научная статья по теме РУССКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ: ВЗГЛЯД СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ (РУССКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ XI - НАЧАЛА XXI ВЕКА: УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ / ПОД РЕД. А.А. ЧЕРНОБАЕВА. М.: ВЫСШ. ШКОЛА, 2010. 447 С.) История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «РУССКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ: ВЗГЛЯД СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ (РУССКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ XI - НАЧАЛА XXI ВЕКА: УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ / ПОД РЕД. А.А. ЧЕРНОБАЕВА. М.: ВЫСШ. ШКОЛА, 2010. 447 С.)»

163-164

РЕЦЕНЗИИ НАУЧНЫХ ИЗДАНИЙ

СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ПОЛТОРАК

доктор исторических наук, профессор, главный редактор журнала для ученых «Клио»

(Санкт-Петербург) Тел.: (812) 534-28-28; E-mail: nestorklio@mail.ru

В рецензии проводится критический анализ учебного пособия по русской историографии. Отмечается новаторский характер издания, удачное изложение основных проблем истории исторической науки в России на протяжении всего периода государственности страны. Подчеркивается, что книга имеет важное значение не только для студентов и аспирантов, но и для историков, имеющих значительный опыт профессиональной деятельности.

Ключевые слова: русская историография, А.А. Чернобаев, В.Д. Камынин, Н.М. Рогожин, А.Е. Шикло.

Русская историография: взгляд современных исследователей (Русская историография XI - начала XXI века: Учебное пособие / Под ред. А. А. Чернобаева. М.: Высш. школа, 2010. 447 с.)

Издание, вышедшее из печати в 2010 г. под редакцией профессора А.А. Чернобаева, представляет собой учебное пособие, рассчитанное в первую очередь на студентов и аспирантов-историков. В этом учебно-методическом труде есть немало новаторских историографических идей, которые придают изданию особую ценность.

Но в начале - о традиционном. Это учебное пособие - образец сочетания академических и новых подходов к оценке того пути, который прошла отечественная историография с XI в. до наших дней. Традиционно (и мне очень симпатична такая традиция) авторы труда наметили главные магистрали развития русской историографии. Они, без сомнения, пролегают через творчество В.Н. Татищева, Н.М. Карамзина, С.М. Соловьева и В.О. Ключевского. Думаю, что с такой позицией согласится большинство исследователей. Несколько огорчает то, что в издании нет исторической доминанты советского периода, но в этом беда не авторов, а времени, которое не смогло породить титанов исторической мысли, способных встать в один ряд с перечисленными историками дореволюционного времени.

Содержание книги носит хронологический характер, но по мере описания историографических тенденций времен, находящихся к нам все ближе и ближе, темп историографического анализа авторы взвинчивают все больше и больше. В результате такого «прессинга» описание историографической динамики ХХ-ХХ1 вв. представлено особенно подробно, в чем видится скорее достоинство издания, поскольку проанализировать тенденции развития историографии последнего периода - дело крайне сложное. Дать всеобъемлющую оценку ее виражам на лихих поворотах истории могли только специалисты очень высокого класса. К таким специалистам несомненно относятся А.А. Чернобаев, Д.В. Камынин, Н.М. Рогожин и А.Е. Шикло, подготовившие этот основательный труд.

С точки зрения расстановки историографических акцентов, эта работа безупречна. Она продолжает лучшие отечественные историографические традиции А.Л. Шапиро, И.Л. Рубинштейна и других выдающихся историографов нашего государства.

Чтобы подготовить такое издание, мало иметь представление об истории русской истории; необходимо прожить в ее среде не один десяток лет.

Нет сомнения в том, что авторы книги обладают энциклопедическими знаниями и широким кругозором историков. Это подтверждает, в частности, содержание всех двадцати одной главы книги, каждая предшествующая из которых органично перерастает в последующую.

Важная деталь: хотя главы написаны разными авторами, а некоторые и в соавторстве, читатель вряд ли сможет это заметить по ходу изучения книги. Содержание всех глав очень удачно «приведено к общему знаменателю»: легко просматривается не только общая концепция работы, но и единый стиль подачи материала. Вероятно, в этом заслуга в первую очередь профессора А.А. Чернобаева, под общей редакцией которого осуществлялся проект.

Каждая глава учебного пособия, сформулированная очень четко и точно, живет, в то же время, своей самостоятельной жизнью, поскольку в ней раскрываются своеобразные историографические тенденции, характерные именно тому, а не иному периоду. Любая из глав в перспективе может перерасти в отдельное издание, посвященное исследованию отечественной историографии за тот или иной промежуток времени.

В аннотации издания отмечено, что книга предназначена «...студентам и аспирантам, всем интересующимся историей русской исторической науки»! . На мой взгляд, авторы немного поскромничали, поскольку качество издания таково, что, безусловно, привлечет к себе внимание профессиональных историков, не зависимо от опыта их занятия исследовательской деятельностью.

Большую ценность представляют размещенные в издании краткая библиография и указатель имен. Они дают возможность читателю при необходимости провести углубленное исследование необходимой историографической проблемы.

В целом пособие «Русская историография XI - начала XXI века» - очень оптимистичная книга. Она дает возможность по достоинству оценить труд величайшего множества историков, сформировавших нашу историографию.

Однако, на мой взгляд, книге не достает доли критического подхода к осмыслению тех или иных тенденций развития отечественной исторической науки. Например, излишне оптимистичной кажется мысль о том, что «на рубеже ХХ-ХХ1 вв. историкам предоставили возможность работать практически со всеми фондами архивных учреждений России»2 . Во-первых, не ясно кто предоставил им такую возможность. Во-вторых, очень сомнительно само утверждение. Думаю, меня поддержат многие исследователи, если скажу, что в последние годы наметилась очень скверная тенденция: работники архивов стараются «не пущать» ученых к все большему числу документов. Кое в чем эта тенденция стала более заметной, чем даже в советские времена. Кроме того, для многих архивов стало жестким правилом не выдавать исследователю за один раз более пяти дел. Объяснить такую ситуацию кроме самодурства и самоуправства вряд ли чем-то возможно. Об этом тревожном положении дел авторы пособия не сказали ни слова.

Некоторые авторские идеи представляются как минимум спорными. Так, в пособии утверждается, что на рубеже ХХ-ХХ1 вв. «сформировалась специальная дисциплина -

"крестьяноведение"»3 . И дело даже не в том, что, на мой взгляд, крестьяноведение сформировалось несколько раньше. Досадно, что из поля зрения авторов издания выпали другие, не менее важные направления исследовательской деятельности. Среди них -интеллигентоведение, имеющее прекрасные научные традиции. Широко известны интеллигентоведческие научные центры в Иванове, Екатеринбурге, Москве, Петербурге, Твери, Краснодаре. Особого внимания заслуживает в этом отношении Ивановский государственный университет, в котором уже многие годы под руководством профессора

В. С. Меметова осуществляется поистине подвижническая деятельность по всестороннему изучению истории интеллигенции. Ежегодные научные конференции по истории интеллигенции, выпускаемый по инициативе ивановских ученых научный журнал «Интеллигенция и мир» - весомый вклад в развитие отечественной историографии.

Вероятно, в пособии следовало обратить внимание и на такое направление развития русской историографии, как история казачества. Это направление историографии особенно активно развивается в двух российских регионах - в Краснодарском крае и Ростовской области. За последние 20 лет краснодарские и ростовские ученые, а также их коллеги из многих других городов, выпустили несколько сотен монографий и многие тысячи статей, посвященных истории казачества.

Заслуживает внимания и такое сравнительно новое направление деятельности отечественных историков, как историческая психология, развивающаяся в России довольно бурно со второй половины 1990-х гг.

Кроме того, вряд ли стоит называть крестьяноведение «специальной дисциплиной». Оно, скорее, одно из направлений развития исторической науки.

Если уж писать о специальных дисциплинах, то создателям учебного пособия не следовало бы, в частности, упускать из вида, например, такую специальную дисциплину, как биографика. Термин «биографика» в качестве определения самостоятельной научной дисциплины начал утверждаться в нашей стране еще в 1920-е гг.4

К числу не упомянутых специальных дисциплин следовало бы отнести и историческую анропометрию. Характерной иллюстрацией развития этой дисциплины стала фундаментальная монография Б.Н. Миронова «Благосостояние населения и революции в имперской России: XVIII - начало ХХ века»5 .

Очень ценно, что, давая обзор развития русской историографии, авторы труда подошли творчески и неформально к оценке вклада персоналий в ее развитие. Это видно на примере оценки авторами издания личности Н.Я. Данилевского, которого, как правило, ученые воспринимают в качестве философа, публициста, социолога, естествоиспытателя, идеолога панславизма, но не в качестве историка, что представляется ошибочным. Идеи Николая Яковлевича стали концептуальными для тысяч историков, что, конечно же, во многом повлияло на развитие историографии.

К сожалению, некоторые персоналии, составившие своеобразную «питательную среду» для развития русской историографии, остались без авторского внимания. Среди них -Н.В. Устрялов. Если творчеству Николая Герасимовича Устрялова в пособии уделено заметное внимание6 , то о деятельности его внучатого племянника Николая Васильевича Устрялова в работе нет ни слова. Между тем, Н.В. Устрялов (1890-1937) был лидером «сменовеховства» и главным идеологом национал-большевизма. Его идеи подобно идеям Н.Я. Данилевского во многом повлияли на формирование мировоззрения историков,

особенно историков, трудившихся в 1920-е гг.7

К сожалению, в пособии есть и фактические неточности. В частности, указывается, что в одном из московских издательств в ближайшее время в серии «Повседневная жизнь человечества» выйдут книги по истории повседневности в России, среди авторов которых

- Д.А. Засосов и В.И. Пызин8 . Дело в том, что издание этих авторов вряд ли следует относить к историографическим работам, поскольку оно представляет собой не что иное как воспоминания двух петербуржцев о жизни имперской столицы на рубеже XIX-ХХ вв. К историографии это не имеет никакого отношения: это исторический источник.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»