научная статья по теме С. ГЕРБЕРШТЕЙН. ЗАПИСКИ О МОСКОВИИ: В 2 Т. / ПОД РЕД. А.Л. ХОРОШКЕВИЧ. М.: ПАМЯТНИКИ ИСТОРИЧЕСКОЙ МЫСЛИ, 2008. Т. 1: ЛАТИНСКИЙ И НЕМЕЦКИЙ ТЕКСТЫ, РУССКИЕ ПЕРЕВОДЫ С ЛАТИНСКОГО А.И. МАЛЕИНА И А.В. НАЗАРЕНКО, С РАННЕНОВОВЕРХНЕНЕМЕЦКОГО А.В. НАЗАРЕНКО. 776 С., ИЛ.; Т. 2: СТАТЬИ, КОММЕНТАРИЙ, ПРИЛОЖЕНИЯ, УКАЗАТЕЛИ, КАРТЫ. 656 С., ИЛ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «С. ГЕРБЕРШТЕЙН. ЗАПИСКИ О МОСКОВИИ: В 2 Т. / ПОД РЕД. А.Л. ХОРОШКЕВИЧ. М.: ПАМЯТНИКИ ИСТОРИЧЕСКОЙ МЫСЛИ, 2008. Т. 1: ЛАТИНСКИЙ И НЕМЕЦКИЙ ТЕКСТЫ, РУССКИЕ ПЕРЕВОДЫ С ЛАТИНСКОГО А.И. МАЛЕИНА И А.В. НАЗАРЕНКО, С РАННЕНОВОВЕРХНЕНЕМЕЦКОГО А.В. НАЗАРЕНКО. 776 С., ИЛ.; Т. 2: СТАТЬИ, КОММЕНТАРИЙ, ПРИЛОЖЕНИЯ, УКАЗАТЕЛИ, КАРТЫ. 656 С., ИЛ»

Критика и библиография

С. Герберштейн. Записки о Московии: В 2 т. / Под ред. А.Л. Хо-рошкевич. М.: Памятники исторической мысли, 2008. Т. 1: Латинский и немецкий тексты, русские переводы с латинского А.И. Малеина и А.В. Назаренко, с ранненововерхненемецкого А.В. Назаренко. 776 с., ил.; Т. 2: Статьи, комментарий, приложения, указатели, карты. 656 с., ил.

Выход из печати нового издания «Записок о Московии» Сигизмунда Герберштейна увенчал многолетние труды международного исследовательского коллектива, в котором приняли участие более 50 ученых из России, Беларуси, Украины, Польши, Словении, Австрии, Венгрии, Германии, США. Не дожили до его появления блестящие ученые В. Ляйч и Ф. Кемпфер. Ушел из жизни составитель карт минский историк В.Н. Темушев.

Основой для данной публикации текста «Записок» послужили: издание 1988 г. (подготовленное еще в 1981 г.), в котором был расширен и уточнен перевод, выполненный в 1908 г. А.И. Малеиным, а также мюнхенское синоптическое издание латинской (Базель 1556 г.) и немецкой (Вена 1557 г.) редакций, увидевшее свет в 2007 г. благодаря трудам Ф. Кемпфера и его учеников Э. Маурер и Ф. Фюльберта. Без сомнения, перед нами -плод сложной работы, увенчанной блестящим памятником научной добросовестности, успешного международного сотрудничества и огромных организационных усилий, выпавших на долю главного российского герберштейно-веда - Анны Леонидовны Хорошкевич. Немалые трудности преодолевались в ходе научно-справочной и технической подготовки книги и ответственным секретарем А.Г. Тюльпиным. В результате, выпущенный ими двухтомник наиболее полно отражает состояние гербер-штейнианы на момент завершения основных работ коллектива в 2007 г.1

В статьях «От редактора» (А.Л. Хорошкевич) и «От переводчика» (А.В. Назаренко) перечислены многие достоинства и недостатки издания, объясняющиеся запаздыванием публикации, подготовленной к печати уже в 2003 г., редакторскими вторжениями в аналитические и справочные тексты второго тома, трудностями соположения и передачи в переводе немецкой и латинской версий «Записок». Впрочем,

старая заготовка, вероятно, только выиграла от соединения с публикацией Кемпфера.

Главным достоинством нового русскоязычного издания является, конечно, свод оригиналов и перевода «Записок» (т. 1, с. 20703). Четные страницы отведены латинскому и немецкому текстам, нечетные - переводу с латыни и литерным примечаниям, в которых указаны отличия базельской и венской редакций. Читатель может теперь по одной книге проверять разночтения и трудные для понимания места, что ранее было невозможно, так как и в 1908 г., и 1988 г. приводился лишь русский текст. Назаренко оправданно решил не усложнять перевод, так как «никакой текстологический по форме аппарат не может дать полного представления об отличиях между текстами, написанными на разных языках» (т. 1, с. 10). Однако следовало все же отметить расхождения, имеющиеся во всех оригинальных прижизненных версиях «Записок», а также предложить читателю убедительное обоснование в пользу перевода именно изданий 1556 и 1557 гг. (первая известная публикация записок относится к 1549 г.). Пока же мы узнаём только, что в изданиях 1551 и 1556 гг. появились «перекосы» по сравнению с более ранними версиями текста (т. 2, с. 150). Исследователи, изучавшие «Записки» Герберштейна, хорошо представляют себе те трудности, с которыми связан выбор «основного» издания. Они вызвали уже продолжительные дискуссии о способе передачи текстов и отношении к немецкоязычному неавторскому переводу «Записок» на немецкий язык, сделанному Г. Панталеоне (1563 г.). Роль автора в «авторском» переводе 1557 г. тоже не вполне ясна, и это заставляет согласиться с мнением Хорошкевич, полагающей, что потребуются еще дополнительные усилия для разработки применительно к «Запискам о Московии» единой публикаторской концепции (т. 2, с. 254-255).

Обширные дополнения, внесенные от имени всего коллектива и отдельных историков (их авторство всегда особо оговаривается) к статье «Сигизмунд Герберштейн и его "Записки о Московии"», написанной для издания 1988 г., превратили ее в самостоятельное масштабное исследование монографического объема, включающее многочисленные отступления, касающиеся различных историко-культурных проблем (т. 2, с. 9-258). При этом учтены новейшие работы по истории военных, дипломатических и культурных контактов в Восточной и Центральной Европе конца XV -первой половины XVI в., раскрывается исторический контекст возникновения «Записок», ставятся новые научные вопросы и намечаются пути их изучения. Особенно значительны разделы, а фактически - полноценные статьи М. Агоштон, М. Вакоуниг, Т.П. Гусаровой, Ф.М. Долинара, В.И. Кононовича, Р. Фрёчне-ра, существенно расширен и основной текст Хорошкевич. Во второй том также включены ранее публиковавшаяся статья Хорошкевич «Судебник 1497 г. в переводе и редакции Си-гизмунда Герберштейна» (с. 259-275) и заметка Е.С. Щукиной «Медали Сигизмунда фон Герберштейна в собрании Эрмитажа» (с. 276278). Важным итогом многолетних изысканий является раздел «От публикации "Записок о Московии" к герберштейниане», где читатель может познакомиться с историей изучения «Записок», а также личности и творчества их автора, включая последние открытия, среди которых - данные о переписке Герберштейна с польским гуманистом Б. Ваповским, сообщившим дипломату об открытиях Н. Коперника (т. 2, с. 256).

Фигура самого Герберштейна предстает теперь перед российским читателем в новом свете. Широкий культурно-политический контекст «Записок», множество европейских и российских реалий, указанных в обширных комментариях, позволят увидеть в нем образованного гуманиста, политика, интеллектуала и эрудита (знатока астрономии, географии, истории, биологии), который не только выполнял волю Габсбургов в дипломатических миссиях, но по-своему глубоко обдумывал весь комплекс задач, стоявших перед Империей на восточном направлении. Отчетливее вырисовываются тайные цели его восточноевропейских миссий. Будучи профессиональным и тонким дипломатом, он умело улаживал конфликты между Священной Римской империей и Турцией, между польско-литовским королем и московским великим князем, мог сгладить роковую оплошность императора в титуловании Василия III, на широкую ногу поставил издание и переиздание «Записок о Московии»

и сделал свою книгу бестселлером по всей Европе (т. 2, с. 108, 119).

Нельзя не отметить богатство справочного аппарата и красочность издания. Во второй том включено в общей сложности 1 004 комментария к текстам источников (т. 2, с. 279479), в приложениях содержатся генеалогические таблицы и списки правителей (т. 2, с. 483-508), итинерарий двух посольств Герберштейна в Россию (т. 2, с. 509-511), список транслитерированных им русских слов (т. 2, с. 512-513). Особую научную ценность представляет обширная библиография, открывающаяся сводом данных о публикациях «Записок о Московии» (т. 2, с. 514-583). Работу с книгой существенно облегчают предметный, именной и географический указатели (т. 2, с. 587-654). Атмосферу эпохи передают репродукции отдельных страниц изданий XVI в. (т. 1, с. 705743), цветные вклейки и вложенные в книгу карты. Впрочем, визуальный ряд несколько перегружен не имеющими отношения к «Запискам» батальными сценами из европейских и тюркских хроник и Лицевого летописного свода Ивана Грозного. Цветные иллюстрации вклейки продублированы в тексте черно-белыми репродукциями-врезками. При этом, к сожалению, не воспроизведены медали Гер-берштейна из собрания Эрмитажа (кроме черно-белого изображения медали 1552 г.).

При всей насыщенности справочного аппарата книги он не лишен отдельных неточностей и досадных опечаток. Так, один раз в именном указателе кн. А.М. Курбский спутан с кн. С.Ф. Курбским, а в комментарии ошибочно напечатан год смерти кн. С.Ф. Курбского: «1627» вместо «1527». Впрочем, вернее было бы вслед за А.А. Зиминым отнести ее ко времени не ранее 1528 г., и нечто подобное («между 1528 и 33») мы находим в генеалогической таблице 24 (т. 2, с. 260, 430, 505, 603). Название родного для Герберштейна г. Виппах (Випава) пишется во втором томе то как «Випава», то как «Виппава», в указателе же - только «Випава» (ср.: т. 2, с. 51-57, 625, в географическом указателе не указаны с. 52, 55-57). «Иероним Лаский» и «Иероним Ласки» - это один человек, что верно определено в именном указателе, но не столь очевидно из основного текста (т. 2, с. 109, 111, 113, 121, 603). «Тарнуво» географического указателя и «в Тарнуве» основного текста относятся к населенному пункту, за которым в российской историографии давно закрепилось название Тарнов (ср.: т. 2, с. 113, 637).

Вызывают сомнение и некоторые оценки творчества Герберштейна, в частности, характеристика его представлений о правах Российского и Польско-Литовского государств

на русские земли, а также утверждение, что публикация «Записок» в 1549 г. «должна была явиться большим ударом для литовской и поддерживавшей ее польской дипломатии» (т. 2, с. 131, с. 156-159)2.

Особого внимания заслуживает вопрос о европейской рецепции сочинений Гербер-штейна, которая до сих пор освещена весьма неполно. Уже в предисловии ответственного редактора высказаны надежды на изучение рецепции «Записок» в хрониках М. Бельско-го (т. 1, с. 7). Однако Бельским история чтения «Записок» в одной только Польско-Литовской республике далеко не исчерпывается. Знакомство с ними прослеживается и в трудах М. Кромера, М. Стрыйковского и А. Гвань-ини, Р. Гейденштейна, кн. А.М. Курбского (кстати, Курбский ссылается на какое-то ныне неизвестное миланское издание «Записок»). На «Записках» Герберштейна основывались и его современники - западноевропейские авторы, занимавшиеся историей и географией Восточной Европы, Короны Польской и Великого княжества Литовского (Блез де Ви-женер в «Описании королевства Польского» 1573 г., Андре Теве во «Всеобщей космографии» 1571-1575 гг.)3. Анализ их свидетельств важен для рассуждений о влиянии польско-литовской публицистики на восприятие концепции Герберштейна (т. 2, с. 239), о прижизненных переводах «Записок» на европейские языки (т

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»