научная статья по теме РОССИЙСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИСТОРИИ ПРЕБЫВАНИЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ ЦЕНТРАЛЬНЫХ ДЕРЖАВ В РУССКОМ И СОВЕТСКОМ ПЛЕНУ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «РОССИЙСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИСТОРИИ ПРЕБЫВАНИЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ ЦЕНТРАЛЬНЫХ ДЕРЖАВ В РУССКОМ И СОВЕТСКОМ ПЛЕНУ»

© 2014 г.

И.Б. БЕЛОВА

РОССИЙСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИСТОРИИ ПРЕБЫВАНИЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ ЦЕНТРАЛЬНЫХ ДЕРЖАВ В РУССКОМ И СОВЕТСКОМ ПЛЕНУ

Число солдат и офицеров, попавших в плен за годы Первой мировой войны, превосходит общее количество военнопленных за всю предшествующую историю. В 19141918 гг. в плену оказался каждый девятый от общей численности мобилизованных на войну1.

Начало осмыслению проблемы плена положили современники Первой мировой войны. С 1915 г. издавались сборники нормативно-правовых актов, определявших положение военнопленных в Российской империи, стали появляться воспоминания офицеров, вернувшихся из плена.

В 1920 г. была издана книга Н.М. Жданова "Русские военнопленные в мировой войне 1914-1918 гг." В исследовании, кроме русских военнопленных, автор уделил внимание вопросу размещения вражеских военнопленных на территории России, рассказал о деятельности Русско-германской и Русско-австрийской смешанных комиссий по обмену военнопленными, созданных в 1918 г. после заключения Брестского мира2.

Основным направлением исследований советских авторов была история интернациональных формирований из бывших военнопленных, принимавших участие в Октябрьской революции и гражданской войне в России3.

Анализу работ советских историков по этой тематике посвящены статьи И. Муратова и Н.В. Суржиковой. Основной вывод И. Муратова: кроме марксистских групп в лагерях военнопленных действовали и другие политические организации, стремившиеся захватить идейное руководство военнопленными в свои руки4. Н.В. Суржикова отмечает, что советские историки, занимаясь поисками классового сознания у пленных, считали случаи отказов от работ доказательствами наличия у пленных классового сознания. Н.В. Суржикова берет под сомнение утверждение о безусловной добровольности и осознанности участия беспартийных пленных в защите завоеваний революции,

Белова Ирина Борисовна - кандидат исторических наук, доцент Калужского государственного университета им. К.Э. Циолковского.

1 Степанов А.И. Цена войны: жертвы и потери. - Мировые войны XX века, в 4-х кн., кн. 1. М., 2002, с. 629.

2 Жданов Н.М. Русские военнопленные в мировой войне 1914-1918 гг. М., 1920.

3 Весенин Е., Светлов А. Миллионы друзей. М., 1940; Голуб П. Братство, скрепленное кровью. М., 1958; Комарова Ф.А. Интернационалисты зарубежных стран в борьбе за власть Советов в России. М., 1958; Жаров Л.И., УстиновВ.М. Интернациональные части в боях за власть Советов. М., 1960; Яковлев Л.И. Интернациональная солидарность трудящихся зарубежных стран с народами советской России. 1917-1922. М., 1964; Интернационалисты в боях за власть Советов. М., 1965; Интернационалисты: трудящиеся зарубежных стран - участники борьбы за власть Советов. М., 1967; Октябрьская революция и пролетарский интернационализм. М., 1970; Данилов В.А. Интернационалисты на Урале и в Сибири. Свердловск, 1972; Краснов В.Г. Интернационалисты на фронтах гражданской войны. М., 1989.

4 Муратов И. Из истории интернациональных формирований в СССР в 1918-1922 годах. -Военно-исторический журнал, 1960, № 5.

когда из центра поступали требования организовать выступления военнопленных под "правильными" лозунгами, например, "долой войну!". Историк полагает, что статистические данные о партийности военнопленных-иностранцев в Сибири являются "довольно скромными", а массовость военно-революционных выступлений военнопленных требует точной оценки5.

Вопрос, нашедший отражение в ряде исследований как советского, так и постсоветского периода - численность вражеских военнопленных. Н.М. Жданов привел данные Центрального комитета по делам военнопленных об общей численности иностранных военнопленных в России на конец войны: 1 782 966 чел., в том числе австро-венгерской армии - 1 587 099; германской - 152 760; турецкой - 42 988; болгарской - 199 чел. При этом Н.М. Жданов отмечает, что точных сведений о численности военнопленных в России не было в течение всех лет войны6, а по картотеке Центрального Справочного Бюро общая численность иностранных военнопленных составляла 1 950 113 чел.

Е.З. Волков также называет разные данные о численности военнопленных: 1 млн 961 тыс. и 2 млн 467 тыс.; более точной он считает последнюю цифру7. И. Шнейдер численность военнопленных в России определяет приблизительно в 2 млн чел., в том числе австро-венгерской армии - 1 млн 724 тыс., германской - 187 тыс., турецкой и болгарской - 50 тыс.8; он ссылается на "точные статистические сводки", но не указывает конкретный источник. Н.А. Попов приводит данные о численности иностранных военнопленных в России со ссылкой на первое издание Большой советской энциклопедии -2,3 млн пленных австро-венгерской и турецкой армий и 167 тыс. немецкой, а также на данные Международного Красного Креста - 2 342 378 чел.9 Ю.А. Поляков, ссылаясь на сборник "Интернационалисты"10, приводит численность иностранных военнопленных по данным Международного Красного Креста - более 2,3 млн и по данным Центроп-ленбежа - более 2,1 млн чел.11

В постсоветской историографии вопрос о численности русских и иностранных военнопленных Первой мировой войны затронут в работах С.Н. Васильевой и А.И. Степанова. С.Н. Васильева приводит данные о количестве военнопленных армий противников в России, собранные представителями Международного Красного Креста - 2 342 378 солдат и офицеров; численность военнопленных австро-венгерской армии определяется в 2 млн 110 тыс., а германской - в 190 тыс. чел.12

А.И. Степанов отмечает, что русская армия взяла в плен около 2 млн солдат и офицеров противника, из них 159 390 немцев, 1 736 764 австро-венгров, 64 509 турок, 670 болгар. К концу 1917 г. из военнопленных были сформированы чехословацкий, польский и сербский легионы, общей численностью 157 тыс. чел. В 1918 г. в рядах красных и белых сражались 127 тыс. легионеров из бывших военнопленных и 300 тыс. интернационалистов13.

Важным направлением исследований советского и постсоветского периода было изучение деятельности советских эвакуационных органов. Работу органов Центральной

5 Суржикова Н.В. Военнопленные-интернационалисты и гражданская война на востоке России в зеркале советской историографии. Материалы Всероссийской научно-практической конференции "Гражданская война на Востоке России". Пенза, 2008.

6 Жданов Н. М. Указ. соч., с. 281.

7 Волков Е.З. Динамика народонаселения СССР за 80 лет. М. - Л., 1930, с. 75-77.

8 Шнейдер И. Революционное движение среди военнопленных в России 1915-1919 гг. -Борьба классов, 1935, № 3, с. 54.

9 Попов Н.А. Революционные выступления военнопленных в России в годы Первой мировой войны. - Вопросы истории, 1963, № 2.

10 Интернационалисты. М., 1967.

11 Поляков Ю.А. Историческая наука. Люди и проблемы, кн. 3. М., 2009, с. 86.

12 Васильева С.Н. Военнопленные Германии, Австро-Венгрии и России в годы Первой мировой войны. М., 1999.

13 Степанов А.И. Указ. соч., с. 630.

коллегии по делам пленных и беженцев (Центропленбеж)14 по идейно-политическому воспитанию иностранных военнопленных рассматривают Э.П. Нечаева и С.В. Лившиц15. Соавторы отмечают, что военнопленным Четверного союза с начала 1918 г. была предоставлена свобода, но так как миллионы русских военнопленных еще находились в плену, власти снова стали собирать в лагерях и казармах бывших пленных, которые ещё не успели уехать на родину. Эта мера вызвала "некоторые нарекания" со стороны военнопленных-интернационалистов, усмотревших в ней отступление от социалистических принципов советской власти. Авторы приводят численность военнопленных в Казани, Симбирске и Саратове, пожелавших принять советское гражданство - 69, 168 и 260 чел. соответственно. Отметим, что в данном случае показательны не абсолютные цифры, а отношение численности пожелавших переменить гражданство к общему числу военнопленных в каждой из этих губерний. Многие военнопленные, считают Э.П. Нечаева и С.В. Лившиц, поддавались на "провокации контрреволюционеров". Деятельность иностранных комиссий попечения о пленных в России называется ими "подрывной работой среди военнопленных". В качестве подтверждения эффективности политической линии большевиков приводятся данные об организации в 1918 г. отряда интернационалистов в Самаре и Пензе; в последней - численностью 100 чел.

Военно-политической деятельности И.С. Уншлихта, возглавлявшего с апреля 1918 г. по январь 1919 г. Центропленбеж, посвящено диссертационное исследование М.В. Веселова. В работе анализируется деятельность Центропленбежа по пропаганде и агитации среди военнопленных и беженцев. Отмечается, что более 20 тыс. иностранных военнопленных и беженцев-членов революционных организаций в России были отправлены на родину в 1918 г. для распространения идей мира, свободы и равноправия, что в Красную армию вступило более 50 тыс. иностранных военнопленных. К концу 1918 г. благодаря усилиям Центропленбежа большая часть иностранных военнопленных, "временно находившихся" на территории советской России, была реэвакуирована в свои государства16. Отметим, что массовое возвращение на родину в 1918 г. как русских, так и иностранных военнопленных было вызвано революционными событиями в Центральных государствах, а не усилиями Центропленбежа. Этот процесс имел стихийный характер17.

Смоленский историк И.П. Щеров в работе "Военная миграция в России в 19141922" освещает некоторые вопросы, связанные с деятельностью Центропленбежа. И.П. Щеров приходит к выводу о позитивном отношении мигрантов к советской власти, так как значительная их часть служила в Красной армии "добровольно или по мобилизации". Заметим, что не менее значительная часть иностранных военнопленных служила в Белой армии, а еще более значительная их часть предпочла не участвовать в Гражданской войне в России. Бывшие пленные, не участвовавшие в военных действиях, по мнению автора, "в основном являлись убежденными проводниками идей большевизма среди мирного населения страны". Это утверждение, к сожалению, не подкрепляется доказательствами.

И.П. Щеров подчеркивает, что его материал о работе коллегий по делам пленных и беженцев является новой страницей в российской историографии, так как "матер

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»