научная статья по теме ТРАНСАРКТИКА В КОНТЕКСТЕ РОССИЙСКИХ ПРИОРИТЕТОВ Экономика и экономические науки

Текст научной статьи на тему «ТРАНСАРКТИКА В КОНТЕКСТЕ РОССИЙСКИХ ПРИОРИТЕТОВ»

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, 2015, № 2, с. 106-114

АРКТИКА:

НОВЫЙ РЕГИОН МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

ТРАНСАРКТИКА В КОНТЕКСТЕ РОССИЙСКИХ ПРИОРИТЕТОВ

© 2015 г. Е. Лабецкая

Арктической проекцией метаморфоз глобализации стало формирование в этом макрорегионе виртуального транснационального политического пространства - ТРАНСАРКТИКИ (ТА). В статье на основе концепта пространства анализируются перспективы обретения Россией новых форматов глобального взаимодействия через взаимовыгодное транснациональное партнерство в Арктике. Рассматриваются возможности реализации в ТА евразийских и арктических преимуществ РФ как ключевого элемента глобального сопряжения Трансатлантического и Транстихоокеанского пространств.

Ключевые слова: Арктика, глобализация, иЫСЬОБ, национальные интересы, политическое пространство, регионализация, суверенитет.

Статья поступила в редакцию 11.06.2014.

В апреле 2014 г. арктическая тема в российском дискурсе приобрела новое звучание. На специальном расширенном заседании Совбеза РФ "О реализации государственной политики РФ в Арктике в интересах национальной безопасности" президент В.В. Путин поставил цель "качественно усилить" позиции России в Арктике, четко и последовательно "выдерживать этот вектор в государственной политике, в нашем стратегическом планировании". В разряд приоритетов выдвинута задача "не отставать от партнеров, сохранять российское влияние в регионе, а где-то и опережать наших партнеров"1.

Новый взгляд на арктический международный макрорегион обусловлен, в том числе, необходимостью нейтрализовать попытки изолировать Россию от процессов глобального управления (ГУ). Их проявлением, в частности, стал "демонтаж" 0-8 до уровня 0-7. Контрмерой России на это могло бы стать использование процессов транснационализации для реализации ее пространственно-геополитических преимуществ. Речь идет об инициации создания новых международных институтов и механизмов, "лидерство в разработке принципов функционирования" которых, как верно подмечено Ф.Г. Войтоловским, предоставило бы РФ, помимо вышесказанного, и "важное средство международной конкуренции" [1, с. 79].

ЛАБЕЦКАЯ Екатерина Олеговна, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, РФ, 117997 Москва, ул. Профсоюзная, 23 (lbtskaya@imemo.ru).

1 Сайт Президента РФ. Available at: http://news.kremlin.ru/ news/20845 (accessed 22 April 2014).

Своеобразным "испытательным полигоном" для этого мог бы стать арктический макрорегион, с его виртуальным транснациональным политическим пространством (ТНП) - ТРАНСАРКТИКОЙ (ТА) - Trans-Arctic. Безусловно, тенденции к транснационализации в Арктике, становление ТА сопряжены с серьезным вызовом российскому экспертному сообществу и политическому руководству. С одной стороны, РФ не может поступиться своими национальными интересами, пойти на сужение своих прав и полномочий в зонах, на которые распространяются ее суверенитет и юрисдикция. С другой стороны, формирование нового глобального режима управления в Арктике дает шанс для упрочения лидерства России, крупнейшей арктической державы, в этом полярном районе, ибо "привносимые им социально-экономические и политико-репутационные дивиденды могут быть предельно высоки" [2, с. 127].

Теоретик транснационализма Р. Кеохейн утверждал, что анализировать мировую политику 90-х годов ХХ в. - значит обсуждать международные институты [3]. Сегодня с не меньшим основанием его тезис можно развить: анализировать мировые процессы XXI в. - значит обсуждать проблемы ТНП. К тому же сопряжение в общечеловеческих интересах разных ТНП дает оптимальную синер-гическую модель ГУ. Исходя из этого рассмотрим ТА - виртуальное ТНП мирового Заполярья.

ПРОСТРАНСТВЕННЫЙ АСПЕКТ

"Применение концепта пространства, - правомерно утверждает И.Л. Прохоренко, - предоставляет уникальные возможности чрезвычайно

широкого и многостороннего изучения явлений политической жизни" [4, с. 72]. Обращение к категории пространства как явлению, стремительно усложняющемуся функциональной и социальной структурой современного общества, поддерживает М.В. Стрежнева, отстаивая важность "осознания происходящего сжатия пространства и времени, ведущего к реорганизации общественно-политических отношений в мире, где заметнее становятся негосударственные акторы, чья активность преодолевает национально-государственные границы" [5, сс. 7-9].

Принимая при изучении транснационализации Арктики политическое пространство в качестве эффективного концепта, будем опираться на предложенную Н.А. Косолаповым дефиницию "пространства", как «части организационной "надстройки" над данной территорией, в которой данные пространственные формы и отношения не просто присутствуют время от времени, но утвердились на повседневной основе» [6, с. 8].

Иными словами, ТА - отнюдь не совокупность национальных территорий "приарктических государств", а виртуальное пространство, складывающееся в реалиях трансграничного взаимодействия разноуровневых акторов на основе формальных/неформальных механизмов. ТА характеризуется процессом транснационализации преимущественно по горизонтали. Будучи еще "разреженной" на нынешнем этапе своего развития, ТА вместе с тем обладает контурами и многоуровневого порядка, чреватого вызовами региональной межгосударственной системе со стороны субъектов транснационализации. Впрочем, арктические государства, вовлеченные в этот процесс, пока сохраняют главенствующие позиции.

Значение транснационализации тающих и ледовых просторов Арктики столь велико, что известный тезис Х. Маккиндера с полным основанием можно перефразировать: "Кто владеет трансарктическими артериями, тот владеет миром". Именно вокруг Северного морского пути (СМП) России и Северо-Западного прохода (СЗП) Канады, своеобразного "арктического моста", соединяющего ТА с Трансатлантическим и Транстихоокеанским пространствами, идут серьезные политологические и юридические дебаты [7, с. 13; 109].

Арнольд Уолферс, его последователи Джозеф С. Най мл. и Роберт Оуэн Кеохейн обусловливали транснационализацию участием в мировой политике, наряду с акторами-государствами, негосударственных игроков, порою столь влиятельных, что они могли составить сильную конкуренцию

даже государствам [8, р. 330]. Это важно учитывать при разработке российской стратегии в ТА, где все отчетливее просматривается независимая транснациональная деятельность негосударственных субъектов (добывающих, транспортных, торговых, производственных, страховых ТНК2, международных НПО), а также игроков из числа влиятельных государств-"внерегионалов". Их глобальное взаимодействие осуществляется по коммуникационно-информационному, логистическому, финансово-экономическому, экологическому, межличностному (включая туризм) направлениям и в сфере обеспечения безопасности (организация поиска и спасения в арктической зоне).

СУБЪЕКТЫ МНОГОУРОВНЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ

Остановимся на наиболее значимых элементах управленческой системы ТА. Сложившийся здесь под воздействием глобализации достаточно широкий круг разноуровневых акторов пока группируется вокруг Арктического совета (АС), который вполне можно считать системообразующим элементом ТА. Здесь формируются механизмы ГУ экономическими, политическими, социальными процессами. Прослеживается и тенденция ролевой трансформации системы управления на основе единства и борьбы противоположностей. В ТА имеют место сплетение и конкуренция субъектов управления - национальных и международных, региональных и глобальных.

АС учрежден в 1996 г. в мировом Заполярье "арктической восьмеркой"3 (А-8) в целях регулирования охраны окружающей среды и обеспечения устойчивого развития. По мере его организационного становления (создание в норвежском городке Тромсе Постоянного секретариата, расширение числа наблюдателей-"внерегионалов" и, соответственно, объектов регулирования, придание решениям Совета обязательного характера) усиливается тенденция превращения АС в некое "арктическое правительство". Его первым транснациональным актом можно считать подписанное А-8 в 2011 г. юридически обязывающее Соглашение о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании в Арктике.

2 В разные периоды времени в той или иной степени интерес к ТА проявляли такие мощные ТНК, как Shell, British Petroleum, ExxonMobil, Total, Chevron, британская Cairn Energy, российские гиганты "ЛУКойл", "Газпром", "Роснефть".

3 А-8 - Дания, Исландия, Канада, Норвегия, Россия, США, Финляндия, Швеция.

Документ закрепил за неформальными лидерами АС - "приарктической пятеркой"4 (А-5) - индивидуальную зону спасательно-поисковой ответственности в рамках их исторических "секторальных" юрисдикций. В 2013 г. АС пополнил юридическую базу ТА Соглашением по реагированию на разливы нефти, принятом на заседании глав внешнеполитических ведомств государств -членов АС в шведском городе Кируна.

Тщательность проработки в Совете статуса постоянных участников и различных категорий присутствующих в нем наблюдателей отражает серьезную озабоченность А-8, прежде всего лидирующей А-5, сохранением контроля над ТА. Не случайно в Илулиссатской декларации, принятой А-5 в 2008 г. в Гренландии на конференции по Северному Ледовитому океану (СЛО), констатируется отсутствие "необходимости в разработке нового всеобъемлющего международного правового режима для управления"5 СЛО. Между тем расширение в АС института наблюдателей из числа "внерегионалов" свидетельствует не просто об увеличении числа субъектов, стремящихся стать причастными к транснациональному режиму управления, но и отражает усиливающиеся процессы сопряжения ТА с другими ТНП.

Постоянным участникам АС предоставлено право принятия решений наряду с правительствами стран-учредителей. Им обладают шесть организаций коренных народов Арктики6. Статус наблюдателя предоставляется на четыре года с возможностью последующего продления (при необходимости отзыва) государствам-"внерегио-налам", межправительственным и межпарламентским структурам, а также специализированным организациям, включая НПО. При этом наблюдателям вменяется в обязанность признание суверенитета и суверенных прав А-8, огра

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Экономика и экономические науки»