научная статья по теме СОЦИАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ КАК ФАКТОР НЕРАВЕНСТВА Комплексные проблемы общественных наук

Текст научной статьи на тему «СОЦИАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ КАК ФАКТОР НЕРАВЕНСТВА»

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

2004 • < 4

Н.Е. ТИХОНОВА

Социальный капитал как фактор неравенства*

Проблематика социального капитала устойчиво вошла в последние годы в круг основных интересов как российского, так и международного социологического сообщества. Ей посвящена обширная литература, началось и нетрадиционное использование этого термина политологами, экономистами, психологами и т.д., каждый из которых вкладывает в понятие социального капитала что-то свое1.

Не останавливаясь подробно на анализе имеющейся по этому вопросу литературы, отмечу лишь, что в данной статье термин "социальный капитал" понимается как включенность в систему отношений (родственных, дружеских, земляческих и т.д.), обеспечивающая доступ к ресурсам других акторов (или более эффективное использование собственных ресурсов с их помощью), способствующая наращиванию совокупного капитала и, как следствие этого, - углублению неравенства в обществе. Таким образом, в данной статье социальный капитал понимается не столько как наличие основанных на доверии отношений или включенность в неформальные сети взаимоотношений или добровольческие ассоциации, сколько как одна из форм находящегося в распоряжении акторов капитала, различные формы которого (экономический, властный, культурный и т.д.) способны самовоспроизводиться и накапливаться, имеют ликвидность и доступный для измерения объем, конвертируются одна в другую и, самое главное, обеспечивают самовозрастание совокупного капитала - качество, принципиально отличающее капитал в любой его форме от "просто" ресурса2.

Последняя оговорка весьма существенна, так как подчас понятия социального капитала и социальных ресурсов (ресурсов социальных сетей) используются как синонимы. Применительно к российским условиям такое отождествление содержит в своей основе убеждение, что получение различных видов помощи - наиболее яркое проявление "социального капитала в действии".

* Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 03-03-00234а).

1 Например, И. Дискин обращает внимание на особенности развития процессов глобализации, связанные с институтом доверия, расширительно трактуя при этом понятие социального капитала и отождествляя его с любыми неформальными контактами [Дискин, 2003]. Расширительное толкование, когда социальный капитал фактически отождествляется с основанными на доверии отношениями, характерно и для статьи П. Шихирева [Шихирев, 2003].

2 Блестящий анализ основных форм капитала и их особенностей дан в [Радаев, 2003]. Используемая мной трактовка социального капитала в целом соответствует тому его пониманию, которое было подробно обосновано в этой статье.

Тихонова Наталия Евгениевна - доктор социологических наук, заместитель директора

Института комплексных социальных исследований (ИКСИ) РАН.

Применительно к ситуации нуждающихся россиян это верно, поскольку если в тяжелых обстоятельствах им никто не приходит на помощь, то это действительно означает, что у них отсутствует всякий ресурс сетей. Однако социальный ресурс для таких слоев означает не капитал, которым они могут свободно распоряжаться, обращаясь к нему по мере необходимости и используя в наиболее эффективной форме, обеспечивающей рост их совокупного капитала, а именно ресурс, используемый в форме, выбор которой часто зависит от предоставляющего помощь, а не от получающего ее, причем ресурс, который может постепенно исчерпываться, и связан в основном с гуманитарными соображениями предоставляющих помощь [Тихонова, 2003]. Действительно, вряд ли деньги, получаемые как милостыня от соседей (обычно имеющая форму долга, на возврат которого заранее не рассчитывают обе стороны), можно приравнять по их социально-экономическому смыслу даже к маленькому доходу, получаемому, скажем, от сдачи в аренду гаража-ракушки.

Таким образом, "ресурс социальных сетей", или "социальный ресурс", и "социальный капитал" - разные по своей социально-экономической сущности явления, причем использование помощи сетей применительно к ним обоим говорит лишь об актуализации потребности в использовании своего социального ресурса или социального капитала, а не об отсутствии или наличии ресурса сетей или социального капитала как таковых. Реально же капиталом ресурс сетей можно считать лишь в том случае, если можно установить отчетливую связь между наличием этого ресурса и возрастанием других видов капитала, прежде всего экономического.

Именно из этих общеметодологических соображений мы исходили, когда пытались определить наличие социального капитала у различных слоев населения и рассчитать показатели, отражающие его объем3. Основной целью нашего исследования при этом был анализ того, как именно ресурс сетей вообще и социальный капитал в частности влияют на положение индивидов в системе стратификации общества, какой из компонентов ресурсов сетей более, а какой - менее значим для реального положения индивидов, а также того, где "количество переходит в качество" и социальный ресурс становится социальным капиталом.

Для реализации этой цели было выделено три основных формы включенности в социальные сети: 1) включенность в сети повседневных контактов и поддержки; 2) включенность в институционализированные сети; 3) наличие связей как особой формы сетей, обеспечивающих доступ к наиболее дефицитным и высокоэффективным видам ресурсов. Каждую из этих форм социального ресурса мы пытались замерить и оценить с помощью специальных шкал, что позволило в итоге построить сводный индекс ресурса сетей и определить ту грань, где этот ресурс становится капиталом, а также примерную долю россиян, им обладающих.

Построение шкал осуществлялось следующим образом. Шкала включенности в сети повседневных контактов и поддержки ("доверие и помощь") замеряла, насколько "насыщенным" является ощущение индивидом наличия рядом с ним людей, с которыми он имеет построенные на доверии отношения и к которым можно обратиться за помощью в случае необходимости, а также реальное использование этой помощи в случае потребности в ее получении. Для расчета агрегированного показателя по каждому респонденту в отдельности по этой шкале использовались вопросы о прочности ощущения надежной поддержки и готовности помочь со стороны близких и коллег, о наличии надежных друзей, о том, как оценивается возможность общения с друзьями (ответ "хорошо"), о встречах и общении с друзьями как устойчивом компоненте досуга, а также ответ "получаем помощь со стороны" на вопрос о путях изменения своего материального положения в лучшую сторону. Это, разумеется, далеко не полный список позиций, которые хотелось бы замерить для максимально точного

3 Речь идет о работе, проведенной группой в составе Н. Давыдовой, И. Поповой и Н. Тихоновой (руководитель) в ходе реализации проекта "Изменяющаяся Россия: формирование новой системы стратификации".

расчета реальной включенности в сети повседневных контактов и поддержки (сюда нужно было бы добавить, в частности, вопросы о включенности в сети соседского и родственного общения, о характере и частоте получаемой помощи и т.д.), но, к сожалению, особенности использованного инструментария не давали возможности замерить в полном объеме все компоненты, необходимые для данной шкалы, как, впрочем, и для двух других шкал4. Первоначально шкала насчитывала семь позиций (от 0 до 6 баллов), но после статистической обработки в подпрограмме Chaid программы SPSS и содержательного анализа полученных данных она была сведена для целей корректного сопоставления с двумя другими шкалами к четырем позициям: 0 - полное отсутствие соответствующего ресурса; 1 - низкая; 2 - средняя; 3 - высокая ресурсная обеспеченность.

Шкала включенности в институциональные сети ("ассоциации") строилась на основе учета постоянных контактов в различных добровольческих ассоциациях - общественных организациях, политических партиях, клубах, кружках и т.д. Первоначально эта шкала насчитывала пять позиций (от 0 до 4 баллов), но после статистического анализа и содержательной обработки она также была сведена к четырем позициям по аналогии с предыдущей шкалой.

Наконец, шкала наличия связей ("связи") включала факты использования респондентами связей и знакомств для защиты своих интересов в течение года перед опросом, наличие представителей богатых слоев населения в их ближайшем окружении, а также оценку ими своего статуса как достаточно высокого со ссылкой на связи и знакомства. Первоначально эта шкала также насчитывала пять позиций, но впоследствии была сведена к четырем.

Таким образом, первая шкала означала степень включенности в устойчивые неформальные сети в целом, причем учитывала и качество этих сетей, прежде всего степень доверительности отношений в них и возможность их использования для реальной взаимоподдержки. Вторая шкала отражала включенность в сети, связанные с определенными формализованными или частично формализованными контактами, в основном - с членством в различного рода добровольческих ассоциациях. Наконец, третья шкала отражала наличие связей, являющихся особой формой сетей, обеспечивающих доступ к наиболее дефицитным ресурсам.

Методически решение поставленных целей обеспечивалось, во-первых, за счет анализа взаимосвязи объемов социального ресурса по каждой из шкал с принадлежностью индивидов к определенным стратам, различающимся по их уровню жизни5. Во-вторых, было проведено сравнение показателей экономического и социального ресурсов (учитывая ограниченность объема статьи, останавливаться на методике расчета экономического ресурса я не буду). Наконец, в-третьих, была рассмотрена связь улучшения материального положения респондентов за последние три года, с одной стороны, и объема и характера имеющихся у них социальных ресурсов - с

4 Данная статья подготовлена на эмпирических материалах исследования "Богатые и бедные в современной России" (руководители - М. Горшков и Н. Тихонова), проведенного ИКСИ РАН в марте 2003 г. По типу выборки это исследование распадалось фактически на две части и совмещало два типа выборки. С одной стороны, проводилось общероссийское репрезентативное исследование 1

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексные проблемы общественных наук»