научная статья по теме РАННЕЕ НОВОЕ ВРЕМЯ И “ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ” В ШЕСТИ ТОМАХ: РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД СТРАНИЦАМИ ТРЕТЬЕГО ТОМА (МАТЕРИАЛЫ КРУГЛОГО СТОЛА, СОСТОЯВШЕГОСЯ В ИНСТИТУТЕ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ РАН 11-12 ДЕКАБРЯ 2013 Г.) История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «РАННЕЕ НОВОЕ ВРЕМЯ И “ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ” В ШЕСТИ ТОМАХ: РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД СТРАНИЦАМИ ТРЕТЬЕГО ТОМА (МАТЕРИАЛЫ КРУГЛОГО СТОЛА, СОСТОЯВШЕГОСЯ В ИНСТИТУТЕ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ РАН 11-12 ДЕКАБРЯ 2013 Г.)»

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ И «ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ»: ПРОДОЛЖЕНИЕ ДИСКУССИИ

РАННЕЕ НОВОЕ ВРЕМЯ

И "ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ" В ШЕСТИ ТОМАХ: РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД СТРАНИЦАМИ ТРЕТЬЕГО ТОМА1 (Материалы круглого стола, состоявшегося в Институте всеобщей истории РАН 11-12 декабря 2013 г.)2

П.Ю. Уваров (ИВИ РАН): Третий том «Всемирной истории» не выстраивался под какую-то стройную теорию, которой просто и нет, во всяком случае, в современной отечественной историографии. Том делали люди, имеющие разные представления об истории, и он оказался своеобразной «точкой сбора» нескольких концепций.

Нужна ли «Всемирная история», или, если точнее, - нужна ли вообще некая усредненная «общая точка зрения» в эпоху многообразия информационных ресурсов, распада больших историографических школ и торжества индивидуальных исследовательских стратегий, что резюмируется формулой «всяк сам себе историк»? Наконец, почему бы не перевести какое-нибудь зарубежное аналогичное издание, например «Кембриджскую средневековую историю»? На это существует несколько ответов.

Во-первых, собственная, национальная «Всемирная история» требуется для позиционирования своей страны в мире. Вспомним классический пример Франции эпохи Третьей республики. Самый влиятельный историк - Габриель Моно - нашел удобный ключ к совмещению патриотизма и универсализма: «быть настоящим французом - значит быть другом всего человечества». Один из главных ваятелей национального исторического сознания -

1 Всемирная история. М., 2012. Т. 3: Мир в Раннее Новое время / под ред. В.А. Ведюшкина и М.А. Юсима.

2 Стенограмма публикуется с сокращениями.

Э. Лависс, - создав единый школьный учебник по истории («Малый Лависс») и организовав научное издание многотомной «Истории» («Большой Лависс»), этим не ограничился, а вместе с А. Рам-бо издал «Всемирную историю» и отдельно - «Историю XIX века». Аналогичные процессы шли в Германии и ряде других стран. Конечно, это имело свою оборотную сторону: хорошо организованное историческое сознание не хуже воинской дисциплины держало солдат в окопах Первой мировой, унесшей миллионы жизней. Поэтому Поль Валери после войны назвал историю «самым опасным продуктом химии человеческого мозга», а многие до сих пор утверждают, что «единые» национальные концепции истории - никчемный проект позапрошлого века. Однако, если бы Поль Валери посмотрел на карту, он увидел бы, что империи, лишенные хорошо выстроенного общего исторического сознания, - распались, и их распад сопровождался дополнительными страданиями. И сегодня заказ на конструирование национального исторического сознания велик как никогда, а определение места своей страны в мировой истории является важной частью этой конструкции.

Во-вторых, помимо традиционных функций «нациестрои-тельства», интерес к истории всего человечества является вполне ожидаемым ответом на вызовы глобализации. Сколько ни говорили о «гибели больших нарративов», о торжестве «истории в осколках», в современных условиях велика притягательность «взаимосвязанной истории» (connected history). Не случайно в программах и прошедшего Международного конгресса исторических наук в Амстердаме (2010), и грядущего МКИН в Китае глобальной истории уделено поистине королевское место: в гло-бализующемся мире логично иметь соответствующую историю и знать, что происходило на Цейлоне в то время, когда открывали пролив Дрейка.

В-третьих, такая работа нужна и для выживания нашего собственного профессионального сообщества. Сейчас мы существуем в условиях утраты единого образовательного пространства, единое понятийное поле рассыпалось. Нет общепринятых определений основных понятий, которыми мы привыкли пользоваться (государство, социальная структура, феодализм, абсолютизм, меркантилизм и т.д.). При работе над «Всемиркой» люди были вынуждены как-то договариваться между собой и узнавать о том, что творится в сопредельных областях (о трудной судьбе базового понятия политантропологов - «вождество», chiefdom, - мне уже доводилось писать). Это вынужденное сотрудничество уже принесло свои плоды.

И, наконец, еще один сакраментальный вопрос - зачем собираться, когда уже все издали? Помимо общей пользы от обмена мнениями, есть еще и вполне практическое соображение. Ведутся переговоры о новом издании бумажной версии (нынешний тираж очень мал). Ходят слухи о создании портала «Всемирной истории», где будет форум. Возможно также издание некоего дайджеста нашей Всемирки на английском языке. Так что улучшения возможны. И, наконец, если мы опубликуем материалы данного обсуждения, то высказанные здесь замечания точно не пропадут всуе.

М.А. Юсим (ИВИ РАН): Когда готовилась эта конференция, возникал вопрос о смысле таких обсуждений. Книги пишут, чтобы их читали. Жизнь книги продолжается до последнего читателя, поэтому книги надо обсуждать. В ходе подготовки были обсуждения, но когда книга вышла, как раз можно ее осуждать и критиковать. Мы ждем не столько похвал, сколько аргументированной критики.

Это первый опыт круглого стола, и жаль, что не обсудили второй том. Недавно Павел Юрьевич Уваров выступал на заседании Отделения (историко-филологических наук РАН. - Примеч. ред.) с докладом по второму тому «Всемирной истории». Возникает такая проблема, как индивидуальное и коллективное авторство. У нас в томе не только много авторов, но и много редакторов. Мы стремились придерживаться деления по векам и прослеживать параллели по разным регионам (что в них происходило одновременно).

Павел Юрьевич сейчас изложил принципы «Мир-системного подхода», употребляя слово «мы», но это не совсем точно. В авторском коллективе третьего тома этого подхода придерживаются не все. То, что могут быть противоречия и разные концепции, - это знамение времени и, наверное, допустимо, в отличие от предыдущей «Всемирной истории», где была одна концепция. Сегодня есть разные трактовки феодализма - дискуссионно сть сохраняется. Наличие нескольких редакторов сказалось в том факте, что том многослоен. Главы П.Ю. Уварова обрамляют том и составляют как бы том в томе - обзор того, что было накануне. Если чуть расширить, они заменили бы весь том, но это была бы отдельная авторская работа. Эти главы очень интересны, привлекают оригинальностью концепции. Но вот идея о «роскоши феодализма» у меня вызывает много вопросов. Такая внутренняя противоречивость присутствует, она может быть допустима. Например, в главе об Испании говорится, что король рассматривал Испанию

как источник для финансирования политики в Нидерландах. В главе по Нидерландам написано наоборот - Нидерланды рассматривались как источник доходов для Испании. Это яркий пример, показывающий, что многое зависит от точки зрения, ведь и то, и другое в известной степени справедливо.

Секция 1 НАУКА И ОБЩЕСТВО

Предлагаемые к рассмотрению вопросы: Жанр научных и популярных изданий, их аудитория и доступность. Наличие единой концепции или множественность точек зрения, мера традиционности и новизны. Российская специфика.

М.А. Юсим: Я хотел бы вернуться к вопросу о взаимоотношениях книги и аудитории, и шире - к взаимодействию исторической науки и общества. История востребована и обществом, и властями. Одни хотят раскрыть тайны истории, другие хотят, чтобы она воспитывала и внушала правильные идеи. Но хитрость истории в том, что ее можно без конца переписывать. Сейчас идет речь о единой концепции, едином учебнике и о том, насколько издания типа нашего могут внести вклад в это дело. Понятно, что идут поиски единомыслия, но есть объективная сторона этого процесса. Подобная единая концепция истории уже есть - это Википедия как воплощение постоянно обновляющегося коллективного знания. Мы обращаемся к компьютерным технологиям, от этого сложно уйти, в смысле оперативности и всеохватности нам сложно конкурировать с такими вещами. Чем академические научные издания могут выделиться? Это научность, определенные принципы и традиции, вырабатываемые веками: на их основе можно предлагать оригинальные идеи, каких в Википедии нет (там господствует фактография). У нас допустима определенная субъективность, основанная на традиционной культурно-исторической базе.

Есть источниковеды и есть проблемщики, которые в крайних своих проявлениях ненавидят друг друга. Наше обсуждение может способствовать примирению. Мы будем думать о том, насколько подобные нашему издания могут выполнить функцию науки в современном обществе.

Э.С. Львова (МГУ, ИСАА): Так как я профессор высшего учебного заведения - ИСАА МГУ, - то буду говорить как преподаватель. На мой взгляд, это очень своевременное издание, как

для преподавателей, так и для студентов, хотя этим последним будет сложновато осилить такой объем. Важно, что вся всемирная история объединена под одной обложкой. Обычно история отдельных регионов и разных эпох читается раздельно и общее представление об историческом процессе не складывается. Примером этому, как показывает наш опыт преподавания в ИСАА и на историческом факультете МГУ, могут служить ответы на экзаменах. Студенты-историки, прекрасно отвечающие на вопросы о Крестовых походах, битве при Пуатье и т.п. на экзаменах по истории Европы, не могут о них вспомнить, сдавая через несколько дней историю Востока. В этом издании, что чрезвычайно важно, можно увидеть единую картину развития всего мира в Средневековье (особенно отрадно, что есть материал по таким регионам, как Восточная Европа, Скандинавия, Африка, Америка, который, как правило, «не умещается» в обычные учебники). В нашем Институте стран Азии и Африки есть опыт чтения общего курса всемирной истории для экономистов, политологов и филологов. Издание «Всемирной истории» для них особенно важно.

Еще одна читательская аудитория - будущие специалисты, занимающиеся современными проблемами (международники, правоведы, журналисты и т.п.). Ведь многие из этих проблем остаются неясными, если не знаешь истории предыдущих периодов. Так, в ХХ в. были территориальные претензии у Марокко к Мавритании, а причина кроется в том, что в Х1-Х11 вв. эти земли входили в одно государство. В последние годы ХХ в. произошел чудовищный геноцид в Руанде: столкновение тутси и х

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»