научная статья по теме «СЕКРЕТАРЬ АНТИКВАРСКОГО СОСЛОВИЯ»; О.М. БОДЯНСКИЙ В ОБЩЕСТВЕ ИСТОРИИ И ДРЕВНОСТЕЙ РОССИЙСКИХ. К 200-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ УЧЕНОГО-СЛАВИСТА Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему ««СЕКРЕТАРЬ АНТИКВАРСКОГО СОСЛОВИЯ»; О.М. БОДЯНСКИЙ В ОБЩЕСТВЕ ИСТОРИИ И ДРЕВНОСТЕЙ РОССИЙСКИХ. К 200-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ УЧЕНОГО-СЛАВИСТА»

ИЗ ИСТОРИИ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ

Славяноведение, № 2

© 2009 г. В. В. БОЯРЧЕНКОВ

«СЕКРЕТАРЬ АНТИКВАРСКОГО СОСЛОВИЯ»: О.М. БОДЯНСКИЙ В ОБЩЕСТВЕ ИСТОРИИ И ДРЕВНОСТЕЙ

РОССИЙСКИХ. К 200-летию со дня рождения ученого-слависта

Роль Осипа Максимовича Бодянского в становлении отечественного славяноведения весьма известна. Анализ трудов одного из первых, наряду с В.И. Григоровичем, И.И. Срезневским и П.И. Прейсом, профессоров-славистов в России, характеристика его долгой преподавательской работы в Московском университете уже больше чем столетие занимают главное место в многочисленных посвященных ему публикациях, - от некрологов до диссертаций1.

Едва ли требуется объяснять, почему справедливо заслуженная Бодянским репутация первопроходца российского славяноведения почти всегда отвлекала исследователей от рассмотрения прочих сторон его деятельности. Важнее то, что неизбежное при этом искажение исторической перспективы мешало по достоинству оценить заслуги этого слависта, лежащие за пределами научно-педагогической плоскости. Так, если к настоящему времени ценой немалых усилий в архивохранилищах было выявлено несколько рукописных конспектов университетских лекций О.М. Бодянского [1. С. 55-66], то давно опубликованные протоколы заседаний Общества истории и древностей российских (далее - ОИДР), в котором ему довелось на протяжении четверти века играть одну из главных ролей, по большому счету остаются невостребованными.

Между тем, именно участвуя в предприятиях этого ученого общества в 1840-1870-е годы, Бодянский получал исключительно широкие возможности проявить свои научно-организаторские способности. Настоящее исследование призвано восполнить этот пробел, а именно: на основе анализа важнейших направлений в деятельности ученого-слависта на посту секретаря ОИДР реконструировать идейно питавшие ее парадигмы. В том, что эта деятельность отнюдь не сводилась к славяноведческим изысканиям и тяготам цензурных преследований - сюжетам, отчасти получившим освещение в литературе [2. С. 3-

Боярченков Владислав Викторович - канд. ист. наук, доцент Рязанского государственного радиотехнического университета.

1 Впрочем, даже специальные биографические очерки, посвященные Бодянскому, порой грешат неполнотой и неточностью сведений (см.: [1. С. 40-41]).

38; 3. С. 97-115; 4. С. 151-152], - убеждают не только упомянутые протоколы, но и внушительные по объему материалы архива ОИДР, а также дневники и частная переписка членов Общества. Двухсотлетняя годовщина со дня рождения О.М. Бодянского, отмечаемая, согласно выписке из его метрического свидетельства, 11 ноября 2008 г. (по новому стилю) [1. С. 41], представляется хорошим поводом на основании этих источников, в значительной степени еще не введенных в научный оборот, разобраться в причинах его успехов и неудач на этом поприще.

К середине 1830-х годов, когда недавний выпускник Московского университета и многообещающий, по дружному мнению профессоров-антагонистов М.Т. Каченовского и М.П. Погодина [5. С. 168], славист Бодянский вступил в ОИДР. Престижное, хотя и несколько аморфное образование, старейшее из действовавших на тот момент (оно было основано в 1804 г.), это московское историческое общество, формально прикрепленное к университету, уже четверть века руководствовалось собственным уставом, который определял его структуру и пределы автономии. Помимо избираемых полноправных участников Общества - действительных членов, устав предполагал наличие в его составе выборных же должностных лиц - секретаря, библиотекаря, актуария, казначея. Так же избираемый глава ОИДР, председатель, принимал бразды правления после утверждения министром народного просвещения по представлению попечителя учебного округа [6. С. 5-9]. Гарантированная таким образом внутренняя самостоятельность делала Общество весьма привлекательным в глазах многочисленных и далеко не только московских любителей отечественной старины.

О.М. Бодянский был принят в число действительных членов в заседании 27 марта 1837 г. [7. Т. 3. Кн. 3. С. 401], когда ОИДР вступало в новую и, как тогда многим не без основания казалось, самую благоприятную пору своего существования. За год до этого на должность председателя вместо дряхлого А.Ф. Малиновского был единогласно избран недавно назначенный попечитель Московского учебного округа С.Г. Строганов, сразу же озаботившийся вопросом о средствах, за счет которых Общество могло «вернее действовать для исполнения своей цели» [7. Т. 1. Кн. 1. С. 115]. Со своей стороны Строганов добился для ОИДР статуса императорского и, главное, ежегодной казенной субсидии в размере 5000 рублей ассигнациями. Этот вновь обретенный источник доходов позволял надеяться на то, что деятельность Общества, прежде всего издательская, обретет наконец устойчивый характер, тем более что в декабре 1836 г. секретарем - также единогласно - был избран Погодин, известный своей предприимчивостью и снискавший в продолжавшейся в то время полемике с Каченовским и его сторонниками репутацию первого знатока русской истории. Явно держа в уме добытую Строгановым субсидию, новый секретарь незамедлительно представил программу издания «Русского исторического сборника», призванного сменить публиковавшиеся от случая к случаю «Труды и летописи» Общества. Замысел Погодина, предполагавший выпуск раз в три месяца книжек сборника, объемом в восемь-десять печатных листов [7. Т. 3. Кн. 3. С. 400], встретил всеобщее одобрение.

Бодянский оставался в стороне от всей этой бурно разворачивавшейся на исходе 1830-х годов деятельности. Подготовка к предстоящему ученому путешествию в славянские земли, а затем и сама эта затянувшаяся на пять лет поездка основательно вырвала молодого слависта из круга забот и волнений его

собратьев по Обществу. Когда же он вторично - на этот раз уже не только формально - соединился с ними, вернувшись в Москву осенью 1842 г., от их былого энтузиазма времен избрания Строганова и Погодина не было и следа. За пять лет отсутствия Бодянского в ОИДР сменилось три библиотекаря, а публикация каталога рукописного собрания, о которой велись разговоры в 1836 г., все еще не была осуществлена. Более того, серия недоразумений между председателем и секретарем, помноженная на взаимную неуступчивость, привела к их едва скрываемой вражде. В результате Строганов перестал помышлять о новых привилегиях для Общества, а Погодин, очевидно тяготясь своими секретарскими обязанностями, все больше внимания уделял издаваемому им с 1841 г. частным образом «Москвитянину», в то время как «Русский исторический сборник» прозябал, так и не превратившись в изначально задуманное периодическое издание.

На фоне поглощавшей ОИДР с каждым годом стихии рутины и дрязг активность приступившего к делам Бодянского не могла остаться незамеченной. Так, сразу же по возвращении, на рубеже 1842-1843 гг., он выступает с сообщением об актах по русской и польской истории, найденных им в Познани, ходатайствует о получении славянских рукописей из церковных собраний, «требует настоятельно доступа к библиотеке» Общества, берется за составление плана издания новой серии трудов ОИДР, после того, как было решено закончить «Русский исторический сборник» десятым томом [9. С. 48-51]. К моменту, когда Погодин в очередной раз поставил перед сочленами вопрос о своем преемнике, Бодянский еще не успел нажить себе много врагов, что и предопределило итоги выборов нового секретаря. При баллотировке, состоявшейся в февральском заседании 1845 г., против его кандидатуры было подано только два голоса, которые принадлежали, видимо, его менее удачливым соперникам - помощнику директора Оружейной палаты А.Ф. Вельтману и библиотекарю Общества П.М. Строеву [10. С. 532-533].

Собравшимся на это заседание дали понять, что дело не ограничится заменой неугодного Строганову Погодина на лояльного Бодянского. По предложению председателя присутствовавшие принялись искать причины неудач последних лет и остановились на необходимости изменения устава. Ведущая роль нового секретаря при обсуждении этого вопроса проступает в дневниковой заметке, сделанной по этому поводу его предшественником: «Бодянский взялся написать конституцию. Комедия!» [8. Т. 8. С. 149]. Однако такое скептическое отношение к этому начинанию разделяли далеко не все. В Обществе закипела работа по преобразованию устава. К мартовскому заседанию было подготовлено восемь «мнений», только одно из которых - погодинское - было высказано против каких бы то ни было перемен [11. Ф. 440. Оп. 1. Ед. хр. 749. Л. 170]. Остальные приверженцы старых порядков воздержались от публичной полемики, хотя в частном письме прежнего секретаря поддержал заместитель Строганова, вице-президент ОИДР А.Д. Чертков [8. Т. 8. С. 150]. Остальные семь поданных «мнений» свидетельствовали о довольно внушительной поддержке инициаторов преобразований.

Свести все эти предложения к общему знаменателю был призван особый комитет, куда на правах секретаря вошел и Бодянский. Это, безусловно, должно было помочь ему отстаивать собственную позицию, обстоятельно изложенную в «Замечаниях на Устав ОИДР, касающихся некоторых изменений, дополнений и т.п., составляющих параграфы оного» [11. Ф. 440. Оп. 1. Ед. хр. 749.

Л. 147-154об.]. Анализ этого документа убеждает, что избрание Бодянского секретарем не было случайностью. Составленные в том же духе, что и большинство других представленных проектов, его «Замечания» отличаются от них куда большей продуманностью общего плана и четкостью формулировки отдельных положений.

Бодянский предлагал здесь, прежде всего, упорядочить работу Общества. Каждый из его участников должен был извещать остальных членов о выбранной им для изучения теме, затем, в свою очередь, выступать на заседании с чтением своего исторического исследования, после чего оно публиковалось в трудах ОИДР. Автор в таком случае получал в вознаграждение, по своему усмотрению, либо твердо установленную сумму денег, либо оттиски своего сочинения. Таким образом, все члены Общества оказывались включенными в его деятельность. Отвечать за работу этого механизма, согласно проекту Бодянского, должен был секретарь,

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»