научная статья по теме РЕЧИ ДИМИТРИЯ ХАЛКОКОНДИЛА О ЗНАЧЕНИИ ГРЕЧЕСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ (ИЗ ИСТОРИИ ГРЕЧЕСКИХ ШТУДИЙ В РЕНЕССАНСНОЙ ИТАЛИИ XV ВЕКА) История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «РЕЧИ ДИМИТРИЯ ХАЛКОКОНДИЛА О ЗНАЧЕНИИ ГРЕЧЕСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ (ИЗ ИСТОРИИ ГРЕЧЕСКИХ ШТУДИЙ В РЕНЕССАНСНОЙ ИТАЛИИ XV ВЕКА)»

УДК 94(495+450)«14»::Димитрий Халкокондил

П.А. Рязанов

РЕЧИ ДИМИТРИЯ ХАЛКОКОНДИЛА О ЗНАЧЕНИИ ГРЕЧЕСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ (ИЗ ИСТОРИИ ГРЕЧЕСКИХ ШТУДИЙ В РЕНЕССАНСНОЙ ИТАЛИИ XV ВЕКА)

В настоящей работе предлагается перевод двух речей известного византийского ученого XV в. Димитрия Халкокондила, которые были произнесены перед студентами и докторами Падуанского университета в 1463 и 1464 гг. Речи представляют собой одну из первых, дошедших до нас развернутых аргументаций, доказывающих полезность греческих штудий для ренессансных умов. Основная мысль Халкокондила сводилась к тому, что истоки латинской словесности следует искать в греческой и только прочный союз между ними является условием всестороннего и полного образования.

Ключевые слова: Димитрий Халкокондил, итальянский гуманизм, византийские ученые, греческие штудии, греческая словесность, Падуанский университет.

В период кватроченто Италия переживала подъем интереса к греческой словесности и возрождение ее преподавания после многовекового забвения. Однако исследование этого любопытного феномена сопряжено с рядом трудностей, поскольку исторические источники содержат достаточно скупую и фрагментарную информацию об организации учебного процесса, методах обучения греческому языку, манере изложения материала и отборе учебных текстов. В силу этого особую ценность приобретают торжественные речи к курсам греческой словесности, принадлежащие эллинистам XV-XVI вв. В их числе две латинские речи афинянина Димитрия Халкокондила.

Византийский эмигрант Димитрий Халкокондил (1423-1511) известен, прежде всего, благодаря своей продолжительной (свыше сорока лет) преподавательской деятельности в трех крупных гуманистической центрах Италии - Падуе, Флоренции и Милане. Он выступил в качестве редактора первоизданий Гомера, Исокра-та и византийского лексикона «Суда», а также составил греческую грамматику (Erotemata, згуе 1пвйШйопев grammaticae, 1493), единственное сохранившееся произведение ученого.

Первой важной вехой в его карьере стало получение должности профессора греческой словесности в Падуанском университете. В 1463 и 1464 гг. Халкокондил произнес две вступитель-

ные речи, в которых изложил свой взгляд на значение греческого языка и литературы для подлинно гуманистической образованности. Обе речи были переписаны в начале занятий его студентом Хартманом Шеделем (1440-1514) из Нюрнберга по рукописи (de manu) учителя, как следует из преамбулы и заключительного слова самого писца. После обучения в Лейпцигском университете Шедель прибыл в Падую для получения медицинского образования. Параллельно он стал посещать занятия византийского учителя, будучи одним из первых немецких гуманистов, которые решили освоить греческую словесность. Свое введение и заключение к текстам речей Шедель, разумеется, добавил позднее, когда уже получил в Падуе степень «доктора искусств и медицины».

Главный акцент падуанских речей Халкокондила сделан на пользе изучения греческого языка и литературы в контексте studia humanitatis. В основу была положена нравоучительная сентенция, которая, в частности, содержится у ритора Афтония: «Исократ говорил детям, что корень [учения] горек, а плоды - сладки»1. В своих речах Халкокондил несколько раз подводил слушателей к этой мысли, хотя нигде не воспроизвел ее полностью и буквально2. Надо сказать, что тезис о пользе эллинской словесности уже становился темой отдельной лекции (Oratio de Litteris Graecis), которую в 1446 г. прочитал Феодор Газа, преподававший тогда в Феррарском университете3. В период их общения в Риме или позднее Халкокондил имел возможность познакомиться с доводами

1 Rhetores Graeci / Ed. Ch. Walz. Stuttgart, 1832. Vol. I. P. 63. 14-15.

2 Geanakoplos D.J. Interaction of the «Sibling» Byzantine and Western Cultures in the Middle Ages and Italian Renaissance (330-1600). New Haven; L., 1976: «quin studia litterarum grecarum plurimum fructus latinis in omni genere doctrine afferant» (P. 298.2-3); «nisi magnum fructum inde posse, capere sese existimassent» (P. 299.1-2); «ex hiis studiis fructum aliquis capere posset» (P. 299.9); «quantum etiam succi et fructum in hac philosophia copiose ex aliis voluminibus grecis capere{..) possent» (P. 299.13-17); «velitis cunctis viribus his incumbere litteris fructumque ex his iocundum animum alentem consequi» (P. 299.25-27); «propter spem fructus et utilitatis ex hiis habende nullum laborem (...) vitare debetis» (P. 299.34-36); «quantum fructus hec littere afferant» (P. 300.22); «nec solum hunc fructum ex litteris grecis consequi posse» (P. 302.16-17); «quantum fructum (...) haurire possent» (p. 302. 22-24); «fructum in omnibus scientiis non mediocrem afferre possint» (302.40-41). См. также: ПоповиЬ Д. naiSeia и наслеге хеленске културе у Инаугурационоj беседи Димитрща Халкондила // Зборник радова Ви-зантолошког института. 2008. Т. XLV. С. 308-309.

3 Mohler L. Kardinal Bessarion als Theologe, Humanist und Staatsmann. Padeborn, 1942. Bd. III. S. 253-259; Рязанов П.А. Византийский ученый Феодор Газа и его речь о пользе изучения греческой словесности // Средние века. 2012. Вып. 73 (3-4). С. 198-231.

своего друга и наставника, тем более что некоторые из них совпадали с его собственными аргументами.

Прежде всего, Халкокондил отметил, что, по общему мнению, греческий гений создал и усовершенствовал практически все науки и искусства, сами названия которых были даны на греческом языке. Когда римляне перенесли на латинскую почву свободные искусства и, следуя за их создателями, стали предаваться ученым занятиям, то превзошли остальные народы во всяком виде знания и военном деле. Но греки, утверждает Халкокондил, не достигли бы в пору своего благоденствия вершины учености, не овладей они в совершенстве своей словесностью, которая становится, таким образом, ключом к постижению научного знания. Ибо в ней «заложены, рассмотрены и тщательно истолкованы основы и начала всех наук» - не только грамматики, поэтики, ораторского искусства, но также истории, логики, математики, медицины, астрологии, естественной философии и, наконец, богословия. Круг дисциплин, которые приводит Халкокондил, в целом соответствует византийской системе общего образования (энкиклиос педиа), за исключением медицины, дважды упомянутой в первой речи. Отсылка к врачебному искусству была не случайна, так как его преподавание велось на факультете искусств (ишуег8^а8 АГ^агит) Падуанского студиума. В то же время среди наук, перечисленных Халкокондилом, мы видим и другие дисциплины из учебного плана падуанского факультета искусств - грамматику, риторику и диалектику (логику), математику и медицинскую астрологию, философию натуральную и философию моральную4.

Изучение греческой грамматики, продолжает Халкокондил, дает полное понимание латинской, которая не только тесно связана с греческой, но и зависит от нее (ёерепёеге videtur). Римская поэзия и проза восходят к тому же эллинскому корню, о чем свидетельствуют созданные римлянами поэтические произведения, исторические труды и речи. Они наполнены греческими сентенциями и словами и говорят о глубоком знании разработанной эллинами теории речевого искусства. Чтобы усилить воздействие на гуманистические умы, Халкокондил настойчиво призывает студентов следовать примерам римлян, которые должны были вдохновлять далеких потомков на тяжелый, но благородный труд. Ибо

4 Bottaro F. Studium Paduanum e Ducale Dominium nel lungo Quattrocento. Padova, 2010; Grendler P.F. The Universities of the Italian Renaissance. Baltimore; L., 2002. P. 21-31.

многие из них, пишет он дальше, наряду с латинской освоили еще и греческую словесность, причем настолько хорошо, что неясно, какую они знали лучше. Среди известных мужей древности, смело черпавших из источника эллинского красноречия, он называет Цицерона, Брута, Фаворина и цитирует назидательные стихи Горация.

Из первой речи следует, что Халкокондил делал упор на изучение основ грамматики, поэзии и риторики, а Шедель подкрепляет это свидетельством о разъяснении их учителем греческого языка с помощью грамматического учебника «Его1еша1а» и стихов Гесиода. Поэзия, особенно эпическая, имела важное воспитательное значение, поскольку приобщала молодежь к нравственным и героическим идеалам, тогда как красноречие позволяло найти этим идеалам практическое применение. Халкокондил был не первым5 (но скорее, одним из первых), кто привлек внимание западных студентов к Гесиоду, в то время очень слабо известному латинянам. Еще раньше греческий фрагмент из поэмы «Труды и дни» (который мы также встречаем у Халкокондила) привел в упомянутой выше лекции Феодор Газа6, хотя неясно, разбирал ли он на своих занятиях в Ферраре поэзию Гесиода, как это сделал его бывший ученик в Падуе. Практическая польза от изучения греческой словесности, по мнению Халкокондила, состояла в том, что она не только помогала проникнуть в тонкости латинского языка, но и способствовала стилистическому украшению речи (огпашепШш огайошз).

Дополнительные сведения о его грамматическом курсе можно почерпнуть из рукописи, выполненной ученым в начале падуан-ских занятий. Она содержит сокращенный вариант грамматики Гварино Веронезе («Его1еша1а Guarini»), составленной на основе учебника Хрисолора. Из рукописи видно, что Халкокондил попытался создать более удобное и простое руководство для начинающих обучение, сокращая, объединяя и изменяя различные версии «Его1еша1а». За грамматикой следует антология текстов, подтверждающих, что руководство было предназначено для преподавания языка на начальном уровне: это Эзоп, «Батрахомио-махия» и изложение догмата «О Св. Духе» Феодорита, епископа Кирского. Кроме того, рукопись включает список парадигм неправильных глаголов, список количественных числительных и

5 Cp.: Geanakoplos D.J. The Career of the Byzantine Humanist Demetrius Chalcondyles at Padua, Florence, and Milan // Idem. Interaction. P. 242; 250.

6 Möhler L. Kardinal Bessarion. S. 258.

анонимный компендиум <Ше verborum аГГесйошЬш»7. Таким образом, ученый, который, по словам Шеделя, разъяснил студентам «Erotemata», опирался, прежде всего

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»