научная статья по теме СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ РАЗВИТИЯ ТИХООКЕАНСКОЙ РОССИИ Экономика и экономические науки

Текст научной статьи на тему «СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ РАЗВИТИЯ ТИХООКЕАНСКОЙ РОССИИ»

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, 2015, № 6, с. 18-27

РОССИЯ: ЭКОНОМИКА, ПОЛИТИКА

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ РАЗВИТИЯ ТИХООКЕАНСКОЙ РОССИИ*

© 2015 г. В. Ларин

В статье анализируется политика развития восточных районов страны (Тихоокеанской России) в начале XXI в. Неудачи в попытках ускорения социально-экономического развития региона связываются в первую очередь с устаревшими и неэффективными методологическими подходами. Предлагаются принципиальные решения, способные содействовать реализации российских интересов на Тихом океане. В качестве альтернативы "комплексному экономическому развитию" рассматривается выделение в регионе трех поясов (зон) развития с акцентом на инвестиции в человеческий капитал.

Ключевые слова: Тихоокеанская Россия (ТР), Азиатско-Тихоокеанский регион, стратегическое планирование, развитие, интеграция

Статья поступила в редакцию 05.02.2015.

В реалиях XXI в. эффективное использование потенциала территории к востоку от Байкала (далее - Тихоокеанская Россия, ТР) оказывается ключевым фактором не только интеграции Российской Федерации в АТР, но и ее существования как глобальной державы. В последние годы правительство страны взяло курс на формирование новой модели развития Дальнего Востока, однако ее основы во многом взяты из прошлого. Представляется, что без принципиального изменения подходов ничего не изменится. И начинать надо с изменения отношения к самому региону, к его жителям, их жизни и интересам [см. подробнее: 1, 2].

ЧТО ТАКОЕ ТИХООКЕАНСКАЯ РОССИЯ?

Тихоокеанская Россия - это территория от Байкала до побережья Тихого океана, экономически и психологически ориентированная на Тихоокеанское экономическое пространство. ТР - это не только часть Евразийского континента. Она включает морскую экономическую (200-мильную) зону страны и восточную часть арктического шельфа. И в самом названии отражено не удаленное от европейской прародины местоположение (дальний от

ЛАРИН Виктор Лаврентьевич, доктор исторических наук, профессор, директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения РАН, РФ, 890950 Владивосток, ул. Пушкинская, 89 (victorlar@mail.ru).

Европы Восток), а стратегически важная притихо-океанская географическая позиция региона [3, 4].

Экономическая ориентация ТР на восток очевидна. Это обусловлено следующими факторами:

- во-первых, географической структурой внешних связей региона. В 2012 г. в общем объеме внешней торговли Дальневосточного федерального округа и Забайкалья на долю стран АТР пришлось 84.2%, в том числе на три страны Северо-Восточной Азии (Китай, Южную Корею и Японию) - 78%1;

- во-вторых, ориентированностью стратегий и программ развития территорий Тихоокеанской России на восток, на тесное взаимодействие со странами Северо-Восточной Азии (СВА) [4, 6,7, 8];

- в-третьих, предпочтениями жителей, увязывающих будущее ТР со странами СВА. В 2013 г. за первоочередное развитие отношений с Китаем высказались 68% опрошенных жителей региона, 52% - назвали приоритетными отношения с Японией, 49% - с Республикой Корея. В то же время за первоочередное развитие отношений с Западной Европой выступали лишь 6% респондентов [9, сс. 11-12].

* Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РНФ № 14-18-00161 "Дальневосточный ресурс интеграции России в АТР: опыт и потенциал регионального и приграничного взаимодействия".

1 В Сибирском федеральном округе на эти три страны пришлось 34.1% объема внешней торговли, в России в целом -17.2% [5].

Очевидно, что понятие "Тихоокеанская Россия" достаточно условно. С экономической и политической точек зрения единого региона не существует. Впрочем, такими же во многом формальными объединениями на сегодняшний день остаются Дальневосточный федеральный округ и особенно макрорегион "Дальний Восток-Прибайкалье", комплексное развитие которого предусмотрено в недавно принятой федеральной программе.

Внутренние связи между территориями Тихоокеанской России пока слабы. Но объединяющее их начало, которое одновременно и воодушевляет (платформа для интеграции в АТР), и пугает (призрак "сибирского сепаратизма") Москву, достаточно очевидно - это экономическая и все более выраженная социальная ориентация на Тихий океан.

ФИЛОСОФИЯ И ПОЛИТИКА

О важности процветающего Дальнего Востока для будущего всей страны рассуждали еще со времени присоединения Приамурья к России в середине XIX в. И в этом направлении предпринимались весьма активные действия. Правда, происходило это лишь тогда, когда возникала реальная угроза отторжения этих территорий от России [10]. Проблема вновь актуализировалась в первые годы XXI в. в силу геополитических и экономических причин.

Первая (и главная) причина заключается в том, что владение тихоокеанской территорией остается непременным условием присутствия России в АТР и обладания статусом глобальной державы, а ресурсы региона могут служить важным источником социально-экономического развития всей страны. В 2001 г. Совет по внешней и оборонной политике (СВОП) отметил принципиальную необходимость освоения тихоокеанских районов страны. "От того, в каком направлении будут развиваться на этих территориях федеративные, экономические, общественно-политические, социальные, демографические и этнонациональные процессы, - говорится в докладе СВОП, - будет все в большей мере зависеть внутренняя и внешняя, экономическая и оборонная политика всего государства" [11, 12].

Идею восприняло высшее руководство страны. В августе 2002 г. на совещании по проблемам социально-экономического развития Дальневосточного федерального округа прозвучала ключевая для всех последующих решений фраза Президента В. Путина об "огромном стратегическом значении" региона для России [13]. В 2012 г. на заседании Президиума Госсовета Президент ха-

рактеризовал Дальний Восток как "важнейший фактор процветания и роста могущества России в целом" [14].

Вместе с тем Тихоокеанская Россия воспринимается в Москве не только как важный ресурс для решения общенациональных задач, но и как источник серьезных политических, социально-экономических и управленческих вызовов и проблем. В ноябре 2002 г. на самом высоком уровне было признано, что существующие в регионе "серьезные демографические, инфраструктурные, миграционные, экологические проблемы, разбалансированность в его экономике... и напряжение в социальной сфере". "ограничивают возможности России по успешной интеграции в Азиатско-Тихоокеанский регион" [15].

Не менее серьезная угроза обнаруживается в несбалансированном развитии западных и восточных районов России, которое "таит в себе огромные стратегические угрозы" для ее будущего [16, с. 113]. В совокупности такие проблемы реанимировали опасения о возможности утраты Россией этой территории. Впервые В. Путин заявил о том, что существует угроза "существования региона как неотрывной части России" в июле 2000 г. [17]. Впоследствии эта тема озвучивалась на высшем уровне неоднократно. Наконец, значительная часть политической, управленческой и деловой элиты страны воспринимает саму мысль о развитии региона как тяжелое бремя и даже обузу для страны, осознавая, что реальное развитие требует огромных финансовых расходов и большого напряжения усилий.

Для решения выявленных проблем и ликвидации угроз до сих пор традиционно использовались два основных средства: 1) административно-политический ресурс (персональное внимание главы государства, политические установки, специальные органы управления, регулярные совещания, визиты руководства, давление на госмонополии и т.п.); 2) программно-целевое планирование. Были разработаны, утверждены и в той или иной степени запущены в работу два десятка федеральных стратегий, концепций развития Дальнего Востока, отраслевых программ, а также десятки региональных (краевые, областные, городские и т.д.). При этом каждая из них - яркое наследие традиций Госплана с лоббизмом ведомств (госкорпораций) и территорий и приматом методологических подходов, которые в современных условиях во многом архаичны и неэффективны. В их числе:

- акцент на "экономическое развитие" (производительные силы) региона, которому подчинено "социальное развитие";

- обязательное увеличение численности населения региона (прежде всего за счет переселения "соотечественников");

- более тесная привязка региона к Европейской России, борьба с его "дрейфом" в Азию.

Два последних подхода не имеют под собой логичных обоснований, питаются преимущественно застарелыми фобиями, предубеждениями и инстинктами и обусловлены страхом утраты территории. Эти страхи сегодня оказывают заметное влияние на формирование политики и принятие решений.

Полтора десятилетия активной идеологической, административной и финансово-экономической деятельности Президента и Правительства по реализации поставленных задач не могли не дать положительных результатов. Россия стала членом АТЭС и Регионального форума АСЕАН (АРФ), вышла на уровень диалогового партнерства, в том числе в рамках саммитов с АСЕАН. Доля стран АТЭС во внешней торговле России с 2006 по 2013 г. увеличилась с 17.1% до 24.7%. Китай стал ее главным внешнеторговым партнером (10.5% товарооборота). Существенно увеличился внешнеторговый оборот Тихоокеанской России. В период 2000-2013 гг. он вырос в 14 раз - с 2.8 до 39.9 млрд. долл. Построен нефтепровод Сибирь-Тихий океан. Успешно реализован грандиозный проект по подготовке Владивостока к Саммиту АТЭС.

Достигнутые успехи вместе с тем не позволяют закрыть глаза на неудачи и провалы. Пока КПД затраченных политико-административных и интеллектуальных усилий остается крайне низким. До сих пор инициатива высшего руководства слабо подкреплялась практическими действиями среднего и низшего звеньев управления и расшатывалась низким уровнем исполнительской дисциплины2. Очевидно, что существующего в российской административно-политической элите "про-АТРовского потенциала" оказалось недостаточно для воплощения идей и задач, сформулированных высшим руководством страны.

В марте 2014 г. руководитель Счетной палаты РФ Т. Голикова доложила Президенту России, что программы по раз

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Экономика и экономические науки»