научная статья по теме СТРАТЕГИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ БАРАКА ОБАМЫ: СТАРОЕ ВИНО В НОВЫХ МЕХАХ? Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «СТРАТЕГИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ БАРАКА ОБАМЫ: СТАРОЕ ВИНО В НОВЫХ МЕХАХ?»

УДК 327

СТРАТЕГИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ БАРАКА ОБАМЫ: СТАРОЕ ВИНО В НОВЫХ МЕХАХ?

© 2011 г. В.Н Конышев, А.А. Сергунин

Санкт-Петербургский госуниверситет

В статье анализируется стратегия национальной безопасности Б. Обамы. Проводится сравнение с аналогичными документами периода правления Дж. Буша-мл. Делается вывод, что, несмотря на некоторые новации, Стратегия-2010 соблюдает преемственность курса предшествующих администраций и отражает стремление Вашингтона придать идее американского лидерства более привлекательный вид в глазах иностранных партнёров и найти новые способы для возвращения США доминирующих позиций в мировой политике.

Ключевые слова: национальная безопасность, Б. Обама, лидерство США, стратегия.

Формирование стратегии национальной безопасности Б. Обамы затянулось почти на полтора года. Документ [18] был опубликован 26 мая 2010 г. и вызвал огромный интерес со стороны мирового экспертно-аналитического сообщества, которое давно ожидало, когда же новая американская администрация, пришедшая к власти в январе 2009 г., определится со своими концептуальными основами в этой области политики. По сложившейся в американской стратегической культуре традиции именно в доктрине национальной безопасности закладываются базовые принципы других важнейших компонентов международного курса Вашингтона - его внешнеполитическая и военная стратегии. Очевидно, что их содержание далеко небезразлично многим государствам мира.

Однако к разочарованию как партнёров, так и недругов США становление международного курса администрации Обамы, от которой многие игроки на мировой арене ожидали позитивных перемен (по сравнению с администрацией Дж. Буша-младшего), приобрело не только затяжной, но и во многом противоречивый характер. Так, несмотря на намёки относительно возможности сворачивания программы по созданию элементов системы ПРО в Чехии и Польше и сближению с Россией в данной сфере, подготовительные работы в этой области на первых порах были продолжены. Решение о прекращении прежней час* КОНЫШЕВ Валерий Николаевич - доктор политических наук, профессор кафедры теории и истории международных отношений факультета международных отношений Санкт-Петербургского госуниверситета. E-mail: Konyshev06@mail.ru; СЕРГУНИН Александр Анатольевич - доктор политических наук, профессор кафедры теории и истории международных отношений факультета международных отношений Санкт-Петербургского госуниверситета. E-mail:Sergunin60@mail/ru

ти программы ПРО было «озвучено» Б. Обамой лишь через восемь месяцев после прихода к власти - в сентябре 2009 года.

Вопреки неоднократным декларациям о намерении новой администрации наладить хорошие отношения с Китаем и Россией, директор Национальной разведки (в то время - Д. Блэр) заявил о намерении активизировать поиск «агентов влияния» в этих странах, с тем, чтобы сделать последние более дружественными по отношению к США [22]. Естественно, что подобные «сигналы», исходившие от новой администрации, были справедливо расценены этими двумя государствами как потенциальное вмешательство в их внутренние дела. Планы Б. Обамы снизить уровень военного присутствия США на Ближнем Востоке за счёт вывода американских войск из Ирака девальвировались активизацией военных операций и наращиванием воинского контингента США и НАТО в Афганистане.

Следует также отметить, что на первых порах международный курс Б. Обамы носил преимущественно пассивный, а не предвосхищающий характер. США просто реагировали на происходившие в мире события и не пытались сами воздействовать на их ход, за что и подверглись критике со стороны внутренней оппозиции и своих зарубежных партнёров [7, 8, 21].

Среди факторов, замедливших формирование доктрины национальной безопасности Б. Обамы и привнёсших в неё элементы противоречивости и пассивности, стоит отметить следующие:

• Неопытность в вопросах внешней политики как самого президента, так и ключевых лиц, ответственных за международный курс США (госсекретарь X. Клинтон, помощник президента по национальной безопасности Дж. Джонс, директор Национальной разведки Д. Блэр, директор ЦРУ Л. Панетта). Исключение составляли вице-президент Дж. Байден, несколько лет возглавлявший комитет по иностранным делам Сената США, и Роберт Гейтс, сохранивший за собой в новой администрации пост министра обороны (занимает этот пост с ноября 2006 г., с декабря 1991 г. по январь 1993 г. был директором ЦРУ). Многие эксперты с самого начала полагали, что на первых порах именно эти лица будут негласными руководителями американской внешней политики. Неслучайно на проходившей в феврале 2009 г. ежегодной Мюнхенской конференции по вопросам международной безопасности главой делегации США был Дж. Байден, а не X. Клинтон.

• Внимание администрации Б. Обамы было отвлечено от формулирования стратегии национальной безопасности глобальным финансово-экономическим кризисом. Сложившаяся ситуация требовала принятия скорейших мер и часто подталкивала Вашингтон к односторонним, порой эгоистическим действиям. Это также не способствовало формированию более широкого взгляда на вопросы мировой политики.

• Над «командой» Б. Обамы довлело наследие прошлой администрации, от которого избавиться было не так-то просто. В частности, администрация Дж. Буша-мл. успела облечь в международно-правовую форму планы по размещению элементов американской ПРО в Польше и Чехии, что затруднило для Б. Обамы отказ от них. К тому же, почувствовав угрозу своим позициям, ряд политиков восточно- и центральноевропейских государств, вовлечённых в сделку по ПРО, обратились с Открытым письмом к президенту США, в котором предостерегали его от принятия односторонних мер по этому вопросу [24].

Несмотря на решительные декларации Б. Обамы о прекращении военного присутствия США в Ираке, быстро вывести американские войска из этой страны оказалось делом далеко не простым как с военно-технической, так и политико-стратегической точек зрения. Невозможно было в одночасье и повернуть вспять антиамериканские настроения, охватившие значительную часть мира после серии военных интервенций США и их союзников в течение последнего десятилетия.

• Осложнило создание стройной военно-политической стратегии администрации Обамы и то объективное обстоятельство, что для процесса становления нового мирового порядка характерна особая сложность и неопределённость. В этом смысле Вашингтон не одинок: политическое руководство других центров силы также нередко вынуждено действовать наугад, без опоры на научное предвидение и понимание закономерностей развития мировой политики. Нелишне отметить, что ведущие направления внешнеполитической мысли США находятся в состоянии интеллектуального кризиса и зачастую неспособны предложить адекватное видение как нынешних, так и будущих мировых процессов. Это касается и неолиберальной парадигмы теории международных отношений, к которой относят философско-идеологические взгляды Б. Обамы и его единомышленников.

Тем не менее, наряду с факторами, препятствовавшими скорейшему формированию стратегии национальной безопасности Б. Обамы, действовали и такие, которые в конце концов всё-таки заставили Белый дом определить свои приоритеты в области международной политики. Как это ни парадоксально, но некоторые причины, которые усложняли выработку доктрины, одновременно делали необходимым скорейшее её принятие.

Так, изменение характера войн и вооружённых конфликтов, в которых США участвовали на протяжении последних 20 лет, внесло существенное обновление в военную политику администрации Обамы по сравнению с предшествующей администрацией. В частности, ещё до опубликования новой Стратегии национальной безопасности (далее: Стратегия-2010) Р. Гейтс, представляя в сенатский комитет по делам вооружённых сил предложения Пентагона по оборонному бюджету на 2010 фин. г., подчеркнул, что военное строительство должно проходить в соответствии с реальными потребностями вооружённых сил (ВС) и угрозами национальной безопасности США, а не мифическими целями, унаследованными по инерции со времён «холодной войны» [10].

В этом направлении особый акцент делается на подготовку к противоповстанческим и антитеррористическим операциям, а не полномасшабным войнам против регулярной армии противника. Вследствие этого планируется отказ от разработки и принятия на вооружение ряда дорогостоящих боевых систем. Соответствующим образом будет продолжена реформа сил передового базирования США, развивающая планы «трансформации» Д. Расмфелда (министра обороны при Дж. Буше-мл.): упор на применение высокомобильных подразделений специального назначения, а также сил, обученных эффективно нести охрану военных и гражданских объектов в условиях высокой активности террористов. Усиление ядерной угрозы (мнимой или реальной) со стороны Северной Кореи и Ирана также заставило администрацию Обамы внести коррективы в стратегию.

Ещё одним фактором, заставившим Белый дом поторопиться с определением концептуальных основ военно-политического курса, стало усиление ряда ре-

гиональных держав, предъявивших претензии на доминирование в своём ближнем геополитическом окружении («ревизионистских держав» - по выражению некоторых американских политологов) [9]. С точки зрения американских экспертов, речь идёт, прежде всего, о России после военного конфликта с Грузией 2008 г.; Китае, который активно наращивает своё влияние в Восточной Азии и проводит интенсивную модернизацию вооружённых сил; Иране, претендующем на роль регионального лидера исламского мира в борьбе с «американским империализмом» и «мировым сионизмом»; Венесуэле при У. Чавесе [3; 11; 16].

Поскольку с самого начала «команда» Б. Обамы столкнулась со значительным ростом антиамериканизма во всём мире, который в основном явился следствием агрессивной политики Дж. Буша-мл., поэтому одной из самых приоритетных задач новой администрации стало налаживание дружественных отношений с ключевыми игроками на мировой арене, а также избавление от стереотипов, ведущих к повышению конфликтности в мире (прежде всего, от мнения, что ислам, по определению, является источником терроризма и радикализма).

Что

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»