научная статья по теме РЕЦЕНЗИЯ НА МОНОГРАФИЮ ЙЕНСА ПЕТТЕРА НИЛЬСЕНА «СМЕРТЬ РЕШАЕТ ВСЕ: НОВЫЙ СМЫСЛ СТАЛИНСКОГО ТЕРРОРА» (ОСЛО, 2012. 379 С.) (JENS PETTER NIELSEN. DODEN LOSER ALT: NYE PERSPEKTIVER Pà STALINS TERROR. OSLO: SCANDINAVIAN ACADEMIC PRESS. 2012. 379 S.) История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «РЕЦЕНЗИЯ НА МОНОГРАФИЮ ЙЕНСА ПЕТТЕРА НИЛЬСЕНА «СМЕРТЬ РЕШАЕТ ВСЕ: НОВЫЙ СМЫСЛ СТАЛИНСКОГО ТЕРРОРА» (ОСЛО, 2012. 379 С.) (JENS PETTER NIELSEN. DODEN LOSER ALT: NYE PERSPEKTIVER Pà STALINS TERROR. OSLO: SCANDINAVIAN ACADEMIC PRESS. 2012. 379 S.)»

РЕЦЕНЗИИ НАУЧНЫХ ИЗДАНИЙ

АЛЕКСАНДР КАН

профессор Упсальского университета, член Норвежской Академии наук (Стокгольм, Швеция) Тел.: (812) 534-28-28; Е-mail: aleksander.kan@hist.uu.se

Автор рецензии подчеркивает, что споры о личности Сталина до сих пор не утихают как в России, так и за рубежом. В этом он видит главную причину того, чтобы книги, подобные рецензируемой, переводились на русский язык, становились поводом для научного обсуждения.

Ключевые слова: Сталин, террор, Йенс Петтер Нильсен, сталинизм, норвежские историки.

РЕЦЕНЗИЯ НА МОНОГРАФИЮ ЙЕНСА ПЕТТЕРА НИЛЬСЕНА «СМЕРТЬ РЕШАЕТ ВСЕ: НОВЫЙ СМЫСЛ СТАЛИНСКОГО ТЕРРОРА» (Осло, 2012. 379 с.) (Jens Petter Nielsen. Doden loser alt: nye perspektiver pa Stalins terror. Oslo: Scandinavian Academic Press. 2012. 379 s.)

Норвежская монография «Смерть решает все: новый смысл сталинского террора» Йенса Петтера Нильсена, историка, профессора Арктического университета Норвегии (город Тромсе), выпущена Скандинавским академическим издательством и очень заинтересовала норвежцев и шведов. В предисловии к книге автор пишет, что мы «слишком много» знаем об этом сегодня, поэтому неплохо было бы иметь «путеводитель» по этому трудному ландшафту. С выходом книги задача выполнена.

Террор был важнейшей частью внутренней политики Сталина в разные периоды его правления. Террор довоенного, военного и послевоенного периодов - три отдельных этапа советской истории. Из этих трех этапов - довоенный, так называемый Большой террор (1936-1941) был самым кровавым. Само понятие «Большой террор» было введено в оборот английским историком Робертом Конквестом как параллель к понятию «большой (якобинский) террор» во времена Великой французской революции (1793-1794). Книга Й.П. Нильсена в основном и посвящена Большому террору. Она базируется на новых источниках из российских архивов, ставших доступными историкам после перестройки и распада Советского Союза, а также на новейшей литературе по данной теме, вышедшей в разных странах. Что мы знаем сегодня, чего не знали раньше о «Большом терроре»? Книга «Смерть решает все», написанная знатоком истории России, дает скандинавским читателям общее представление об этом драматическом периоде советской истории.

Автор этих строк 12-летним школьником, летом 1937 г., был с родителями в Москве на Новинском бульваре в гостях у героя Гражданской войны Яна Васильевича Полу-яна, мужа гимназической подруги моей матери. Конечно, я в то время не заметил, что Полуян ждал неотвратимого ареста и вероятного расстрела. В большинстве старых большевиков Сталин видел в тот период своих тайных врагов. Гитлер, стоявший у власти в Германии с 30 января 1933 г., расправился с преданным ему командиром штурмовиков Ремом («ночь длинных ножей» в июне 1934 г.). В сталинском СССР были проведены «демократические реформы»: в декабре 1936 г. была принята новая конституция, которая объявила социализм построенным, отношения между двумя «господствующими классами» - рабочими и колхозным крестьянством больше не считались антагонистическими. Дискриминация «бывших людей» (офицеры, полицейские, священники и др.) прекратилась. Новая «демократическая» конституция развязала Сталину руки для Большого террора, начавшегося с убийства Кирова еще в декабре 1934 г. Первый московский процесс 1936 г. завершился расстрелом Зиновьева, Каменева и прочих главных обвиняемых. Второй открытый процесс начала 1937 г. Пятакова, Радека и Сокольникова имел примерно те же последствия. В июне 1937 г. состоялся закрытый суд над группой высших военачальников во главе с Тухачевским. Последний открытый процесс весной 1938 г. завершился расстрелом Бухарина и Рыкова. Боль-

шевистская партия продолжала верно служить Сталину, и послушное ему Политбюро регулярно собиралось. На исходе 1937 г. Большой террор стал ослабевать и в 1938 г. сменился обычным сталинским террором.

Книга Нильсена состоит из 17 глав и открывается обзором новых источников и новой исследовательской литературы вопроса. Автор объясняет, каким образом Сталин выиграл борьбу за власть после смерти Ленина. Сталинский террор он сравнивает с гитлеровским террором в Германии, но прежде всего показывает их различия. Каковы были особенности террора в Советском Союзе по сравнению с нацистским? Автор выдвигает тезис, что формально демократическое построение советского общества («тоталитарная демократия») парадоксальным образом усилило потребность в чистках как в партии, так и в госаппарате. Какова же была роль Сталина в этой драме и какова была цель «московских» процессов?

На Западе симпатии часто оказывались на стороне Сталина. Истребление старого руководящего состава большевистской партии истолковывалось как отход Сталина от коммунизма. Реакция на эти действия Сталина в Норвегии усугублялась влиянием Льва Троцкого, который там жил в 1935-1936 гг.

Сталинский террор имел место и в Норвегии: кровавая операция НКВД в норвежском консульстве в Архангельске в 1937-1938 гг. и чистка на Кольском полуострове среди норвежцев и лапландцев, осевших в предреволюционной России. Чистки затронули и русские шахтерские поселения на Шпицбергене. В своей книге Нильсен делает упор на реакцию в норвежской прессе и в политических кругах страны на эти чистки. Он останавливается также на обвинениях, выдвигавшихся против жертв Сталина в советской прессе. Мнение Артура Кестлера о том, что жертвы сталинских репрессий хотели оказать Сталину «последнюю услугу», опиралось на тюремные письма Бухарина Сталину из тюрьмы. Рецензируемая книга обсуждает также точку зрения «традиционалистов» и «ревизионистов» по отношению к сталинскому террору: был ли он результатом продуманного плана или же возник стихийно под давлением обстоятельств. Ближайшие соратники Сталина, его «кардиналы», их участие в терроре тоже нашли свое место в изложении: они поддерживали Сталина ради спасения собственной жизни .

Какова была подлинная цель сталинского террора? Изложение завершается новым взглядом на теорию «пятой колонны», иначе говоря, тезисом о том, что Сталин нуждался в терроре для расправы с потенциальной «пятой колонной» для подготовки новой войны. Книга завершается описанием реакции советских и постсоветских руководителей страны на сталинские репрессии - вплоть до Путина и Медведева. Этот вопрос представляет особую трудность для них в связи с ролью Сталина во время Второй мировой войны .

Таким образом, Сталин и сталинизм по-прежнему остаются центральной проблемой всей советской истории. Йенс Петтер Нильсен блестяще справился с поставленной перед собой задачей. Недаром он с его «ленинской»

А.А. Чернобаев

145

бородкой не только слывет, но и и является в самом деле лучшим знатоком истории России среди своих норвежских коллег, и рецензируемая книга лишь подтверждает это.

После Первой мировой войны, поражения Германии и ее национального унижения Гитлер возмечтал в годы Веймарской республики воссоздать великую Германию в составе всей Восточной Европы и большей части СССР. Большевики же полагались на героические страницы русской национальной истории. Бухарин, диктуя своей последней жене А. Лариной прощальное письмо Сталину, выражал уверенность, что фильтр истории рано или поздно смоет грязь с его головы. В историю верил и Сталин: просматривая вслед за Молотовым и Ежовым очередной список людей, подлежавших расстрелу, он однажды заметил: «Через десять или двадцать лет никто не вспомнит этих негодяев», и Молотов тут же поддержал Сталина (с. 88). Сталин, кстати, предсказывал в разговоре с Коллонтай и кучу грязи на своей могиле; ветер истории, однако, по его убеждению, смыл бы и эту грязь (с. 289).

Нильсен приводит новейшую статистику сталинского террора: 2-3 млн умерших в течение 1930-х гг., из которых 1 млн казненных, остальные умерли в заключении от болезней и голода.

В книге «Все было не совсем так» Даниил Гранин справедливо заметил, что «Сталин остается главным душегубом человечества. Конкурентов вроде не видно». Вместе с тем директор Института всеобщей истории А.О. Чубарьян, вырабатывая новые стандарты, по которым будет писаться единый школьный учебник истории России, на вопрос, почему Сталин проводил репрессии, ответил: «Он ставил своей целью ликвидацию потенциальной пятой колонны в условиях нарастающей военной опасности», что по сути означает: Сталин уничтожал врагов, спасая страну. (Из «Особого мнения» на «Эхе Москвы» главного редактора «Новой газеты» Д. Муратова 9 июля 2013 г.)

Исходя из того факта, что споры о роли Сталина в истории по-прежнему актуальны в научных дискуссиях, в средствах массовой информации, в дружеских застольях, нередко в результате этой темы заканчивающихся размолвкой друзей, писать книги, подобные «Смерть решает все», необходимо и за границей, и в России - пока не исчезнет последний сталинист. Иностранные книги желательно переводить на русский язык - прекрасный язык, на котором палач по имени Сталин прямо или косвенно отдавал свои приказы убивать своих противников, соперников и ни в чем не повинных людей.

АНАТОЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ЧЕРНОБАЕВ

доктор исторических наук, профессор Российской академии народного хозяйства и государственного

строительства, главный редактор журнала «Исторический архив» (Москва) Тел.: (499) 132-56-80; Е-mail: aa-istorik@yandex.ru

В рецензии отмечается, что идеологическое давление на историков в период творчества О.М. Медушевской повлияло на рост профессионализма ученого. Ольга Михайловна глубоко разрабатывала актуальные проблемы источниковедения, опираясь на документы древней и средневековой истории. В результате из-под ее пера вышли глубокие труды по методологии истории, а сам автор стал символической фигурой, объединившей «три ключевых периода российской историографии ХХ в.».

Ключевые слова: О.М. Медушевская, человек, изучение человека, историография.

ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ И НОВАТОРСТВО РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ ХХ- НАЧАЛА XXI в.

(Размышления о книге: Медушевская О.М. Пространство и время в науках о человеке: Избранные труды. М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2013 (Серия - «НитапКав»). 463 с.)

В период радикальных социальных изменений в России

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»