антанты ликвидировать польско-литовский конфликт и признать свершившиеся факты. Это и произошло 15 марта 1923 г., когда Конференция послов

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»