научная статья по теме Регламентация и реализация профессионального права адвоката-защитника на соблюдение особого порядка уголовного преследования Государство и право. Юридические науки

Текст научной статьи на тему «Регламентация и реализация профессионального права адвоката-защитника на соблюдение особого порядка уголовного преследования»

ШтЩтШ

Рагулин А.В.

РЕГЛАМЕНТАЦИЯ И РЕАЛИЗАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛьНОГО ПРАВА АДВОКАТА-ЗАЩИТНИКА НА СОБЛЮДЕНИЕ ОСОБОГО ПОРЯДКА УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

В статье рассмотрены вопросы правовой регламентации и практической реализации профессионального права адвоката-защитника на соблюдение особого порядка уголовного преследования.

ключевые слова: права адвоката-защитника, уголовное преследование, особый порядок производства по уголовным делам.

Ragulin A.V.

REGULATION AND IMPLEMENTATION OF THE PROFESSIONAL RIGHT OF A DEFENCE ATTORNEY TO HAVE SPECIAL CONDITIONS FOR PROSECUTION COMPLIED WITH

The article deals with questions of a legal regulation and practical realization of the professional right of the defense attorney on observance of a special order of criminal prosecution.

Keywords: defense attorney rights, criminal prosecution, special order of criminal prosecution.

Рагулин А.В.

Согласно положениям ч. 5 ст. 18 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее - ФЗ «Об адвокатуре») уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством. Учитывая, что данные гарантии предусмотрены в ст.ст. 447-451 гл. 52 УПК РФ, к профессиональным правам адвоката-защитника относится право требовать соблюдения особого процессуального порядка уголовного преследования в отношении адвоката. На основании п.8 ч.1 ст. 447 УПК РФ адвокаты относятся к лицам, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, который, исходя из содержания ч.2 ст. 447 УПК РФ, состоит в том, что главой 52 УПК РФ в отношении адвоката и иных лиц, предусмотренных ч.1 ст. 447 УПК РФ, устанавливаются некоторые особенности, а в остальном производство осуществляется в соответствии с иными положениями УПК РФ.

Согласно п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката, либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается руководителем Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации. Каких-либо особенностей, не позволяющих производить задержание адвоката, в отличие от судьи федерального суда, мирового судьи, прокурора, и ряда иных лиц в ст. 449 УПК РФ не содержится.

Согласно ч.1 ст. 450 УПК РФ после возбуждения уголовного дела либо привлечения лица в качестве обвиняемого в порядке, установленном ст. 448 УПК РФ, следственные и иные процессуальные действия в отношении такого лица производятся в общем порядке с изъятиями, установленными ст. 449 и 450 УПК РФ. В ч. 5 ст. 450 УПК РФ отмечается, что следственные и иные процессуальные действия, осуществляемые в соответствии с УПК РФ не иначе как на основании судебного решения, в отношении лица, указанного в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, если уголовное дело в отношении его не было возбуждено или такое лицо не было привлечено в качестве обвиняемого, производятся с согласия суда, указанного в ч.1 ст. 448 УПК РФ, однако применительно к адвокатам этот порядок, исходя из

ст. 448 УПК РФ не должен применяться, поскольку в ныне действующей редакции УПК РФ не указано на суд как на орган, правомочный санкционировать уголовное преследование адвоката. Однако, поскольку на основании ст. ч. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатуре» проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе, в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения, полагаем, что судебное решение судьи федерального суда по месту производства предварительного расследования для осуществления соответствующих мероприятий и действий необходимо.

По этому поводу в юридической литературе отмечается, что ст. 447 УПК РФ по - прежнему причисляет защитников к категории лиц с особым статусом, в отношении которых должен применяться и особый порядок производства по уголовным делам, а в обновленной редакции ст. 448 УПК РФ этого статуса они лишились1. Тем не менее, на сегодняшний момент основной особенностью уголовного преследования в отношении адвоката является обусловленный ст. 448 УПК РФ порядок возбуждения уголовного дела в отношении него и порядок привлечения его в качестве обвиняемого руководителем Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации. Представляется, что в этом случае руководитель Следственного комитета по субъекту Российской Федерации должен лично принимать к производству уголовное дело и расследовать его в соответствии с ч.2 ст. 39 УПК РФ. Кроме того, в соответствии с положениями ч. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатуре» адвокат-защитник вправе требовать запрещения проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении него, кроме случаев наличия судебного решения по этому поводу.

Хотя при всем этом нельзя не согласиться с Ю.С. Пили-пенко, который отмечает, что иммунитет, ограждающий адвоката от производства следственных действий в их обычном порядке, представляет собой декларацию, не дающую ему почти никаких преимуществ по сравнению с другими гражданами.

1 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / под общ. ред. В. М. Лебедева. М., 2009.

Евразийский юридический журнал

№ 1 (56) 2013

Единственное, что не вправе делать следователь, так это игнорировать необходимость соответствующего судебного решения «в случаях, не терпящих отлагательства» (ч. 5 ст. 165 УПК РФ), когда допускается получение судебной санкции «задним числом»2. На противоречивость, имеющуюся при применении рассматриваемых здесь положений УПК РФ и ФЗ «Об адвокатуре» на практике указывают и другие исследователи.3 Следует согласиться и с Президентом ФПА РФ Е.В. Семеняко в том, что существующий в настоящее время порядок уголовного преследования в отношении адвоката вовсе не ограждает защитников от ведомственного произвола, поскольку руководство в большинстве ситуаций, как правило, солидаризуется со своими подчиненными4. Аналогичную точку зрения высказал и Депутат Государственной думы РФ предыдущего созыва В. Груздев5.

Говоря о содержании и значении гл. 52 УПК РФ Л.М. Володина отмечает, что «нельзя не признать, что обеспечение профессиональной неприкосновенности высших должностных лиц государства, судей, депутатов парламента - реальная необходимость, но, к сожалению, приходится констатировать, что в России эта привилегия распространяется на все более широкий круг субъектов и перерастает в непробиваемую корпоративную непогрешимость»6. Несмотря на это, вряд ли следует согласиться с позицией тех авторов, которые, не приводя никаких разумных оснований и обоснованных доводов, предлагают исключить адвоката из числа лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам7, и тем более тех исследователей, которые предлагают целиком исключить из текста УПК РФ гл. 52, причем приводящих в обоснование своих идей популистские лозунги отдельных сотрудников правоохранительных органов, и не учитывающих всего комплекса правовых норм в соответствующей сфере8.

Позиция тех исследователей, которые заявляют что «все лица, перечисленные в ст. 447 УПК РФ, либо действуют от лица общества и государства, либо связаны с правоохранительной деятельностью, являются представителями государственной власти и контролируют исполнение действующего законодательства, а адвокат выступает в частном порядке, его деятельность почти всегда оплачивается заинтересованным лицом, защищающим исключительно свои интересы, в связи с чем следует исключить из УПК особый порядок его уголовного преследования», коренным образом противоречит Законодательству об адвокатской деятельности и адвокатуре и

2 Пилипенко Ю. С. Адвокатская тайна: Законодательный, этический, правоприменительный аспекты. - М.: «Информ - Право», 2009. - С. 251.

3 См.: Хоменя А.В. К вопросу об основных направлениях развития российской адвокатуры // Законодательство и экономика. 2007. № 1. - С. 22-27; Мамаев И.Н. Особенности производства уголовных дел в отношении прокурора, следователя и адвоката // Обеспечение законности в российском уголовном судопроизводстве: Материалы Международной научно-практической конференции. Саранск: Мордовское книжное издательство, 2006. - С. 258; Фадеева Е.И. Производство по уголовным делам в отношении адвокатов // Адвокат. 2008. № 5.

4 См.: Российская газета Центральный выпуск №4928 (104) от 10 июня 2009 г.

5 http://www.gruzdev.ru/activity/press/press_158.html

6 Володина Л.М. Обеспечение конституционных прав в уголовном процессе // Конституция России 10 лет: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Тюмень, 2003. - С. 256.

7 См.: Добровлянина О.В. Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010. - С. 7.

8 См.: Корнеева О.А. О неравенстве граждан-чиновников перед зако-

ном и судом // Общество и право, 2010 № 3(30). - С. 213-215.

всем научно-теоретическим выводам, сформулированным в российской юридической науке9.

Очевидно, что правовая позиция, занятая адвокатом по конкретному делу, либо его конкретные правомерные действия (ходатайства, жалобы), направленные на защиту законных интересов доверителя, либо даже сам факт участия адвоката в защите интересов конкретного лица, по тем или иным причинам не угодного лицам, имеющим в своих руках полномочия и (или) иные ресурсы для осуществления уголовного преследования, могут послужить основанием для применения в отношении адвоката мер неправомерного воздействия посредством его привлечения к уголовной или административной ответственности. Это подтверждают как опрошенные лица (45 % из 500 опрошенных адвокатов), так и научно обоснованные данные о существовании в России системы так называемых «заказных уголовных дел»10.

Следует также отметить, что наиболее жесткой (и жестокой) формой открытого противоправного воздействия на адвокатов является необосн

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Государство и право. Юридические науки»