научная статья по теме РОССИЯ РУБЕЖА ВЕКОВ В ДНЕВНИКАХ А.А. ПОЛОВЦОВА И ГР. С.Д. ШЕРЕМЕТЕВА История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «РОССИЯ РУБЕЖА ВЕКОВ В ДНЕВНИКАХ А.А. ПОЛОВЦОВА И ГР. С.Д. ШЕРЕМЕТЕВА»

куртизаны, кои утверждали, что Государь имеет право не только издать ныне новые Основные законы, но и изменять их по своему усмотрению. Более честные люди утверждали, что он должен иметь лишь инициативу в возбуждении вопросов об изменении Основных законов, но это самое изменение должно совершаться лишь в установленном законом порядке» (с. 514). Тем не менее в реформированном Государственном совете Половцов присоединился к правым (принадлежа к умеренной их части).

Ольга Белоусова: Россия рубежа веков в дневниках А.А. Половцова и гр. С.Д. Шереметева

Olga Belousova (Lomonosov Moscow State University, Russia):

Russia at the turn of centuries in A.A. Polovtsov and S.D. Sheremetiev's diaries

В истории императорской России лишь немногие государственные деятели на протяжении десятилетий регулярно фиксировали в своих дневниках события, происходившие с ними и вокруг них - в правительственных и придворных сферах. Ценность подобных источников исключительно высока, и они неизменно притягивают к себе исследователей эпохи. Неудивительно поэтому, что А.А. Половцов известен в наше время во многом именно благодаря своему дневнику - точнее даже, его фрагменту, изданному П.А. Зайончковским, охватывающему 1883-1892 гг. Половцов занимал тогда значимый в бюрократической иерархии пост государственного секретаря. Но и впоследствии, вплоть до своей кончины, Половцов, будучи одним из членов Государственного совета, оставался в числе наиболее осведомлённых сановников. Он председательствовал в Императорском Русском историческом обществе, заседал в Финансовом комитете и различных Особых совещаниях, при этом не без гордости замечая, что не стесняется произносить речи и участвовать в прениях. Несмотря на отказы от периодически делавшихся ему предложений занять ту или иную высокую должность - например, председателя Департамента законов или Департамента гражданских дел Государственного совета, - в 1905-1906 гг. он, тем не менее, привлекался к обсуждению реорганизации Совета министров и Государственного совета, к подготовке учреждения Государственной думы.

Между тем, конечно, покинув Государственную канцелярию, Половцов из творца правительственной политики превратился в её активного наблюдателя. Усиливавшиеся с возрастом болезни и обострявшаяся из-за этого необходимость надолго уезжать на лечение за границу, безусловно, выбивали его из круговорота политической жизни. Но это никак не сказывалось на обширных и глубоких связях Александра Александровича с особами Императорской фамилии, представителями столичного чиновничества и петербургского света, а именно они обеспечивали его влияние и роль незаменимого посредника между различными лицами и группами высшего общества.

Необходимость издания дневников Половцова 1893-1909 гг. была очевидна уже давно, и их публикация О.Ю. Голечковой стала в прямом смысле слова долгожданной. При этом исследовательница проделала колоссальную скрупулёзную работу, восстанавливая датировку и последовательность записей, сопоставляя их фрагменты, опубликованные в 1920-1930-х гг. в «Красном архиве», с тетрадями и машинописными копиями, хранящимися в ГА РФ. Существенным дополнением к дневнику являются включённые в него самим автором письма, тексты его речей и заметок, составленная им в 1895 г. записка по кре-

стьянского вопросу. В комментариях Голечкова активно использовала дневники Николая II, А.Н. Куропаткина, Д.А. Милютина, воспоминания С.Ю. Витте,

A.А. Лопухина, А.А. Мосолова и т.д.

В своих записях Половцов обычно резко отзывается о современниках, будучи предельно скупым на похвалу, за исключением, пожалуй, А.П. Извольского и кн. А.Б. Лобанова-Ростовского. Но, не разделяя взглядов С.Ю. Витте,

B.К. Плеве, К.П. Победоносцева, Д.М. Сольского и других, ведя с ними подчас жёсткую полемику, Половцов, тем не менее, часто бывал их гостем и собеседником, подробно отражая затем эти беседы в своём дневнике. Любопытна оценка, данная ему Плеве: «Вы обращаетесь с людьми как с лимонами, кои бросают, выжавши из них сок» (с. 364).

Как справедливо отмечает Голечкова, записи Половцова - «это дневник именно государственного деятеля» (с. 9). В нём практически полностью отсутствуют сведения личного характера, о семейной жизни и детях упоминается вкратце, а о кончине близких говорится, как правило, всего несколько слов. Автор проводит строгое размежевание между публичным и частным. Более того, хотя Половцов известен как крупный коллекционер европейского и восточного искусства и редких книг, меценат, издатель, предприниматель, о его культурной и хозяйственной деятельности, коммерческих проектах и т.д. в дневнике сказано мало и глухо. Внимание автора сосредоточено почти исключительно на политике и придворной жизни.

Схожие черты имел и дневник гр. С.Д. Шереметева, хранящийся в РГАДА, но из-за крайне плохого, практически нечитаемого почерка автора знакомый исследователям в основном по фрагментарным публикациям. Граф Сергей Дмитриевич не занимал значительных должностей, однако в силу разветвлённых родственных связей, видного положения при Дворе и в великосветских кругах считался человеком, хорошо осведомлённым в правительственных делах. И действительно, ни одно крупное назначение не оставалось им не замеченным.

Как Половцов, так и Шереметев с неизменным любопытством отслеживали перестановки в правящих кругах, выясняя и фиксируя, как и под чьим влиянием они совершались (а иногда даже пытаясь воздействовать на принимаемые решения). При этом оба они подчас довольно резко оценивали как кандидатов на те или иные посты, так и тех, кому удавалось их занять (с. 127-137, 211, 215)10.

Но, несмотря на известное сходство содержания дневников Половцова и Шереметева, велись они совершенно по-разному. Как показала во введении Го-лечкова, Половцов составлял свои «журналы», пользуясь записными книжками с краткими заметками, которые впоследствии расширялись, дополнялись подробностями и существенно редактировались. Комментируя то или иное событие, он, как правило, чётко выражал собственное отношение к нему. Некоторые эпизоды им сознательно пропускались, другим, напротив, уделялось больше внимания11. Тем самым дневник Половцова приобретал уже черты мемуаров.

Граф Шереметев впервые начал вести дневник в 50 лет, за несколько недель до смерти Александра III, и затем до конца своих дней ежедневно, чаще всего вечером перед сном, но никогда не на следующий день делал в

10 РГАДА, ф. 1287, оп. 1, д. 5045, л. 21; д. 5047, л. 44; д. 5049, л. 103.

11 Голечкова О.Ю. Источниковедческие и археографические проблемы реконструкции дневника А.А. Половцова (1893-1909 гг.) // Половцов А.А. Указ. соч. С. 8, 12-21.

нём записи, оставив 22 объёмных тома (каждый в кожаном переплёте, с металлическими застёжками). В дневник вклеивались телеграммы, полученные от императора или членов его семьи, письма от других особ Императорской фамилии, реже - визитки, фотографии, программы спектаклей. В отличие от Половцова, обычно описывавшего свои длительные заграничные путешествия уже по возвращении в Петербург, Шереметев всегда брал с собой в Европу очередной том дневника, даже в дороге не изменяя установленному правилу12. Сделанные записи граф оставлял без изменений и правки, никогда более не возвращаясь к написанному.

Половцов и Шереметев в жизни не раз пересекались, но, будучи хорошо знакомы, не испытывали друг к другу особой симпатии. Шереметев считал Половцова выскочкой, человеком, который выгодно женился на воспитаннице барона Штиглица, а затем «очень благоразумно и умно пристроился к князю П.А. Вяземскому» при организации Императорского Русского исторического общества13. Граф также являлся активным членом данного общества с первых лет его существования и неоднократно выступал с научными сообщениями, подробно описывал в дневнике годичные собрания и далеко не всегда одобрял происходившие на них чтения. Так, 24 февраля 1899 г. он остался недоволен докладом В.И. Сергеевича об Уложенной комиссии 1767-1768 гг.: «Глумление над Екатериной и комиссией, невольное обвинение дворянства и сословного строя... Во всём заседании чувствовалась опять работа сложной интриги, антимонархической и антидворянской. Половцов же играл подлую роль»14. Половцов изложил случившееся иначе: «На этот раз заседание не проходит без маленького столкновения - первого в тридцатитрёхлетнее существование общества. По окончании доклада (Сергеевича) Бартенев весьма громко и бесцеремонно сказал: "Это не история. Если это напечатать в газетах, то все это раскритикуют". Я немедленно попросил Государя предоставить Шильдеру порученное ему чтение». В конце заседания Бартенев «опять весьма нахально обратился к Государю», попытавшись рекомендовать в члены Общества московского профессора Н.М. Павлова, но Половцов резко заявил, что это противоречит уставу (с. 230-231). По словам Шереметева, на состоявшейся вскоре аудиенции Николай II «продолжал перебирать эпизоды перебранки Половцова с Бартеневым». Со своей стороны, граф заявил, «что перебранка с двух сторон была неприлична, и добавил, что то, что происходило на глазах В[аше-го] В[еличества], - только отголосок других побочных счётов между ними, проникнувших в печать»15. Однако в своём дневнике Николай II ограничился сухой констатацией: «После обеда было заседание Исторического общества. Делали сообщение - Сергеевич и Шильдер»16.

Тем не менее, несмотря на взаимную антипатию, свои отношения Половцов и Шереметев никогда не прерывали. Половцов состоял членом возглавлявшегося Шереметевым Общества любителей древней письменности, на 25-летнем юбилее которого Александр Александрович даже присутствовал как

12 Среди его путевых заметок встречаются подчас чрезвычайно интересные - например, описание его встречи с римским папой Львом XIII (РГАДА, ф. 1287, оп. 1, д. 5047, л. 124-125).

13 Шереметев С.Д. Мемуары. Т. 1. М., 2004. С. 155.

14 РГАДА, ф. 1287, оп. 1, д. 5045, л. 41 об.

15 Там же, л. 46.

16 Дневники императора Николая II. 1894-1918 гг. Т. 1. М., 2011. С. 460. Любопытно при этом, что несмотря на все разногласия, мнения Половцова и Шереметева, например, о вел. кн. Николае Михайло

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»