научная статья по теме ПРОБЛЕМЫ ИСЧИСЛЕНИЯ СРОКОВ ЗАДЕРЖАНИЯ И СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ Государство и право. Юридические науки

Текст научной статьи на тему «ПРОБЛЕМЫ ИСЧИСЛЕНИЯ СРОКОВ ЗАДЕРЖАНИЯ И СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ»

&иссер.&.ационнме исследования.

водствуясь п. 31 ст. 5, п. 6 ст. 37 и ст. 38 УПК РФ, имеет право отказаться исполнять решения и Генерального прокурора, а Генеральный прокурор РФ, будучи окончательной инстанцией для разрешения спора между следователем и прокурором, в свою очередь, действия следователя обжаловать не может. В результате ошибка, обнаруженная прокурором в порядке надзора, может остаться неразрешенной.

Такое решение вопроса об ограничении процессуальных полномочий прокурора фактически исключает его из процесса уголовного преследования на стадии предварительного расследования и лишает возможности реально участвовать в деятельности стороны обвинения.

Выполнение прокурором функции обвинения становится сомнительным. В результате вполне закономерно возникает вопрос: каким же образом прокурор, сомневающийся в полноте проведенного расследования, в законности следственных и процессуальных действий, с помощью которых были собраны доказательства по делу, в достаточности доказательственной базы, будет поддерживать государственное обвинение в суде, если он не имеет реальных полномочий устранить выявленные недостатки?

Полномочия прокурора требовать устранения нарушения законности либо существенных пробелов следствия должны быть обязательными для следователя при сохраняющемся за следователем праве обжаловать эти требования вышестоящему прокурору либо через суд.

Д.А. МАСЛОВА

1 Выдря М.М., Михайлов В.А. Процессуальные функции в стадии предварительного расследования // Проблемы действия права в новых исторических условиях. М., 1993. С. 117.

2 См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1986. С. 746; Советский энциклопедический словарь. М., 1987. С. 972.

3 См.: Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981. С. 85; Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 5; Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях // Правоведение. 1973. № 5. С. 73; Фаткуллин Ф.Н.

Обвинение и судебный приговор. Казань. 1965. С. 60-63; и др.

4 См.: Бойкое Л.Д. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. Л.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. М., 1989. С. 454; Рахуное Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. М., 1961. С. 127; Смирное A.B. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предварительное расследование // Сов. государство и право. 1990. № 12. С. 57—63; Строго-еич М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. Т. 1. С. 189—200; и др.

5 Кан М.П. Процессуальные функции прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Ташкент, 1988.

6 Саеицкий B.M. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975. С. 33— 46.

7 Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 62—63.

8 См.: Гуляее А.П. Процессуальные функции следователя. М., 1981. С. 7; Ларин А.М. Указ. соч. С. 19—23; Попоеа Л.В. Функционально-целевое содержание деятельности органов предварительного расследования: Дисс. ... канд. юрид. наук. Л., 1987. С. 143; Халиу-лин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. Кемерово, 1997. С. 25.

9 См.: Кан М.Н. Указ. соч. С. 14; Гусейноеа Э.Г. Функция суда по разрешению уголовных дел в системе уголовно-процессуальных функций: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 89; Уголоено-процессуальное право РФ: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1998. С. 74; Шиманоеский В.В. К вопросу о процессуальных функциях следователя в советском уголовном процессе // Правоведение. 1965. № 2. С. 175; Ягофа-рое Ф.М. Механизм реализации функции обвинения при рассмотрении дел судом первой инстанции: Дисс. ... канд. юрид. наук. Оренбург, 2003. С. 32; и др.

10 Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л., 1963. С. 54.

11 Чеботарее М. Прокурор — следователь: революция началась. (Интервью с С.Ю. Лапиным, представителем НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ) // Эж-ЮРИСТ. 2007. № 26.

ПРОБЛЕМЫ ИСЧИСЛЕНИЯ СРОКОВ ЗАДЕРЖАНИЯ И СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ

■шшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшш,

Особое внимание в науке уголовного процесса необходимо уделять исчислению сроков задержания подозреваемого, сроков содержания под стражей подозреваемого (обвиняемого) и их продление. У прак-

тических работников возникают определенные сложности и даже проблемы, связанные с исчислением и продлением сроков содержания под стражей по уголовному делу.

Закони право 03 • 2008 81

&иссер.&.ационнме исследования.

В первую очередь нам хотелось обратить внимание на момент фактического задержания, с которого в соответствии с УПК РФ и начинает исчисляться срок задержания подозреваемого (ч. 11 ст. 5 УПК РФ) и который также учитывается при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Законодатель установил, что орган дознания, следователь в соответствии со ст. 92 УПК РФ в срок не более трех часов с момента доставления подозреваемого должны составить протокол задержания. В данной ситуации мы видим законодательное ограничение во времени. Порой предоставленных трех часов бывает недостаточно, чтобы и произвести неотложные следственные действия, и возбудить уголовное дело, и составить протокол о задержании подозреваемого. Ведь сюда же входит и период времени фактического задержания.

Во-первых, из-за такого законодательного ограничения во времени существенно нарушаются права подозреваемого, когда он вместе с защитником ходатайствует о том, чтобы первоначально был проведен допрос, который возможно снял бы с него подозрения, исключил основания для дальнейшего задержания и заключения под стражу. А орган дознания, следователь не могут допросить его, так как обязаны по истечении трех часов задержать подозреваемого в соответствии со ст. 91 УПК РФ.

Хотелось бы уточнить, что речь о допросе в ночное время не имеется в виду. В ночное время следователь в устной форме или с кратким изложением в протоколе процесса задержания должен принять и зафиксировать пояснения подозреваемого по поводу произведенного действия. В дальнейшем, в соответствии с законом, он будет допрошен в качестве подозреваемого.

Во-вторых, как показывает правоприменительная практика, дознаватель, следователь не редко вынуждены заниматься фальсификацией документов, т.е. «подгонкой» времени в различных протоколах и постановлениях, чтобы успеть уложиться в трехчасовой срок. В результате случаются ошибки, допускаются исправления, возникает совпадение по времени составления одних документов с другими и т.д.

Как показывает практика, в особенности это касается малоопытных сотрудников. Срок задержания они начинают исчислять с момента вынесения протокола задержания, а не с момента фактического задержания. Данные факты приводят к тому, что при принятии решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу следователь опаздывает с представлением материала в суд, что влечет освобождение судом подозреваемого или обвиняемого из-под стражи.

В связи с этим О.А. Анашкин предложил: «Срок процессуального задержания исчислять с момента его процессуального оформления, т.е. с момента заполнения протокола задержания, который должен быть составлен не позднее трех часов с момента фактического лишения свободы передвижения»1.

1 Анашкин O.A. Сроки в уголовном процессе на досудебных стадиях. М., 2006. С. 85.

Данной точки зрения придерживаются Р. Абдрах-манов, А. Орлова, М.Е. Токарева, И.И. Пиндюр, А.А. Барыгина и др.

Однако, как мы полагаем, целесообразно зачислять срок фактического задержания или фактического лишения свободы передвижения в процессуальный срок задержания и в дальнейшем проводить все исчисления именно с момента фактического задержания, т.е. как и предписывает законодатель.

С одной стороны, О.А. Анашкин прав в том, что срок задержания необходимо исчислять с момента составления протокола задержания, но он не достаточно корректно, на наш взгляд, высказался о фактическом задержании, которое по различным причинам может продлиться до неопределенного времени. Например, при доставлении задержанного из одного города в другой, где возбуждено уголовное дело, и т.д.

Существует множество причин, по которым лицо, совершившее преступление, не может быть доставлено в течение трех часов с момента его задержания. Законодатель предоставил хотя бы три часа на составление протокола задержания с момента доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю.

О.А. Анашкин же предлагает составить протокол задержания в течение трех часов с момента фактического задержания. Как показывает практика, составить протокол в течение трех часов с момента фактического задержания подозреваемого не представляется возможным, поскольку только один осмотр места происшествия может продлиться более трех часов. Прервать же его из-за задержания подозреваемого дознаватель, следователь не могут, так как в этом случае могут быть утеряны существенные доказательства.

В связи со сложившейся проблемой выскажем некоторые предложения.

Срок задержания (т.е. 48 часов) предлагаем исчислять с момента составления протокола задержания, а фактическое задержание на данном этапе в срок не включать. В последующем суд, избирая меру пресечения в виде заключения под стражу, должен включить в срок задержания и срок фактического лишения свободы передвижения (фактического задержания).

Согласно действующему законодательству период времени фактического задержания может значительно сократить или вообще поглотить срок задержания, т.е. превысить 48 часов, по причинам, которые мы указали выше.

Из этого можно сделать вывод о том, что задержать подозреваемого в соответствии со ст. 91 УПК РФ не представляется возможным.

И.В. СОБОЛЕВ

Закон и право 03 • 2008 82

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Государство и право. Юридические науки»