научная статья по теме ЖАКЛИН ВОНС. ВРАЧ, ИНСТИТУТЫ, КОРОЛЬ. МЕДИЦИНА И ПОЛИТИКА В XVI-XVII ВВ. ПАРИЖ, 2012. ПРОЕКТ «МЕДИЦИНА И ДВОР» 2006-2011 УНИВЕРСИТЕТА ФР. РАБЛЕ В ТУРЕ [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС] История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «ЖАКЛИН ВОНС. ВРАЧ, ИНСТИТУТЫ, КОРОЛЬ. МЕДИЦИНА И ПОЛИТИКА В XVI-XVII ВВ. ПАРИЖ, 2012. ПРОЕКТ «МЕДИЦИНА И ДВОР» 2006-2011 УНИВЕРСИТЕТА ФР. РАБЛЕ В ТУРЕ [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]»

Возможно, о королевском опыте стоило бы сказать отдельно в рассматриваемой работе, хотя автор довольно часто упоминает, что Филипп Храбрый проводил политику «à la française». К тому же конструкции теоретиков всегда опережали реальные возможности и тем самым задавали тон притязаниям верховной власти. Поставив в начале своей работы вопрос о природе власти герцога-графа, М. Бубеничек, как кажется, не дает четкого ответа на него, несмотря на то что подробно показывает использование государем различных способов реализации своих претензий на высшую власть на политическом пространстве Франш-Конте и констатирует слабость позиции герцога-графа, чьи отношения с подданными строились на личной верности государю. Тем не менее, в отличие от традиционного мнения о том, что в правление Филиппа Храброго имели место поступательное развитие государственных институтов и постепенная централизация Бургундского государства, М. Бубеничек показывает неоднозначность этого процеса.

Книга М. Бубеничек будет весьма интересна всем, кто занимается не только историей Франш-Конте или Бургундского государства, но и историей других политических образований на территории Западной Европы.

Р.М. Асейнов

JACQUELINE VONS, LE MEDECIN, LES INSTITUTIONS, LE ROI. MEDECINE ET POLITIQUE AUXXVI-XVIISIECLES, PARIS, COUR DE FRANCE. FR., 2012. OUVRAGE NUMERISE INEDIT MIS EN LIGNE LE 1ER AVRIL 2012 DANS LE CADRE DU PROJET DE RECHERCHE "LA MEDECINE A LA COUR DE FRANCE (XVI-XVII SIECLES)" [HTTP://COUR-DE-FRANCE.FR/ARTICLE2342.HTML.]

ЖАКЛИН ВОНС. ВРАЧ, ИНСТИТУТЫ, КОРОЛЬ. МЕДИЦИНА И ПОЛИТИКА В XVI-XVII ВВ. ПАРИЖ, 2012. ПРОЕКТ «МЕДИЦИНА И ДВОР» 2006-2011 УНИВЕРСИТЕТА ФР. РАБЛЕ В ТУРЕ [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС].

Во Франции существует объединение историков, изучающих историю французского королевского двора со времени его возникновения вплоть до XIX в. С недавних пор это объединение имеет свой интернет-портал http://cour-de-france.fr. Одним из постоянных проектов портала является изучение французской придворной медицины, и составной частью его стала работа Жаклин Вонс, профессора университета в Туре, где излагаются результаты проекта «Медицина и двор». Задачей проекта

было изучение среды университетских медиков, преимущественно парижских: определение социального контекста медицинской среды.

При чтении этой работы можно выделить ряд аспектов, которые анализирует автор при характеристике медицинского сообщества:

- «бюрократическая» составляющая (порядок назначения на должности, присвоения ученой степени и пр.);

- медицинская составляющая (преподавание анатомии, появление новых лекарств и новых методов лечения, а также реакция на них разных медицинских кругов);

- исключительно удачно выполнена биографическая составляющая работы. Авторы проекта собрали биографические сведения о первых королевских лекторах, профессорах университета и других личностях, известных в медицинском мире;

- отдельные казусы, представляющие особый интерес.

Во введении автор дает краткий очерк истории университетской медицины в Париже. О раннем этапе существования медицинских школ сведений немного, первый известный документ датируется 1213 г., в нем указывается, что врачи, в отличие от выпускников других факультетов, должны получать особую лицензию. В работе также восстанавливается путь, которым должен был идти человек, получавший врачебную профессию - от студента до (возможно) профессора, со всеми необходимыми экзаменами, ритуалами и присягами.

Ж. Вонс анализирует проблему сосуществования и взаимодействия различных медицинских сообществ. К традиционному сосуществованию университетских врачей, хирургов, повивальных бабок, аптекарей, врачевателей без официального статуса в XVI в. прибавляется существование еще одной группы: «королевских врачей», или «королевских лекторов». К этому времени относятся и первые попытки королевской власти действовать вместе с врачами в общественных интересах. Вмешательство королевской власти в университетскую жизнь на ранних этапах было минимальным, в значительно большей степени она находилась под религиозным контролем, но в XVI в. становится все больше и больше.

В 1529 г. Франциск I решил создать особое учебное заведение для обучения гуманитарным дисциплинам (Collège Royale). Преподавание медицины в нем изначально не предполагалось, и только в 1542 г. там появился первый лектор по медицине - Гвидо Гвиди из Флоренции. Ж. Вонс утверждает, что он получил статус «королевского лектора» исключительно по воле короля, хотя на этот счет существуют разные точки зрения: то ли он был настолько знаменит, то ли все же сдавал экзамен. Если коллеж создавался для изучения и комментирования древних текстов, то медики не составляли исключения. Они были эрудиты, эллинисты, восстанавливали греческие (в том числе и византийские) медицинские тексты.

Автор задается вопросом, по какому принципу тот или иной врач занимал кафедру в университете или становился «королевским» лектором (были случаи, когда один и тот же человек совмещал обе должности). Не всегда можно понять, чем определялся выбор короля, но разница заключалась в том, что королевский лектор зависел исключительно от его воли и факультет не мог повлиять на его избрание или увольнение, а университетский лектор избирался факультетом.

Остро стояла и проблема статуса лекторов. У медицинского факультета оставалась монополия на присвоение званий и на медицинскую практику. Этой монополии угрожал не столько Collège Royale, сколько другие профессиональные категории, в частности придворные врачи. Факультету приходилось смириться с существованием «maison médical du roi», в который входили и врачи, и хирурги, и цирюльники, что нарушало монополию. «Медицинский дом короля», т.е. группа медиков, отвечавших непосредственно за здоровье королевской семьи, появился, по-видимому, в правление Генриха III. При последних Валуа король часто именно из профессоров выбирал себе придворных врачей. Это был очень узкий круг, должность придворного врача часто передавалась по наследству, и автор приводит ряд примеров таких династий.

Во второй половине XVI в. углубился конфликт между факультетом и теми его профессорами, кто одновременно выполнял функцию «королевских лекторов». Этот конфликт усугублялся и религиозной ситуацией. В 1570 г. после мира в Сен-Жермен-ан-Ле университет получил предписание учить только католиков. Были исключены 6 докторов-протестантов, но их приняли обратно после вмешательства герцога Монморанси, герцога Орлеанского и самого короля.

Во второй половине XVI в. получает некоторые новые аспекты и пресловутая история противостояния факультета и корпораций хирургов. В отношениях факультетских врачей и хирургов было несколько традиционных «болевых точек», прежде всего преподавание анатомии: факультет имел эксклюзивное право приобретать тела для анатомирования, и хирурги испытывали большие сложности при изучении строения человеческого тела. Начало конфликта официально можно отнести к 1505 г., когда парижские цирюльники подали факультету просьбу присутствовать на вскрытиях. Факультет также предпринимал попытки подчинить себе корпорацию хирургов высокого класса, но они отстаивали свою самостоятельность. Например, в 1531 г. только пять хирургов из коллежа Святого Косьмы1 смогли быть внесены в регистры факультета, получили право присутствовать на занятиях анатомией и должны были принести присягу факультету. Король пытался положить конец конфликтам между врачами, хирургами и цирюльниками, приказав проводить публичные занятия по анатомии. Документ 1547 г. определил

1 Коллеж св. Косьмы - знаменитое учебное заведение в Париже, готовившее хирургов высшей квалификации.

статус цирюльников на факультете, включая плату за обучение, условия присутствия на вскрытиях и пр.; при этом цирюльникам было запрещено посещать другие занятия, кроме анатомии. Конфликты на вскрытиях, впрочем, продолжались.

Постепенно профессора, бакалавры, лиценциаты и магистры хирургии получали те же привилегии, что все члены университетского сообщества. В их обязанности входили ежемесячные бесплатные консультации для больных. Никакой студент не мог быть принят в коллеж хирургов, пока не выучит латынь и не сдаст экзамен. Это официально утверждало двойной статус хирургов «в длинных мантиях»: они составляли профессиональную корпорацию, подчинявшуюся авторитету прево, но организованную по университетской модели, с теоретическим и практическим обучением (анатомия и хирургия), присвоением степеней. Как и студенты-медики, хирурги должны были присутствовать на лекциях, готовить диспуты; взамен они пользовались привилегиями университета. Но и здесь Collège Royale постепенно захватывал новые позиции: Генрих III создал пост «королевского лектора» хирургии. В 1574 г. там была создана первая кафедра хирургии.

С конца XVI в. кажущееся единство, когда человек мог одновременно занимать пост профессора факультета и королевского лектора, начало распадаться. Король стал выбирать себе врачей вне факультета и поощрял введение новых методов терапии. Все это происходило в условиях доктринальной оппозиции между Парижем и Монпелье: Парижский факультет традиционно был оплотом галеновской терапии, а медицинская школа Монпелье считалась прибежищем сторонников «прогресса». Ряд фундаментальных открытий в физиологии ставил современников в тупик: надо было решить, принимать или нет идею Гарвея о кровообращении, существование лимфатических сосудов, описанных Ж. Пеке, и другие новшества. Ж. Вонс считает, что выбор королей диктовался не только большей эффективностью новых методик, но также желанием утвердить свою волю в сфере здравоохранения. (Думаю, что скорее именно последним, поскольку эти открытия далеко не сразу оказали влияние на повседневные лечебные практики, и «эффективность» новой медицины показала себя еще не скоро. «Учение Галена представляло собой целостную систему знаний, объяснявшую все многообразие процессов жизнедеятельности человека. У. Гарвей опровергал ключевые положения этой системы, предложив взамен лишь гипотезу о движении крови, в рамках которой, например, становился совершенно непонятным

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»